Судьба Microisoft в немалой степени зависит от того, насколько хорошо Рей Оззи сможет заменить Билла Гейтса Уход Билла Гейтса, основателя Microsoft, человека, ставшего символом корпорации, приходится на поворотный момент в ее истории. Она ведет борьбу с Google, которая уверенно претендует на роль архитектора новой Web-экономики. Google – это, возможно, наиболее опасный противник из всех, которые когда-либо были у корпорации.

После ухода Гейтса на двух очень разных лидеров, генерального директора Стива Баллмера и главного архитектора Рея Оззи, ложится сложная миссия - преобразовать Microsoft так, чтобы корпорация могла занять ведущие позиции в тех отраслях, где Web, а не персональные компьютеры, определяет характер использования технологий.

Оззи со всей очевидностью становится наследником Гейтса и оказывается под жесточайшим давлением. От того, как он будет действовать в качестве архитектора программного обеспечения после ухода Гейтса, в полной мере зависит способность Microsoft добиться в сфере Internet-рекламы и сервисов на базе хоста той же доминирующей роли, которую корпорация играла в отрасли ПК в минувшие 20 лет.

Оззи выполнял обязанности архитектора программного обеспечения на протяжении всего двух лет и все это время тесно работал с Гейтсом, подготавливая его уход 27 июня этого года. Если Баллмер управлял компанией один после того, как Гейтс в 2000 году оставил свой пост генерального директора, то Оззи не имел случая доказать (или опровергнуть) своей способности в течение продолжительного времени заниматься руководящей работой. Оззи может рассчитывать на помощь других членов относительно нового руководящего состава Microsoft, в том числе директора по исследованиям Крейга Мунди и директора по операциям Кевина Тернера, именно взаимоотношения Оззи с Баллмером и способность первого твердо проводить определенную линию в технологическом развитии Microsoft в ближайшие пять-десять лет определят, сможет ли корпорация победить Google на ее поле.

Баллмер – опытный специалист по продажам; он определял соответствующий стиль решения проблемы с Web. Стиль этот проработан до мелочей, но до сих пор не давал хороших результатов.

Под руководством Баллмера Microsoft росла за счет приобретения технологий – достаточно вспомнить множество небольших производителей средств виртуализации, которые корпорация приобрела для укрепления этой стратегии. Однако природа этих приобретений начала изменяться, что доказывает намерение Баллмера несколько откорректировать свою стратегию таким образом, чтобы корпорация могла адаптироваться к отрасли, которая уже переросла представление о ней, сформировавшееся у основателя компании – Билла Гейтса. Так полагает Стюарт Олсоп, сооснователь и партнер венчурной фирмы Alsop Louie Partners, который уже долгое время занимается анализом развития отрасли. Для достижения успеха в соперничестве с Google на рынке онлайн-рекламы, Microsoft оценивает будущие покупки с точки зрения их ценности для корпорации на данный момент, как отметил Олсоп. "Yahoo покупалась ради оборота – оборота и трафика", - считает Олсоп. Провал этой сделки свидетельствует о том, что такого рода изменение стратегии – и способность Баллмера управлять им – нельзя считать делом решенным.

Оззи, наделенный интуицией в сфере технологии и последователь Гейтса, должен сыграть роль своего рода противовеса "фирменным" методам Баллмера. Он, безусловно, является публичной фигурой, но при этом появляется на публике гораздо реже, чем Баллмер, и вызывает к себе более сдержанное отношение. Складывается впечатление, что он относится к себе значительно серьезнее, чем Гейтс, который не опасался выставить себя в смешном свете в видеороликах корпорации. Оззи демонстрирует куда более строгие манеры, нежели его предшественник. Он выступает в классических костюмах с галстуком в отличие от той свободной одежды, в которой не стеснялся показываться на сцене Гейтс. Пожалуй, Оззи понимает, что он должен с самого начала составить о себе мнение, как о серьезном человеке, если хочет, чтобы его таким принимали всегда.

Как последователь Гейтса, Оззи отвечает за выбор направления развития технологии Microsoft, в том числе и за то, как это затрагивает все сферы бизнеса, особенно в части реализации перспективных планов компании в отношении Web-сервисов. Его первая крупная презентация на конференции TechEd в 2006 году в том же месяце, когда он занял пост главного архитектора, стала, фактически, первым публичным объявлением новой стратегии "программное обеспечение плюс сервисы". Сейчас Microsoft находится примерно в середине пути к реализации этого плана. Он определяет постепенный переход от пакетного программного обеспечения к предоставлению как готовых программных продуктов, так и сервисов на базе хоста. Будучи "технарем", Оззи, скорее всего, продолжит традицию Гейтса, которая до сих пор приносила Microsoft прекрасные плоды, - "обхаживать" разработчиков как способ одержать верх над компаниями, подобными Google, уже лидирующими на рынке, который Microsoft пожелала завоевать.

В этой роли Оззи, похоже, будет блистать; в недавнем интервью Financial Times он сам сказал, что он "ближе к технологии и продуктам", чем даже сам Гейтс. Однако у Оззи может не оказаться одного важного для бизнеса качества, которым Гейтс несомненно обладает в полной мере, – несокрушимая готовность сражаться за идею или бизнес до тех пор, пока не удастся добиться успеха, независимо от того, какой ущерб наносится всему, что окружает поле битвы. От этой своей деловой жилки страдал и сам Гейтс, особенно когда Windows стала операционной системой де-факто для рынка ПК и популярной платформой разработки бизнес-приложений, отметил Шейн Гринстейн, профессор школы менеджмента Kellogg School of Management Северо-Западного университета.
"Гейтс демонстрировал практически уникальное сочетание целеустремленности, настойчивости и терпения, когда преследовал свои цели, - написал Гринстейн в эссе, посвященном Биллу Гейтсу, под названием The Long Arc Behind Bill Gates' Wealth (что буквально переводится как "Электрический разряд как основа благополучия Билла Гейтса"). - Так например, он с настоящей яростью заставлял себя изучать то, в чем, как ему казалось, он должен был разбираться, он настаивал на продолжении переговоров до тех пор, пока не получал согласия по нужным ему вопросам, и при этом он был готов терпеливо ждать отдачи от инвестиций".

Неизвестно, отличается ли Оззи такой же настойчивостью, отметил Гринстейн в интервью. В то же время, отсутствие своего рода "упертости" в достижении целей может оказаться как раз сильной стороной Оззи. Что касается Гейтса, то это была его ахиллесова пята. Гейтс был настолько поглощен заботой о том, чтобы Windows сохраняла свое место в технологической отрасли, ориентированной на ПК, что, фактически, проглядел становление нового бизнеса, построенного на рекламе в Web. Он понял, что ситуация изменилась, уже тогда, когда она обернулась не в его пользу, заметил Гринстейн.

"Представление Гейтса о том, как использовать открывающуюся возможность – и, в частности, Internet – основывалось на его опыте работы на рынке ПК. Он настолько хорошо знал этот рынок, что не смог понять, как следует разрабатывать бизнес-модель с учетом Web. Он не понял, что множество фирм, открытых совсем недавно, знают, как использовать Web для бизнеса". Гринстейн предположил, что Гейтс, возможно, даже отдает себе отчет в том, что это качество, по сути ставшее его недостатком, не позволяет ему руководить корпорацией на пути преобразования, и поэтому решил передать бразды правления Оззи – для блага Microsoft. В отличие от Гейтса, Оззи уже доказал, что он знает, когда отказаться от ставшего уже привычным проекта в пользу тенхологических новаций. Несколько лет назад он отказался от Lotus после продажи его IBM ради открытия Groove Networks, то есть он способен пойти на эксперимент с формирующимися технологиями, как это было в случае с одноранговыми сетями.

Технология Groove позволяла организовать совместную работу как в онлайновом режиме, так и офлайне, и она нашла себе место в пакете Office корпорации Microsoft; Оззи применяет те же идеи и в отношении стратегии корпорации, направленной на такие Web-сервисы, как Live Mesh. Впрочем, вопрос, насколько успешно Оззи сможет ориентироваться в постгейтсовской культуре Microsoft, остается открытым, поскольку здесь, безусловно, ожидаются большие перемены.

Непонятно, будет ли Оззи, не находящийся с Баллмером в таких отношениях, как Гейтс, обладать достаточной властью для проведения в жизнь своих технологических идей.

"Талант не решает здесь всего, - отметил Олсоп. - Вопрос в том, кто будет принимать решения. И от Баллмера это зависит в большей степени, чем от Оззи". И в самом деле, генеральный директор компании Forrester Research Джордж Колони сказал, что Баллмер сохраняет приверженность наследию Гейтса, и "компания в значительной степени находится в тени этого человека", который будет оказывать огромное влияние на моральный климат в ней, не находясь здесь и незначительной доли того времени, что раньше.

"Когда, образно говоря, в твою компанию каждый день не приходит на работу самый богатый человек в мире, чувствуешь себя на рабочем месте несколько иначе, - пояснил он. - Ты уже не работаешь в известной степени бок о бок с выдающейся личностью. И отношение к работе становится чуть прохладней". Одно дело, сможет ли Баллмер "перестать следовать в своих действиях слову Гейтса» и на деле изменить компанию, отметил Колони. И другой вопрос в том, удастся ли в этой культуре Оззи занять место Билла Гейтса. Ответ на второй вопрос может зависеть от способности Оззи оказывать вдохновляющее воздействие на собственный коллектив программистов, а также на большое сообщество разработчиков, которое сформировалось вокруг корпорации, и провести в жизнь свое представление как о ней, так и о будущем Web, подчеркнул Гринстейн.

Гейтс более известен не своим чутьем к инновациям, но поистине гениальной способностью держаться на рынке популярных бизнес-технологий. Однако он был в состоянии убедить разработчиков пойти против их собственной природы, предполагающей в первую очередь независимость мышления. "Гейтс был способен убедить тысячи программистов отказаться от своей независимости ради целей организации, которая не всегда оказывалась на переднем крае прогресса, - напомнил Гринстейн. - Это противоречит инстинктивным побуждениям большинства программистов. И это была исключительная способность". Как главный создатель будущей стратегии Microsoft в отношении Web, Оззи должен балансировать между нуждами компании и более широкими нуждами отрасли, отходя от исторически сложившейся приверженности Microsoft частным разработкам в направлении открытых технологий Web, основанных на стандартах. И ему ничего не остается, как надеяться, что разработчики встанут на его сторону.

Разумеется, всегда остается вероятность, что у Оззи будет всего несколько лет, чтобы провалить свою роль последователя Гейтса или справиться с ней. Олсоп, например, говорит, что не будет удивлен, и, фактически, даже ожидает того, что сооснователь Microsoft будет следовать "действительно устоявшейся схеме", в соответствии с которой спустя короткое время бывшее первое лицо корпорации вернется, чтобы возглавить ее, если дела после его ухода пойдут не идеально. "Я почти уверен, что через три-пять лет Билл Гейтс вернется и займет место генерального директора Microsoft", - заявил Олсоп.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями