DataLine Юрий Самойлов
ЮРИЙ САМОЙЛОВ: «Рост рынка естественным образом стимулируют те преимущества, которые дает заказчикам облачная модель построения ИТ-инфраструктуры»
Источник: DataLine

Российский рынок IaaS находится в начальной стадии формирования, однако на нем уже можно выделить ряд игроков, накопивших солидный опыт предоставления инфраструктурных ИТ-сервисов. Этот опыт позволяет некоторым провайдерам IaaS ежегодно добиваться кратного увеличения своего облачного бизнеса. Нюансы успешной стратегии на рынке инфраструктурных ИТ-сервисов раскрывает в интервью нашему изданию генеральный директор компании DataLine Юрий Самойлов.

Ваша компания уже почти два года предлагает на рынке коммерческие облачные сервисы, в том числе IaaS. Вы могли бы дать определение этому термину? Что вы вкладываете в понятие «инфраструктура как сервис»?

Я придерживаюсь общепринятого определения IaaS. Это набор сервисов, которые обеспечивают клиентам доступ к виртуальным вычислительным ресурсам в необходимом для них объеме — к дисковому пространству, процессорной мощности, оперативной памяти, платформенному программному обеспечению. Вот такого рода сервисы IaaS оказывает DataLine своим клиентам на базе собственной сети дата-центров уровня Tier3 в Москве (речь идет о соответствии стандарту TIA-942. — А.Е.). Наши клиенты могут за потребление тех или иных ресурсов платить фиксированную ежемесячную сумму либо выбрать модель Pay As You Go, в основе которой автоматическая система почасовой тарификации используемых ресурсов. Первый вариант оптимален в случае, если заказчик может легко прогнозировать объем необходимых виртуальных мощностей; второй подходит клиентам, чьи системы и объемы данных в облаке динамично изменяются, и эти изменения не всегда можно точно предсказать. Это базовые сервисы, но, говоря об IaaS, нельзя не упомянуть один важный фактор — наличие у нас команды профессионалов, обслуживающих облачную инфраструктуру DataLine и обеспечивающих квалифицированную техническую поддержку заказчиков. Опыт нашей команды представляется мне если не ключевым активом компании, то существенной ее компетенцией. И здесь я бы выделил два момента. Во-первых, наши специалисты обладают широким опытом переноса приложений с физической инфраструктуры в виртуальную среду. А это довольно сложная задача, для решения которой недостаточно одних только рекомендаций вендоров ИТ-систем. Тут важно иметь практические навыки. И второе: мы умеем работать с конкретными системами в конкретных условиях, оперативно решая сложные вопросы заказчиков в части поддержки этих систем.

Сегодня базовый перечень сервисов DataLine в области IaaS включает в себя виртуальные мощности для размещения критичных для бизнеса систем и данных, а также организацию виртуальных площадок горячего резерва. Этот перечень услуг целиком охватывает понятие IaaS?

Этот краткий перечень охватывает почти все возможные сценарии использования облачных ресурсов по модели IaaS. Про сути, речь идет о двух типах сервисов. Во-первых, это сервисы, связанные о обслуживанием крайне важных для бизнеса ИТ-систем, и здесь главное — обеспечить клиентам высочайшую надежность и уровень обслуживания таких систем. А второй тип сервисов охватывает задачи по созданию различного рода резервных систем. При решении таких задач уровень требований к облачной инфраструктуре несколько ниже. И отдельно следует упомянуть сервисы IaaS, нацеленные на создание временных конфигураций вычислительных мощностей в облаке, к примеру необходимых для проведения нагрузочных тестов, моделирования процессов и других краткосрочных, но ресурсоемких задач. Для их решения требуется высокая оперативность — способность быстро нарастить выделяемую клиенту вычислительную мощность, адаптировать созданную конфигурацию ИТ-систем к резко изменяющимся нагрузкам.

То есть логика развития DataLine подразумевает не количественное, а качественное изменение спектра инфраструктурных облачных сервисов?

Да, в большей степени качественное. Мы сейчас готовим к запуску новое облачное решение CloudLine Metrocluster. У нас есть несколько рабочих площадок, действующих в рамках единой распределенной инфраструктуры (метрокластера). Мы создаем на них конфигурацию виртуальных мощностей, которые полностью дублировали бы элементы облака. Этим достигается высочайший уровень резервирования (не только отказоустойчивость, но и катастрофоустойчивость) и обеспечивается бесперебойная работа самых критичных для бизнеса систем. То есть метрокластер вполне можно рассматривать как базис для предоставления качественно новой услуги и как очередной этап развития нашего облачного портфолио. И если на рынке будет появляться спрос на какие-то новые типы сервисов IaaS, мы будем своевременно реагировать. А пока набор сервисов DataLine полностью покрывает те запросы, которые нам адресуют наши клиенты.

Какие из предоставляемых на сегодняшний день сервисов IaaS пользуются наибольшим спросом у ваших клиентов?

Все сервисы пользуются примерно одинаковым спросом. Нельзя сказать, чтобы какой-то отдельный сервис лидировал.

А сколько клиентов IaaS у DataLine сейчас и какова динамика новых подключений к сервисам IaaS?

Сейчас у нас чуть более 100 клиентов. Клиентская база очень неоднородна. Есть клиенты с очень существенным объемом бизнеса (десятки миллионов долларов в месяц), приобретающие очень значительные объемы сервисов IaaS. А есть клиенты среднего порядка, им нужны виртуальные мощности поменьше. Наша выручка от облачных сервисов удвоилась за прошлый год. И практически полностью эта выручка получена от продажи сервисов IaaS, за небольшим исключением. В текущем году мы рассчитываем снова удвоить свой облачный бизнес. Как при этом вырастет наша клиентская база, сказать сложно. Не думаю, что число заказчиков тоже вырастет в два раза, но наверное оно приблизится к отметке в 150.

Если заглянуть на несколько лет вперед, каким будет среднестатистический клиент DataLine, заказывающий сервисы IaaS?

Это будет коммерческая компания, быстро растущая в своем сегменте рынка, с географически распределенной организационной структурой и с объемом выручки в сотни миллионов долларов в год. За сервисами IaaS такой клиент придет к нам прежде всего потому, что скорость изменения ИТ-систем, которая ему потребуется, очень сложно поддержать на базе физической инфраструктуры. В виртуальной среде этого добиться гораздо проще. Еще один характерный тип нашего клиента — это компании, широко использующие тестовые среды, например большие банки, которые уже внедрили у себя широкий набор ИТ-сервисов и регулярно тестируют их с учетом текущих изменений в бизнесе. Для подобного тестирования клиенту нет смысла наращивать собственные вычислительные мощности, он скорее арендует их у поставщика облачных сервисов. Но нашим «среднестатистическим» клиентом может стать не только банк, это может быть розничная сеть, контент-провайдер, медиакомпания. Это представители тех сегментов рынка, с которыми мы сейчас активно работаем и где на облачные услуги формируется наиболее значимый по объемам спрос.

Какие специальные ИТ-системы и решения потребовались DataLine для организации и предоставления сервисов IaaS?

Прежде всего мы существенным образом перестроили свою сеть. Ведь помимо предоставления облачных сервисов и сервисов размещения ИТ-оборудования (colocation), DataLine еще является интернет-провайдером, поставщиком каналов связи. Поскольку за качество предоставляемых сервисов отвечаем именно мы, понятно наше стремление усовершенствовать свою сеть, обеспечив возможность управлять уровнем сервиса. В связи с появлением IaaS мы серьезно модернизировали свою сеть, нам потребовалась возможность подключения значительно большего количества клиентов с гораздо более сложными схемами подключения через виртуальные сети, с повышенным уровнем защиты и т. д. Кроме того, мы обновили систему мониторинга ИТ-оборудования и задействовали специализированные платформы для виртуализации вычислительной среды, без чего, естественно, невозможно предоставлять облачные сервисы. Непосредственно облако DataLine построено на лезвийных серверах HP и системах хранения NetApp, с использованием технологии Fiber Channel и программных продуктов VMware и Citrix. Но упор все же был сделан на адаптацию к облаку нашей сетевой инфраструктуры.

Облачный ЦОД DataLine
ОБЛАЧНЫЙ ЦОД DATALINE насчитывает более тысячи виртуальных машин; суммарная процессорная мощность составляет 3457 ГГц (1368 физических ядер), оперативная память — 11 Тбайт, дисковое пространство для коммерческого использования — 390 Тбайт. По мере появления новых облачных проектов компания расширяет облачную инфраструктуру

Какие особенности облачной модели IaaS учитывает SLA, который предлагает своим клиентам DataLine?

Конечно, параметры доступности сервиса прописываются в SLA для IaaS не так, как для услуг размещения ИТ-оборудования. В первом случае во главу угла ставится производительность системы, а во втором — доступность сервиса, зависящая от параметров среды в вычислительном зале ЦОД: температуры, влажности, качественного электропитания и т. д. Когда мы описываем производительность, применяется совсем другой набор контролируемых параметров. Но запись в соглашении о качестве обслуживания тех и других параметров, думаю, является рутинным делом — стандартной практикой. Базовые параметры декларируются почти всеми облачными провайдерами. Гораздо важнее четко прописать в договоре процедуры и скорость реакции на запросы клиентов, и даже уровень специалиста, отвечающего на эти запросы. Вот такого рода параметры, описывающие процессы оказания сервиса, являются более критичными для SLA на сервисы IaaS, они должны быть в фокусе у облачных провайдеров.

Что показывает практика применения SLA и случалось ли DataLine улаживать нетривиальные ситуации, связанные с обеспечением качества облачных сервисов?

Невыполнение SLA чревато выплатой штрафов в пользу клиента. Хотя эти штрафы не покрывают упущенной выгоды клиента или других потерь в бизнесе, возможно вызванных перебоями в облачном обслуживании. Не скрою: иногда (правда, это бывает редко) нам приходится выплачивать штрафы за нарушение SLA. Однако практика показывает, что большинство проблем в обслуживании случается не по вине облачного провайдера. Обычно проблемы возникают в результате тех изменений, которые заказчик вносит в свою собственную ИТ-систему, в программный код своих приложений например. Такие изменения могут неожиданно снизить уровень их производительности в виртуальной среде. И тогда возникает вопрос об ответственности за инцидент. Такого рода происшествия случаются довольно часто, поэтому мы сейчас пытаемся формализовать процессы взаимодействия с заказчиками и даже с разработчиками их ИТ-систем. Эти процессы должны содействовать скорейшему разрешению потенциальных проблем, обусловленных какими-то изменениями на стороне клиента. Именно эта часть работы, связанная с обслуживанием заказчиков, кажется нам наиболее сложной в плане промышленной организации. Ее трудно описать в типовом SLA, поэтому нам пока приходится искать компромисс с каждым клиентом в отдельности, договариваясь о конкретных деталях реагирования на те или иные сложные ситуации. И хотя бизнес облачного провайдера ориентирован на массовое предоставление услуг, в ближайшей перспективе, я думаю, нам не уйти от этой точечной, ювелирной работы с заказчиками.

Являются ли Amazon Web Services и Microsoft Azure серьезными конкурентами на российским рынке IaaS?

В настоящее время эти компании вряд ли являются серьезными соперниками для российских поставщиков облачных сервисов. Хотя один случай, когда наш потенциальный клиент выбрал для себя почтовый сервис Google вместо облачного Microsoft Exchange, действительно имел место. Пока такие случаи единичны. В перспективе конкуренция между российскими и глобальными игроками облачного рынка будет обостряться. Например, в секторе облачных офисных приложений зарубежным компаниям, вероятно, удастся завоевать определенные позиции. Но им вряд ли удастся наладить такую же эффективную техническую поддержку IaaS, как местным российским облачным провайдерам. Тесное взаимодействие с заказчиками и скорость реагирования на нештатные ситуации — наши неоспоримые конкурентные преимущества при создании частных облаков для корпоративных заказчиков на территории России.

Что, на ваш взгляд, стимулирует, а что сдерживает рост российского рынка коммерческих облачных сервисов?

Рост рынка естественным образом стимулируют те преимущества, которые дает заказчикам облачная модель построения ИТ-инфраструктуры. Это масштабируемость, то есть возможность оперативно наращивать вычисления. Это возможности управлять ИТ-ресурсами из любой точки мира, где есть доступ к Интернету, оптимизировать затраты на ИТ благодаря гибким схемам оплаты вычислительных мощностей. Но облачный рынок, как и весь рынок ИТ-решений, является рынком покупателя. Нам — продавцам приходится прикладывать большие усилия для продвижения своих услуг. Иными словами, недоверие к новым технологиям — главный фактор, сдерживающий распространение облачных вычислений. И мы проводим большую работу, убеждая клиентов, что преимущества облаков не блеф, а реальность, что эти преимущества подтверждены на практике. Тем не менее масштабы коммерческого облачного сектора в нашей стране еще очень скромные, потребление услуг на фоне ИТ-рынка в целом весьма незначительное. В таких условиях важнейшим стимулятором рынка можно считать наличие энтузиастов из корпоративной среды, готовых рискнуть, применив облачные технологии. И, что очень важно, большинство энтузиастов не являются ИТ-специалистами, скорее это менеджеры высшего звена или владельцы предприятий. Эти люди смелее применяют инновации просто в силу своего положения, ведь они привыкли принимать решения, подчас даже рискованные. Мы со своей стороны делаем все, чтобы минимизировать для них риски, связанные с переходом к облачной модели ИТ-инфраструктуры.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями