Луиш-Баптиша Коэльо: «Интернационализация бизнеса RRC — результат прозрения руководства компании»Диверсифицировать бизнес можно как по отраслевому, так и по территориальному признаку. В последнем случае речь, как правило, идет о создании «запасных аэродромов» за пределами России и СНГ.

Сейчас уже сложно сказать, почему у акционеров дистрибьюторской компании RRC возникла идея открыть бизнес в Восточной Европе. Первый шаг к зарубежной экспансии был сделан в 1997 году. Тогда RRC решила отказаться от широкопрофильной ИТ-дистрибуции и перенести накопленный опыт продвижения сетевого оборудования на украинский рынок, очень похожий на российский. Через год открылся восточно-европейский офис RRC в Польше, который и по сей день остается самым крупным по обороту зарубежным представительством холдинга. Затем, как грибы после дождя, стали появляться офисы в Венгрии, Чехии, Сербии, Словении, Казахстане и Азербайджане. Понятно, что при таком географическом распределении активов локальный экономический кризис в одной из стран окажет хоть и ощутимое, но далеко не фатальное воздействие на холдинг.

Подводя итоги 15-летней работы компании на ИТ-рынке, президент RRC Константин Сидоров заявил: «Российский рынок перестал быть для нас доминантой». Это утверждение наглядно подкрепляется и финансовыми показателями группы компаний. За первые девять месяцев 2007 года выручка холдинга составила 241 млн долл., причем доля российского бизнеса достигла всего 35%. Вклад Восточной Европы куда весомее — 52%, а оставшиеся 13% доходов получены в странах СНГ. Кроме того, бизнес RRC в Восточной Европе и государствах СНГ рос в текущем году заметно быстрее, чем в России (соответственно, 60 и 63% — против 14% в нашей стране). При сохранении текущих тенденций через 2–3 года российский бизнес превратится в наименьшую составляющую финансовой мощи холдинга.

Конечно, никто не берется утверждать, что RRC идет на столь непопулярную (даже общественно порицаемую) в наши времена меру, как увод бизнеса за рубеж. С другой стороны, ИТ-дистрибьютор не сидит на нефтяной игле или других сырьевых ресурсах государства, а потому вправе самостоятельно решать, куда и как перенаправлять свои инвестиции. Если ему легче развиваться на европейских рынках (несмотря на риск конкуренции с крупными западными игроками), чем на «очень перспективном» отечественном, опутанном чиновничьим произволом и коррупцией, то перенос фокуса на Запад кажется вполне оправданным. Удивительно скорее то, что в условиях бесчинства российских таможенных органов RRC пока является единственным «европейски ориентированным» дистрибьютором компьютерной и сетевой техники.

В структуру бизнеса холдинга входят три компании — RRC EN, DiFo и RRC Education. Группа представлена идентично почти на всех территориях ее присутствия — за исключением экспортных рынков, где RRC пока не имеет собственных офисов. Продажи на экспортных рынках по итогам III квартала 2007 года составили 5% суммарного оборота холдинга в Восточной Европе. Основная доля выручки по-прежнему формируется за счет деятельности RRC EN (55%). Компания DiFo обеспечивает 35% оборота, RRC Education — 4%.

Но оборот — не главный показатель успешности бизнеса на нынешнем этапе развития ИТ-индустрии. «Мы не должны продавать больше. Мы должны продавать лучше!», — это кредо RRC, озвученное ее президентом. Вероятно, резкое снижение доходности фокусной дистрибуции (продвижения готовых потребительских товаров) в нашей стране стало еще одной причиной постепенной миграции бизнеса группы за рубеж.

Модель Value Added была с самого начала характерна для бизнеса RRC EN, специализирующейся на поставках сложного и капиталоемкого оборудования в рамках корпоративных проектов. Как в России, так и в других регионах эта фирма предлагает различные услуги — начиная с технической поддержки, а заканчивая разработкой проектной документации и экспертизой объектов заказчиков.

Конкурентное преимущество DiFo, говорит ее управляющий директор Луиш-Баптиша Коэльо, заключается в строгом нишевом подходе к выбору направлений деятельности. Сейчас DiFo сосредоточена на дистрибуции портативных мобильных устройств, оборудования для подключения к Internet и визуальных решений.

В следующем году в составе DiFo намечено организовать выделенную структурную единицу DiFo Telecom. Она будет развивать отношения с операторами связи, предлагая через них, как реселлеров, клиентское оборудование для подключения к сетям связи — КПК, смартфоны, GPS-приемники, ноутбуки, кабельные модемы и телеприставки STB. Коэльо подчеркнул, что возглавляемая им фирма гораздо быстрее набирает обороты в Европе, чем в России.

«Интернационализация бизнеса RRC — результат прозрения руководства компании, — заключает он. — За пределами России мы не считаем себя российской компанией, так как нашими работниками повсюду являются местные жители». Будучи португальцем по происхождению, г-н Коэльо вспоминает, что во времена «холодной войны» западноевропейцев активно пугали так называемым «восточным блоком». Но по прошествии лет выяснилось, что никаких объективных причин для настороженного отношения к представителям российского бизнеса у них не существует.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями