В каких случаях технологии ВКС используются в отечественной системе судопроизводства?

В судебной системе ВКС применяется, во-первых, для проведения кассационных и надзорных судебных процессов, обеспечивая аудиовизуальную связь между залом заседаний в суде и специально оборудованной комнатой в следственном изоляторе (СИЗО). Осужденный находится в СИЗО, остальные участники процесса — в суде, причем местоположение изолятора не играет роли. Мы охватываем своей системой видеоконференц-связи почти всю страну, от Сахалина до Калининграда.

Во-вторых, ВКС бывает полезна для согласования позиций адвокатов с осужденными до начала судебного процесса. В-третьих, она применяется для организации удаленных семинаров, тренингов и консультаций судей. Один из примеров такого рода — семинары в режиме видеоконференц-связи с 42 судами общей юрисдикции, прошедшие в начале сентября. Эти совещания состоялись незадолго до Единого дня голосования в субъектах РФ (11 октября) и помогли разъяснить особенности применения законов в избирательном праве. Но самое главное, ВКС позволила сократить сроки разъяснительной работы, поскольку объехать 42 областных суда нереально даже за месяц.

Расскажите, пожалуйста, с чего начинался ваш проект и как он развивался?

Впервые видеоконференц-связь была использована 18 ноября 1999 года Челябинским областным судом. Тогда состоялся сеанс связи между залом заседаний и следственным изолятором Челябинска. Переняв опыт областного суда, 19 апреля 2000 года такую же систему внедрил Верховный Суд РФ. Примерно с 2005 года начался процесс массового вовлечения областных и краевых судов в использование инновационных технологий. Как мы видим сейчас, внедрение ВКС приносит судебной системе колоссальные преимущества (в том числе экономию времени) без нарушения принятого в РФ конституционного порядка.

Какова нынешняя степень проникновения технологий ВКС в суды всех инстанций?

Использование ВКС затронуло верхний и средний эшелоны судебной системы — Верховный Суд РФ, Верховные суды республик, краевые и областные суды, окружные военные суды. Соответствующая статья новой редакции судебного кодекса вступила в силу 1 января 2003 года. А прежде действовало постановление Конституционного суда, допускавшее использование ВКС в кассационных и надзорных судебных заседаниях.

Недавно Пленум Верховного Суда направил в Госдуму законопроект о внедрении ВКС в судах первой инстанции (районных судах). Их по стране — около 3 тыс., и для их технического оснащения требуются огромные государственные ассигнования. Но не всегда деньги играют решающую роль. В данном случае необходимо, прежде всего, подготовить административно-правовую базу, чтобы проводить опросы свидетелей и потерпевших в режиме видеоконференц-связи.

А насколько российская практика использования ВКС в судебной сфере коррелирует с общемировой?

Практический опыт использования ВКС в зарубежных судах тоже есть, но он возник во многом благодаря тому, что зарубежные коллеги приезжают к нам для изучения работы системы и получения знаний. В судебном процессе ВКС была впервые в мире задействована именно у нас. Прежде видеоконференции применялись только для общения заключенных с родственниками и адвокатами, но это означало совсем иной уровень технических требований.

Считается, что наш северный сосед Финляндия — передовая страна по уровню использования ИТ. Однако когда в сентябре 2004 года министр юстиции Финляндии посетила Верховный Суд России, она была крайне удивлена увиденным. И, что приятно, уже с 1 января 2005 года Финляндия внедрила во всех судах систему, основанную на тех требованиях к оборудованию и архитектуре, которые разработали наши специалисты.

Вами накоплен большой опыт применения видеоконференц-связи в судопроизводстве. Выявились ли «узкие места», препятствующие использованию ВКС в судебной практике?

В любой системе есть «узкие места», но мы с ними успешно справляемся. Самое «узкое место» — человеческий фактор. Он может проявиться в том, что в удаленном СИЗО не включат вовремя оборудование ВКС или сотрудники, отвечающие за проведение видеоконференций, не появятся на рабочем месте. Руководство ФСИН России утверждает, что пока на их объектах установлено недостаточно оборудования для введения в штат инженеров по обслуживанию ВКС-решений.

Другое «слабое звено» — отсутствие надежного телекоммуникационного канала в местах расположения некоторых изоляторов. Например, недавно пришлось организовывать новый канал связи до СИЗО в Якутске, который находится в 22 км от республиканского Верховного суда, на окраине города. Имевшиеся там телефонные кабели были проложены в середине прошлого века и не годились для передачи видео.

Спутниковые коммуникации, на наш взгляд, тоже не подходят для организации ВКС, поскольку связь со спутником часто прерывается и возникают недопустимо большие задержки передачи сигнала. Для нас это — очень болезненный фактор, ведь мы не можем постоянно объяснять судьям, прокурорам, адвокатам и осужденным, что спутник «ушел в тень, но скоро вернется». Такие проблемы их не должны интересовать, поэтому в большинстве случаев для построения надежных каналов мы стараемся задействовать оптоволокно.

Можно ли назвать общее количество точек, в которых установлены системы ВКС в рамках вашего проекта?

По всей стране число установленных систем превышает 1 тыс., но количество объектов, подключенных к федеральной сети ВКС Верховного Суда, — пока чуть больше 300. Расхождение в цифрах объясняется тем, что в некоторых местах для проведения сеансов связи оснащаются сразу несколько комнат. Так, в одном из следственных изоляторов Москвы — пять таких помещений, благодаря чему пять судебных составов могут одновременно вести с этим изолятором пять судебных процессов, не мешая друг другу. В здании Верховного Суда системами ВКС оснащено восемь залов, включая зал Президиума.

А какова на сегодняшний день общая сумма инвестиций в построение федеральной системы?

За весь период построения федеральной сети инвестиции не превысили 100 млн руб. А экономия бюджетных средств с 2005—2006 годов, когда федеральная судебная система ВКС стала развиваться по экспоненте, исчисляется миллиардами рублей в год. Она достигается, в первую очередь, за счет отказа от этапирования осужденных из мест предварительного заключения в суды, где проводятся слушания их дел. Доставка заключенного — целый процесс, который не только выливался в огромные финансовые затраты, но и приводил к нарушению международных правовых норм. Как только мы перешли к повсеместному использованию ВКС, сроки рассмотрения кассационных дел в России резко сократились.

Находясь в специальной комнате СИЗО, заключенный имеет те же возможности, что и в зале суда. Он может говорить, обращаться с ходатайствами и предоставлять письменные заявления, которые передаются по IP-каналам на факсимильный аппарат в зале суда и зачитываются перед судьями.

Денежная экономия, безусловно, имеется, есть даже методика ее точного подсчета, но в масштабах всей страны это — весьма трудоемкая задача, и ею еще никто не занимался. Мы предложили заняться данным вопросом Счетной палате, поскольку нам самим интересна экономическая сторона проекта.

Наверняка ваш масштабный проект привлек к себе внимание мировых производителей систем ВКС. Как складываются отношения с ними?

Многие производители пытаются войти в наш проект хотя бы ради того, чтобы протестировать свое оборудование. В действующей инфраструктуре распределенной сети ВКС, которая ежедневно выполняет огромный объем работы, легко обнаруживаются все недостатки предлагаемых продуктов. Ведущие игроки рынка ВКС, такие как Polycom и Tandberg, прислушались к рекомендациям наших специалистов и уже внесли изменения в функциональные параметры нового оборудования.

А чье оборудование ВКС вы предпочитаете использовать в своей сети?

Подавляющее большинство точек присутствия оснащены системами Polycom; в куда меньшей степени применяются решения VCON, есть единичные случаи внедрения оборудования Sony, Tandberg и Aethra. Наши предпочтения объясняются тем, что при плохих каналах связи продукты Polycom работают более устойчиво и обеспечивают улучшенное качество аудиосвязи. А звук для нас — важнейший параметр, поскольку во время судебного заседания нужно, чтобы все участники хорошо слышали друг друга, а особенно заключенного.

Однажды во время сеанса связи на самом высоком уровне пропускная способность канала вдруг резко упала. Система Polycom сохранила работоспособность при уменьшении полосы пропускания на 45%. Другие же системы ВКС отключаются или перезагружаются при уменьшении пропускной способности на 5—7%.

Каковы дальнейшие планы развития сети ВКС Верховного Суда Российской Федерации? Как еще можно использовать ее возможности?

Наши планы заключаются, прежде всего, в наращивании количества мест, в которых установлены терминалы для прямого подключения к залам судебных слушаний. С этой целью Верховный Суд РФ объявил конкурс среди производителей ВКС на поставку и внедрение 288 дополнительных комплексов на 188 объектах. При рассмотрении заявок будут учитываться все инновационные достижения индустрии, включая поддержку стандарта HD. Наращивание числа точек ВКС в СИЗО осуществляется для того, чтобы с заключенными параллельно могли вести дела не только Верховный Суд, но и суды областного уровня. Финансирование проекта идет по кредитной линии Всемирного банка, предоставляемой России.

Другая наша цель — создание полносвязанной сети ВКС судебных органов, позволяющей общаться по принципу «каждый с каждым», минуя центральный узел. Эта задача начала решаться в 2007 году, а к концу 2010 года мы намерены охватить полносвязанной архитектурой весь областной уровень судов.

Прежде все межрегиональные процессы в режиме ВКС велись через устройства, установленные в Москве, из-за чего возникала серьезная задержка сигнала при прохождении по сети. А суд и осужденный могли при этом находиться в соседних регионах. С 2005 года мы развертываем региональные центры управления ВКС, прежде всего на базе областных судов, накопивших самый большой опыт работы с системой. Теперь мы планируем развернуть еще несколько центров, распределив их более или менее равномерно по федеральным округам. Здесь возникает проблема — не хватает квалифицированных специалистов по организации ВКС. В рамках проекта, финансируемого Всемирным банком, в следующем году мы постараемся обучить специалистов более высокого уровня, способных обслуживать системы управления видеоконференциями.

Насколько перспективным Вы считаете применение систем HD и TelePresence в судебной практике?

Перспективы этих технологий огромны. В техническом задании, которое было предоставлено конкурсантам проекта на 2010 год, мы прописали использование оборудования HD, которое обеспечит передачу аудиосигнала и изображения с качеством DVD. По поводу TelePresence скажу, что возможности этих систем для нас избыточны. Нашим пользователям не нужно видеть лица осужденных с детальной четкостью, для них гораздо важнее — обеспечение качественного звука и надежности соединений.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями