Дмитрий Лощинин: «Отечественные предприятия выросли до уровня тех задач, которые мы привыкли выполнять»

Клиентами ITC Networks являются Nortel, Avaya, IBM, Trapeze Networks, Blade Network Technology и др. При штате 630 человек оборот компании в 2007 финансовом году составил 25 млн долл. Выручка самой Luxoft за минувший год достигла 97,4 млн долл. без учета деятельности американского подразделения Luxoft Consulting, которое не создает заказные программные решения.

Солидная клиентская база ITC, включающая в себя ряд крупнейших международных компаний, - лишь один из аргументов в пользу поглощения. Важным следствием сделки для Luxoft стала возможность беспрепятственного ведения бизнеса в странах Евросоюза, в который Румыния входит с 2007 года. Единые на всей территории ЕС законы по защите авторского права, отсутствие визовых и таможенных ограничений будут способствовать росту конкурентоспособности Luxoft на европейском рынке. Румынский центр разработок, создаваемый на базе ITC, планируется использовать для обслуживания европейских фирм по всем отраслевым направлениям.

Как отмечается в пресс-релизе Luxoft, образованная в результате сделки компания становится крупнейшим аутсорсинговым игроком России и Восточной Европы. В текущем году ее консолидированная выручка должна превысить 150 млн долл. Более 53% доходов обеспечит обслуживание финансового сектора, 28,9% - телекоммуникационных предприятий, 22,2% - тяжелой промышленности. Чуть более четверти оборота придется на долю разработки стандартных продуктов, которые продаются в виде готовых программных модулей, реализующих повторяющиеся функции, либо высокоинтегрированных отраслевых решений — они создаются в сотрудничестве с другими корпорациями. Например, по словам президента Luxoft Дмитрия Лощинина, имеется договоренность с Deutsсhe Bank о продвижении совместного CRM-решения, «заточенного» под нужды инвестбанкинга.

Распределение трудовых ресурсов в компании Luxoft по странам мира Глава холдинга IBS Анатолий Карачинский счел нужным пояснить, что Luxoft пока не стремится к целенаправленному продвижению стандартных разработок под собственным брэндом, хотя по такому пути решительно продвигаются индийские аутсорсеры. Для этого необходимо создать отдельную бизнес-структуру, задействовать существенные материальные и человеческие ресурсы, а дела у Luxoft идут очень хорошо и без столь серьезных преобразований. Глобальный бизнес компании растет минимум на 60% ежегодно, постоянно осваиваются новые рынки.

В число перспективных рынков, как ни странно, недавно попала и Россия. «До 2006 года наша компания вела себя в России довольно пассивно, - рассказывает Дмитрий Лощинин, - поскольку здешний бизнес еще не созрел до масштабного применения заказного ПО и довольствовался тиражируемыми продуктами. За рубежом такая ИТ-стратегия характерна для малого и среднего бизнеса, а не для крупных предприятий, которым требуются уникальные по функционалу решения». Российские заказы приходили к Luxoft в основном через интеграционные проекты IBS, но за последние два года ситуация резко изменилась. Без малейших маркетинговых усилий со стороны Luxoft был инициирован ряд крупных аутсорсинговых проектов в финансовой и телекоммуникационной сферах. «Отечественные предприятия выросли до уровня тех задач, которые мы привыкли выполнять», - заявил Лощинин. Если в 2007 году их заказы приносили 7% общей выручки Luxoft, то в нынешнем должны дать примерно 10%.

Примечательно, что средняя месячная выработка на одного сотрудника и у Luxoft, и у приобретенной румынской фирмы практически совпадают (немногим более 3 тыс. долл.). Естественно, возникает вопрос: как при столь невысокой норме выработки владельцам аутсорсингового бизнеса удается выплачивать приличную зарплату сотрудникам, платить налоги, нести бремя текущих расходов и вдобавок вести инвестиционные проекты? Прямого ответа на эти вопросы руководители IBS и Luxoft не дали, но подтвердили, что удельная величина доходности в пересчете на сотрудника — очень важный параметр, на который обращают внимание потенциальные заказчики. По их словам, в Luxoft он составляет не 3 тыс., а примерно 5 тыс. долл. (если учитывать только инженерный персонал), что соответствует уровню лидирующих американских и европейских разработчиков сложного заказного ПО.

В условиях жесткой конкуренции с индийскими софтверными компаниями одной из важнейших задач российских и европейских аутсорсеров становится оптимизация текущих затрат. В Luxoft ее успешно решают с помощью уникальной методики ведения проектов, которая позволяет минимизировать число собственных специалистов, работающих на стороне клиента. Тем самым достигается экономия на заработной плате (в США и Западной Европе она заметно выше, чем в России и странах Азии) и командировочных расходах. Для сравнения: если у индусов в проектах создания заказного ПО до 20% общей численности персонала задействуется в местах внедрения ИТ-систем, то у Luxoft «на выезде» требуются только 5-10% штатных сотрудников.

Другой путь достижения той же цели — постепенный перевод разработок в страны, где достаточно квалифицированные инженерные кадры можно «купить» за меньшие деньги. К примеру, это Украина, Румыния или Вьетнам. По словам Лощинина, к Вьетнаму, маленькой стране из Юго-Восточной Азии, обладающей огромным потенциалом, сегодня приковано внимание всего мирового ИТ-сообщества. Luxoft одной из первых аутсорсинговых компаний удалось открыть там свой центр программных разработок. К концу 2008 года около 2% трудовых ресурсов объединенной фирмы будет сосредоточено во Вьетнаме, 20% - в Румынии, 1% - в Канаде (производственное подразделение в Ванкувере), а 77% производственных ресурсов пока останутся в России и Украине. Карачинский делает акцент на слове «пока», так как затягивающаяся неопределенность с принятием мер государственной поддержки ИТ-отрасли неминуемо приведет к оттоку высокотехнологичных компаний за рубеж, где налоговый и инвестиционный климат больше способствует развитию аутсорсингового бизнеса.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями