Александр Поповский: «Абоненты с удовольствием «впитывают» скорости, которые дают сети 3G, порой даже не обращая внимания на стоимость услуг» Директор «МТС Россия» Александр Поповский рассказывает о том, какие задачи пришлось решать его компании в самый сложный период и как это отражается на ее текущем положении.

Можете ли Вы дать общую оценку деятельности МТС в кризисный период? Что удалось сделать хорошо, а в чем были допущены ошибки?

Сотовые операторы не испытали на себе столь же мощного кризиса потребления, с каким пришлось столкнуться, скажем, в автомобильной промышленности. Вместе с тем глубокий кризис в кредитно-финасовой сфере отразился и на нашем бизнесе. Я имею в виду масштабные изменения на рынке сотовой розницы, что стало для МТС основным вызовом конца 2008 года и основной задачей, которую мы решали на протяжении всего 2009 года.

До конца 2008 года стратегия МТС в области продаж на массовом рынке заключалась в ориентации на крупных федеральных дилеров. Но оказалось, что эти колоссы держались на глиняных ногах огромных внешних долгов, и в разгар кризиса вся сложившаяся система сотовой розницы рухнула в один момент. На плаву остались лишь единичные розничные сети. Крупнейший ритейлер «Евросеть» перешел под контроль нашего конкурента — неудивительно, что процент продажи продуктов МТС у таких ритейлеров был гораздо меньшим нашей среднерыночной доли.

В таких условиях компании пришлось пересмотреть стратегию работы с розницей. Мы поняли, что единственно правильным решением станет создание и развитие собственной монобрендовой сети. Конечно, был определенный задел, созданный в предыдущие годы, — порядка 500 салонов продаж на тот момент мы уже контролировали. Плюс мы перевели на новый уровень отношения с рядом региональных дилеров, оказавшихся более устойчивыми в финансовом отношении, чем федеральные ритейлеры. Таким образом, развитие розничного направления стало основным фокусом деятельности МТС в прошлом году.

Что касается услуг связи, влияние кризиса гораздо сильнее проявилось в корпоративном сегменте рынка, где МТС традиционно занимала лидирующие позиции. Проблема заключалась не только в том, что компании, стараясь экономить и сокращать расходы на связь, лимитировали количество корпоративных SIM-карт. Этот вызов нам удалось решить довольно успешно: мы обращались непосредственно к сотрудникам предприятий, попавшим под сокращение расходов на связь, и предлагали им льготные тарифы и программы обслуживания как частным лицам. Но общему снижению деловой активности противостоять было невозможно.

Из-за лидерства в корпоративном сегменте снижение деловой активности ударило по МТС сильнее, чем по ее конкурентам, — по причинам снижения доходов от роуминга и смещения трафика с высокодоходных МГ/МН-направлений на локальный уровень. При этом закупать оборудование и поддерживать роуминговые контракты с зарубежными партнерами приходилось в условиях неопределенности курса рубля. В общем, I квартал 2009 года стал самым тяжелым за весь прошлый год. Но мне кажется, что мы удачно распутали этот клубок проблем и сохранили клиентов, поскольку сумели подставить им плечо в трудную минуту — за счет скидок, выгодных тарифных программ и активной работы с бывшими корпоративными абонентами уже как с физическими лицами.

Есть ли у Вас какие-то оценки того, насколько за прошлый год изменилась доля абонентской базы МТС в целом по России?

Честно говоря, ценность такого критерия, как количество проданных SIM-карт, сегодня кажется весьма сомнительной. За прошлый год в нашей стране было продано более 80 млн SIM-карт — при том, что население России составляет порядка 140 млн человек, а уровень проникновения сотовой связи давно превышает 100%. На мой взгляд, гораздо важнее оценивать доли рынка по доходам операторов.

В целом, «МТС-Россия» чувствовала себя в прошлом году уверенно. Были периоды, особенно в конце 2008 — начале 2009 года, когда сокращение потребления в корпоративном сегменте сильно сказывалось на наших доходах. Но уже в III квартале 2009 года динамика роста выручки МТС как в квартальном, так и в годовом исчислении оказалась существенно лучшей, чем у основных конкурентов.

Какие уроки вынесла МТС из работы в условиях кризиса? Сохранят ли эти уроки свою актуальность в период посткризисного оздоровления рынка?

Важным уроком стало более эффективное управление инвестиционной деятельностью. Ситуация показала, что в период кризиса у крупных рентабельных компаний возможности привлечения финансов даже улучшились. Но за счет меньшего, чем прежде, роста доходов многие вложения оказывались неэффективными.

Нужно учиться гибко приоритизировать инвестиционные проекты и выбирать среди них именно те, которые необходимы именно сегодня. А МТС — очень большая компания, и если определенный вектор развития уже задан, очень непросто взять и повернуть в другую сторону. Важно, что нам удавалось оперативно вносить изменения в план инвестиций, отдавая приоритет проектам с быстрой окупаемостью. Думаю, такой подход к управлению инвестициями будет приносить нам пользу и по окончании кризиса, например когда встанет вопрос о запуске сетей четвертого поколения.

А как Вы прокомментируете тот факт, что, по данным независимых аналитиков, на конец 2009 года МТС охватывала сетями 3G только 30 регионов, тогда как ближайший рыночный конкурент — всю территорию страны?

Несмотря на то, что конкурс на лицензии 3G был единым для всех участников, каждый оператор заявлял разные объемы строительства сетей и темпы их ввода в эксплуатацию, поэтому условия лицензий у каждого члена «большой тройки» немного различаются. Насколько мне известно, «ВымпелКом» взял обязательство запустить сети до конца года на всей лицензионной территории. И он обозначил там свое присутствие, хотя зачастую размер его сетей в том или ином регионе составлял лишь несколько базовых станций. Я хорошо понимаю логику действий своих коллег, но сети такого объема не могут приносить достаточно трафика и новых доходов. Они запущены исключительно для того, что удовлетворить лицензионные требования.

МТС, со своей стороны, старалась инвестировать в сети 3G так, чтобы за счет как можно меньших средств получить максимально развитую инфраструктуру в регионах с низким уровнем проникновения проводного ШПД и с наиболее выгодной ценовой конъюнктурой. Ни мы, ни конкуренты не раскрываем доходы от сетей 3G, но я имею основания думать, что наша стратегия развертывания региональных сетей 3G приносит бóльшую выручку.

Вы, наверное, уже успели проанализировать, как меняется модель потребления услуг мобильной связи в тех регионах, где запущены сети 3G. Насколько первые коммерческие результаты их работы соответствуют вашим ожиданиям?

Мобильный Интернет и услуги передачи данных демонстрируют хорошую динамику роста. Невзирая на экономическую ситуацию, в ряде регионов доходы от этого сегмента выросли в 2—2,5 раза. Наверное, это одна из самых приятных новостей 2009 года. Там, где в течение года действовали сети третьего поколения, сформировалось совершенно иное отношение абонентов к таким услугам.

Сложная задача, которую еще предстоит решить рынку мобильной связи, — насколько далеко операторы смогут продвинуться в направлении безлимитного доступа. Это — определяющий фактор, поскольку при пользовании Интернетом на хороших скоростях потребители привыкли иметь безлимитный доступ, но емкости беспроводных сетей физически ограничены. Абонентский трафик не может быть в них сколь угодно большим, какая бы технология ни использовалась. Конечно, мы продвигаемся навстречу интересам потребителя, и первые безлимитные предложения уже введены. Мы видим, что абоненты с удовольствием «впитывают» скорости, которые дают сети 3G, — возможно, порой даже не обращая внимания на стоимость услуг, настолько велик оказался отложенный спрос.

Возьмем смартфоны — единственные клиентские устройства, продажи которых активно росли в 2009 году. Трафик пользователей смартфонов увеличивается в разы, как только на экранах их устройств появляется значок сети 3G. Люди активно пользуются просмотром видео на YouTube, не говоря уже о стандартном Web-серфинге или электронной почте.

Кроме того, появился и активно растет новый сегмент рынка — пользователей мобильного Интернета, подключающихся через ноутбуки с беспроводными USB-модемами. В 2009 году МТС играла в этом сегменте рынка значимую роль, во многом задавая ценовые и продуктовые ориентиры. Абсолютный рекорд, поставленный в конце года, — удвоение декабрьских продаж благодаря активной новогодней рекламной кампании по продвижению комплектов «МТС Коннект». Все это свидетельствует о том, что рынок мобильного Интернета — огромный, и люди только начинают пробовать новые возможности. Благодаря сетям 3G происходит тихая революция в пользовании Интернетом, последствия которой сопоставимы разве что с появлением самих мобильных телефонов.

А не стал ли для МТС неприятным сюрпризом феноменальный успех проекта Yota? Не претендует ли этот оператор на ту нишу безлимитного Интернета, которую, по разным причинам, не в состоянии охватить сотовые компании?

Да, этот оператор является серьезным конкурентом в области мобильного Интернета. В силу сложившейся регуляторной ситуации, в Москве у Yota было некое временное преимущество, позволившее компании получить значительное количество клиентов. Но, думаю, в течение 2010 года мы увидим, как это преимущество будет постепенно исчезать, поскольку, объективно говоря, сети третьего поколения имеют лучшие потребительские свойства. К примеру, если у вас нет сигнала сети Yota (из-за использования высоких частот это может происходить как за городом, так и внутри зданий), то вы останетесь без связи. А если вы используете USB-модем МТС, то при выходе из зоны 3G останетесь в зоне действия сети EDGE. Эту технологию поддерживают практически 100% наших базовых станций.

Еще одно достоинство нашего предложения состоит в том, что клиент находится в единой экосистеме. Можно пользоваться мобильным Интернетом от одного оператора, фиксированным — от другого, голосовой связью — от третьего, но если на рынке появляется компания, предлагающая все услуги в комплексе, да к тому же участие в сквозных бонусных программах, то пользователь серьезно задумается.

Конечно, если скорости доступа кардинально различаются, как у EDGE и Yota, то у клиента просто не остается выбора, и он готов подписаться на конкурирующий продукт, несмотря на его цену. Но если различий в скорости не ощущается (а мы собираемся поддерживать в Москве скорости, сопоставимые с быстродействием Yota), покрытие сети 3G — лучшее и есть возможность сквозной связи с сетями 2G, то предпочтения пользователя будут очевидны.

Полную версию интервью читайте на сайте www.osp.ru/nets

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями