Каждому из них предписано выплатить штраф 905 тыс. долл., хотя в прессе появилась информация, будто нанесенный правообладателям ущерб исчисляется десятками миллионов долларов. Процесс в Стокгольме и судебный вердикт знаменуют первую крупную пиррову победу Международной федерации звукозаписи (IFPI), крупнейших мировых звукозаписывающих компаний и киностудий над незаконными распространителями их продукции.

По поводу «пирровой» я не оговорился. Наказание владельцев Pirate Bay и вызванный им общественный резонанс заставляют сделать ряд важных выводов.

Во-первых, для названных молодых людей случившееся стало ударом: ни обвиняемые, ни их адвокаты и сторонники не ожидали такого исхода дела. Самоуверенные ехидные комментарии обвиняемых в ходе процесса и прямая трансляция заседаний в Internet — наглядные тому свидетельства.

Во-вторых, процесс показал явную слабость современного правосудия в делах, затрагивающих Internet-технологии. Некомпетентность судей проявилась уже на уровне путаницы в терминологии. Казалось бы, при таком составе судей задача защиты превращалась в нехитрое упражнение. Оно закончилось провалом, видимо, потому, что исход разбирательства был предрешен еще до его начала. Ставки были слишком высоки, чтобы инициировавшие этот процесс компании допустили вынесение оправдательного приговора.

В-третьих, сам приговор не очень вяжется с законами Евросоюза, согласно которым провайдер услуг несет ответственность за передаваемые данные, только если сам инициировал их передачу. Ситуация отчасти напоминает работу поисковых машин: с их помощью в Сети можно найти материалы для использования в противозаконной деятельности, но никому не приходит в голову подавать судебные иски на Google, Yahoo или Яндекс. Конечно, аналогия немного хромает, поскольку файлообменные сети и торрент-трекеры, по сути обеспечивающие их существование и постоянное расширение, изначально ориентированы на передачу материалов в обход авторских прав.

Наконец, главный вопрос: кому все это было выгодно? Почему сайт, созданный в 2003 году, стал предметом судебного разбирательства лишь сейчас? В чем состоял смысл «обыска» серверов Pirate Bay шведской полицией 31 мая 2006 года, в результате которого сайт не работал три дня, но потом — по всем законам эффективного PR — за короткий срок удвоил аудиторию? Почему владельцам и спонсору сервиса Pirate Bay, который охватывает 1,5 млн файлов, предъявлены обвинения лишь по 34 случаям нарушения авторских прав? Означает ли это, что применительно к остальным материалам криминала не выявлено? На каком основании, в таком случае, представители IFPI характеризуют деятельность Pirate Bay как «виртуальную организованную преступность в крупных масштабах»?

Применительно к создателям Pirate Bay (он основан в ноябре 2003 года шведской организацией, объединяющей противников авторского права) бытует точка зрения, в соответствии с которой их главной мотивацией было альтруистическое стремление сделать произведения интеллектуальной собственности свободно доступными максимально широкому кругу пользователей. Отсюда — многочисленные митинги в разных странах в поддержку сначала обвиняемых, а потом осужденных. Но есть данные, что владельцы Pirate Bay зарабатывали на рекламе около 2 млн долл. в год.

Что же в итоге? Сайт закрыт, его обладателей лишили неплохого годового дохода, да еще заставили раскошелиться. Для кино- и звукозаписывающей индустрии, которая, по некоторым сведениям, теряет в связи с пиратством до 20 млрд долл. в год, назначенные 3,6 млн компенсации — как слону дробинка. Файлообменные сети существовали и будут существовать, несмотря на вынесенный приговор.

Передача крупных видеофайлов сегодня является основным источником трафика, приносящим прибыли Internet-провайдерам, и бороться с файлообменными сетями для них — все равно что подрывать собственный бизнес. Более того, результаты специально проведенных исследований свидетельствуют, что бесплатные фильмы, записи концертов и прочее во многих случаях стимулируют аудиторию к посещению кинотеатров и концертных площадок, а значит, этот механизм можно умело использовать в маркетинговых целях. Кто же тогда выиграл в Стокгольмском суде?

Павел Иванов, научный редактор, psi@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями