В 2003 году наш журнал рассказывал о состоянии и перспективах развития рынка отечественного телекоммуникационного оборудования. Мы подробно описали продуктовые направления, в которых представлены известные российские производители, и познакомили читателей с ассортиментом их изделий. Стоит отметить: с тех пор качественных изменений в составе ведущих отечественных изготовителей сетевого и телекоммуникационного «железа» не произошло

Несмотря на все попытки российских производителей укрепить свои позиции и увеличить объем продаж, западные вендоры продолжают доминировать по долям поставок продукции почти для всех нужд и категорий клиентов. Исключением являются лишь сети связи специального назначения, в которых по закону необходимо использовать защищенные средства связи местного производства.

Означает ли это, что благие намерения государственных мужей, несколько лет назад носившихся с идеей поддержки отечественного производителя, не привели к желаемому эффекту? И что поэтому российским предприятиям нужно прекратить попытки конкурировать с могучими западными корпорациями и молодыми «азиатскими львами» в сфере высокотехнологичного оборудования, сосредоточившись на завоевании еще не поделенных участков ИТ-рынка, таких как прикладное ПО? Да и вообще было бы интересно узнать, куда направлен сегодняшний вектор государственной политики в сфере ИКТ: на развитие индустрии оффшорного программирования по индийской модели или на поддержку производства вполне осязаемых, готовых программно-аппаратных систем?

Сквозь концептуальную призму

Прежде чем отвечать на такие вопросы, стоит обратиться к подзабытой сегодня «Концепции развития рынка телекоммуникационного оборудования РФ на 2002-2010 годы», одобренной решениями тогдашнего ГКЭС (26 декабря 2001 года) и коллегии РАСУ (20 ноября 2001 года). Конечно, она не является законодательным документом и имеет скорее декларативный, чем обязательный характер. А подписавшие ее органы уже не числятся среди структур исполнительной власти, поскольку они были упразднены в результате административной реформы 2004 года. Однако сама Концепция и ее отдельные тезисы, похоже, не утратили актуальности, так как ни одно министерство и ведомство не располагает более свежей информацией о соотношении сил между российскими и зарубежными производителями телекоммуникационного оборудования. Мало того, эта концепция фигурирует в списке действующих нормативных документов на сайте Мининформсвязи РФ.

Составленный четыре года назад многостраничный документ выделяется на фоне прочих конкретностью фактов и логической стройностью. В нем указано точное процентное соотношение объемов поставок оборудования российскими и зарубежными компаниями для каждого продуктового сегмента, определена целесообразность усиления присутствия наших производителей в том или ином сегменте и даже подсчитаны необходимые размеры инвестиций для достижения целей (занять к 2010 году 60-65% внутреннего рынка средств связи).

Но мечты остались на бумаге. Не было государственных инвестиций в производящую подотрасль ИКТ, а потому - и отдачи в виде существенного роста налогооблагаемой базы. Впрочем, на ежегодные отчеты Мининформсвязи этот фактор не повлиял: в условиях лавинообразного роста рынка услуг и «бума» сотовой связи стоит ли размениваться на проблемы каких-то товаропроизводителей? Статистика отрасли и без них очень хороша.

В ответ на наши вопросы о нынешней доле используемого российского оборудования в отдельных секторах телекоммуникационного рынка и о размерах государственной поддержки производственного сектора ИКТ в Мининформсвязи сообщили, что такая статистика не ведется. Существуют, например, сведения о совокупной емкости рынка информационных технологий с разбивкой по секторам аппаратных и программных средств, а также услуг связи (включая доступ к Internet). Но в этой статистике продукты не разделяются на компьютерные и телекоммуникационные, а уж тем более - на выпущенные собственными и зарубежными производителями.

Словом, предложенная нами тема обсуждения не нашла поддержки у министерских чиновников, поскольку вышла за рамки достижений, которыми так гордится национальная администрация связи. Однако пресс-служба этого ведомства заверила, что «Концепцию развития рынка телекоммуникационного оборудования РФ» никто не отменял, и ее выполнение остается одной из важнейших задач - правда, имеющей несколько меньший приоритет, чем более свежие инициативы. В числе последних, конечно же, - знаменитая программа создания технопарков, «зеленую улицу» для которой обеспечил сам Президент России.

Можно ли верить тому, что судьба отечественных производителей средств связи по-настоящему интересует Мининформсвязи РФ? На сей счет не стоит обольщаться. Как сообщил в частной беседе ответственный работник министерства, за реализацию рассматриваемой концепции вообще никто не отвечает, поскольку на нее не выделено никаких средств из государственного бюджета. Современная концепция развития рынка информационных технологий в Российской Федерации, на которую так уповают в Мининформсвязи, вообще не затрагивает проблематику развития телекоммуникационной индустрии. В разделе 2 этого документа четко прописано, что «отрасль ИТ не включает телекоммуникации и телекоммуникационное оборудование, а также услуги по предоставлению информации».

По идее, одним из ведомств, заинтересованных в развитии отечественного наукоемкого производства средств связи, является Минпромэнерго. Но в его руководящих документах, в том числе проекте концепции «Основные направления государственной научно-технической политики в промышленности России», мы не найдем ни слова о создании современного ИКТ-оборудования и электронных компонентов. Сотрудник пресс-службы Минпромэнерго Софья Малявина сообщила, что в структуре министерства не предусмотрены подразделения, ответственные за развитие производства компьютерного и телекоммуникационного оборудования. Это несколько странно уже потому, что крупнейшая отраслевая выставка «Связь-Экспокомм» несколько лет подряд проводится при поддержке и содействии данного министерства и Торгово-промышленной палаты РФ.

После реорганизации органов власти в 2004 году вопросы развития перспективных наукоемких технологий гражданского назначения перешли из ведения бывшего Министерства промышленности, науки и технологий в теперешнее Министерство образования и науки РФ. Из названия последнего следует, что его деятельность нацелена преимущественно на образовательные цели, а не на развитие НИОКР в отдельно взятых отраслях экономики. Зато Минобрнауки передало на исполнение подведомственному ему Федеральному агентству по науке и инновациям (Роснауке) «скорее мертвые, чем живые» ФЦП типа «Электронной России».

Среди прочих программ, курируемых Роснаукой, обращает на себя внимание федеральная целевая научно-техническая программа (ФЦНТП) «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники на 2002-2006 годы». И хотя начало ее действия датируется далеким 2002 годом, только 19 ноября 2004 года министр образования и науки Андрей Фурсенко подписал приказ о создании научно-координационного совета этой ФЦНТП. Таким образом, фактическая деятельность Роснауки по определению перспективных исследований и разработок началась лишь в нынешнем году. За неполные восемь месяцев агентство постаралось наверстать упущенное и провело уже шесть конкурсов по направлению «Информационно-телекоммуникационные системы». По результатам каждого из них названы победители в трех-десяти лотах. Определены и лимиты бюджетного финансирования каждого проекта (для большинства из них составляющие 5-10 млн руб.). Единственное, что играет не в пользу победителей, - это время. Из-за окончания срока действия ФЦНТП на реализацию проектов Роснаука выделила полтора-два года, после чего агентству предстоит отчитаться о потраченных деньгах и полученных результатах.

Любопытно, что, за малым исключением, конкурсы Роснауки выигрывали лишь государственные образовательные учреждения, федеральные унитарные предприятия, институты и лаборатории РАН. Из 35 разыгранных лотов только три достались коммерческим структурам, что заставляет задуматься о предвзятости конкурсной комиссии, которая не прочь открыть еще один легальный источник финансирования для государственных научных учреждений. Между тем заявки представителей частного бизнеса зачастую не просто звучат многообещающе, но символизируют завтрашний день телекоммуникационных технологий. Например, ООО «Люксофт» (известное как оффшорный разработчик софта) предложило разработку пакета программно-аппаратных технологий интеграции беспроводных сенсорных сетей с системами масштаба предприятия. Практическая ценность подобных изысканий вряд ли вызывает сомнения.

Сопротивление полезно

Попробуем понять, так ли уж мала емкость рынка ИКТ-оборудования по сравнению с валовыми показателями доходов по отрасли, то есть - стоит ли выеденного яйца проблема поддержки отечественных производителей сетевого и телекоммуникационного оборудования. Согласно основным экономическим показателям рынка ИКТ за последний календарный год, которые официально предоставляет Мининформсвязи РФ, объем поставок аппаратных средств достиг 5,4 млрд долл. (рост на 17,7%), тогда как общий оборот предприятий сферы ИКТ в 2004 году составил 27,7 млрд долл. (рост на 39,2%). Рынок всех аппаратных средств, разумеется, гораздо больше сегмента сетевого и телекоммуникационного оборудования и включает в себя также компьютеры, серверы, периферийную технику. Однако в любом случае объем рассматриваемого сегмента превышает 1 млрд долл. (скорее всего, составляет 1,5-2,0 млрд долл.). Кроме того, для него характерна большая доля добавочной стоимости, чем в секторах ПК и комплектующих. Так что в масштабе отрасли объем поставок телекоммуникационного оборудования нельзя считать пренебрежимо малой величиной.

В «Концепции развития рынка телекоммуникационного оборудования РФ» можно найти еще более внушительные цифры, характеризующие емкость данного сегмента. Там утверждается, что до 2010 года России понадобится закупить примерно 36 млн портов для сетей местной телефонной связи (на это понадобятся 7,9 млрд долл.), провести работы по телефонизации села на сумму 1,2 млрд долл., увеличить протяженность цифровых магистральных линий связи (1,0 млрд долл.), модернизировать сети передачи данных, телематических услуг и доступа к Internet (6,6 млрд долл.), ввести в строй сети мобильной связи на 8,5 млрд долл. и модернизировать парк оборудования корпоративных и ведомственных сетей на сумму 16,5 млрд долл. Итого набегает 41,7 млрд долл. затрат, необходимых для развития инфраструктуры связи. Таким образом, отраслевые аналитики подсчитали, что с 2002 по 2010 год страна ежегодно должна тратить на эти цели в среднем 4,6 млрд долл.

Конечно, отраслевые прогнозы не являются истиной в последней инстанции, но могут служить отправной точкой для определения средств, которые недополучит госбюджет в случае полной «капитуляции» отечественной производственной индустрии перед западными конкурентами. К счастью, до такой капитуляции дело пока не дошло, но все опрошенные нами российские компании в один голос заявляют, что не ощущают какой-либо поддержки своей деятельности со стороны государства. Можно лишь надеяться, что при сохранении благоприятной рыночной конъюнктуры они будут наращивать обороты и пытаться выходить на рынки других развивающихся стран.

Изменчивость телефонии

Одним из технологических направлений сферы ИКТ, в котором долгое время поддерживался высокий потенциал отечественной промышленности, была коммутационная техника. На конец 2001 года производственные мощности предприятий, выпускающих телефонные коммутаторы (в том числе СП с российским участием), составляли порядка 5 млн портов в год. По сообщениям Мининформсвязи, за весь прошлый год в стране были сданы в эксплуатацию чуть более 2 млн абонентских линий местной телефонной сети. Значит, имевшиеся еще в 2001 году производственные ресурсы практически полностью могли бы удовлетворить потребности отрасли в голосовой коммутационной технике. Но на деле часть российских сборочных цехов по выпуску АТС разных типов простаивает, а зарубежные вендоры, такие как Alcatel, Avaya и Siemens, весьма вольготно чувствуют себя на этом поле.

Причины такого феномена - усилившаяся конвергенция технологий и, как следствие, глобальное изменение структуры рынка. Сюда пришли новые серьезные игроки из смежных технологических областей (например, Cisco Systems, Huawei и 3Com), спровоцировав очередное обострение конкуренции. Теперь конкурентными преимуществами производителей систем телефонии являются не только производственные мощности или объемы серийно выпускаемой продукции, но и способность максимально адаптировать продукты под индивидуальные требования заказчиков, обеспечивать расширенную функциональность изделий и соответствовать при этом открытым индустриальным стандартам.

На существенное изменение правил игры сумели адекватно отреагировать, с одной стороны, небольшие начинающие предприятия, специализирующиеся на разработке нишевых технологий, а с другой, крупные корпорации с многомиллиардными активами, которые интегрировали новые возможности в линейки своих продуктов, уже заслуживших на рынке хорошую репутацию. Те фирмы, которые оказались «посередине», потеряли часть аудитории, поскольку рассчитывали сохранить лояльность клиентов лишь за счет выгодных ценовых предложений на морально устаревающую технику.

Самая последняя российская тенденция в строительстве региональных и местных сетей связи - переход к архитектуре NGN, в которой традиционным телефонным коммутаторам вообще нет места. Здесь, как известно, интеллектуальным ядром сети является программный коммутатор (Softswitch), который управляет граничными медиашлюзами, преобразующими пользовательский трафик и протоколы сигнализации. Softswitch и медиашлюзы, в сущности, представляют собой программные продукты. Следовательно, разработка современных голосовых платформ все больше выходит за рамки типичного производственного процесса, нацеленного на выпуск серийных коммутаторов.

Ряд начинающих российских фирм вовремя почувствовали, куда дуют ветры перемен, и активно включились в конкурентную борьбу в самых передовых сегментах рынка телефонных систем. В качестве примера можно упомянуть нижегородские предприятия MERA Systems и «СТЕЛТ Телеком». Как сообщила менеджер по маркетингу MERA Наталья Селифанова, сейчас ее компания обеспечивает около 4% мировых поставок контроллеров соединений для сетей VoIP (согласно отчетам агентств Infonetics и Mercator). В нашей стране соответствующая цифра составляет почти 90%, причем клиентами MERA являются такие известные операторы, как «Комстар», Golden Telecom, Equant, «Зебра Телеком» и «РТКомм.Ру». Флагманское решение российского разработчика - программный коммутатор с функциями контроллера соединений MERA VoIP Transit Softswitch (MVTS). Ныне насчитывается свыше 350 его инсталляций в 45 странах, а объем VoIP-трафика, обрабатываемого с помощью MVTS во всем мире, превысил 1 млрд мин/мес.

Среди производителей, сохранивших приверженность традиционной архитектуре АТС, можно назвать множество фирм с участием иностранного капитала. Однако мы остановимся на целиком российской компании МТА из Санкт-Петербурга, которая выпускает семейство цифровых телефонных станций М-200. По словам коммерческого директора МТА Юрия Андрианова, все продукты на 100% являются собственной разработкой, хотя сборка станций осуществляется из комплектующих отечественного и зарубежного производства. Коммутационная платформа М-200 отличается гибкостью конфигурирования и может использоваться в качестве транзитной, узловой, оконечной и сельской АТС.

Компания МТА тоже добилась немалых успехов на российском и зарубежном рынках систем телефонии. Юрий Андрианов утверждает, что ее узлы коммутации серии MPxx и абонентские выносы М-200 поставляются во все страны ближнего зарубежья, некоторые государства Европы и Ближнего Востока. Сегодняшнее соотношение поставок продукции МТА на внутренний и внешний рынки составляет 60/40. Наиболее перспективными направлениями работы с заказчиками в МТА считают организацию сельской связи, ведомственных и корпоративных сетей, а также создание альтернативными операторами мультисервисной инфрастуктуры.

Чтобы закончить рассказ о перспективах российских компаний в секторе телефонного оборудования, нужно рассказать еще об одной успешной бизнес-модели. Она связана с производством специализированных нишевых продуктов, пользующихся устойчивым спросом. Речь пойдет о московской фирме «Агат-РТ», разрабатывающей системы компьютерной телефонии, IP-УАТС малой емкости и цифровые системы записи телефонных переговоров. По словам менеджера отдела маркетинга «Агат-РТ» Вячеслава Уютова, самыми успешными в коммерческом плане продуктами сейчас являются CTI-платы «Ольха». Одна плата может одновременно обеспечивать функции интерфейсной, голосовой и факсимильной связи с поддержкой режима аудиоконференций. Платы поставляются на рынок либо уже встроенными в ПК, либо в автономном исполнении с интерфейсами Ethernet и USB. Уютов признал, что объем поставок этих изделий в зарубежные страны (преимущественно в СНГ) пока невелик, но сообщил, что клиенты ценят их за функциональную гибкость и отличное соотношение цены и качества. Возможно, со временем эта фирма начнет поставлять в соседние страны мини-АТС «Агат UX» с поддержкой VoIP.

Борьба за «последнюю милю»

Другим вектором развития отечественного производства средств связи является выпуск оборудования для организации «последней мили». Выпускаемое в России оборудование для решения проблемы «последней мили» отличается разнообразием и учитывает особенности местной инфраструктуры сетей доступа.

В эту обобщенную категорию средств связи попадают системы микросотовой связи стандарта DECT, обеспечивающие доступ пользователей к ТфОП, уличные системы беспроводного широкополосного доступа, тяготеющие к будущему стандарту WiMAX, цифровые модемы для обычных телефонных линий, весь спектр продуктов для организации широкополосного доступа по медным линиям стандартов xDSL, мультиплексоры абонентских линий (DSLAM) и интегрированные устройства доступа с оптическими интерфейсами. К оборудованию доступа можно отнести и некоторые мультиплексоры ввода-вывода оптических систем SDH, а также спутниковые терминалы VSAT.

В воздухе...

Перечень продуктовых сегментов получился довольно большой, поэтому целесообразно ограничиться анализом лишь тех областей, в которых наблюдается самая острая конкуренция между игроками или отечественные производители сумели занять уникальную нишу. К таким производителям с полным основанием можно отнести довольно крупный производственный концерн «Гудвин», являющийся безусловным лидером по поставкам оборудования стандарта DECT. Вице-президент ЗАО «Гудвин-Европа» Анатолий Евдокимов сообщил, что с помощью решений его компании к ТфОП подключились около 120 тыс. жителей 220 городов России и стран ближнего зарубежья.

Ранее оборудование такого класса поставляли в нашу страну Siemens, Alcatel, Ericsson и др., но впоследствии прекратили развивать это направление бизнеса в связи с выходом на более перспективные и емкие рынки. Компания «Гудвин-Европа» осталась практически единственным поставщиком систем радиодоступа на базе DECT и, воспользовавшись ситуацией, вложила значительные средства в развитие своего промышленного потенциала. Она увеличила штат сотрудников (в том числе программистов, схемо- и системотехников) и производительность линии поверхностного монтажа (благодаря приобретению современной контрольно-измерительной техники). Принятые меры, по словам Евдокимова, вывели производственную мощность предприятия на уровень ежегодного выпуска оборудования на 150 тыс. абонентов (с потенциальной возможностью роста производства для удовлетворения потребностей 300-500 тыс. пользователей).

Однако сегодня концерн не в состоянии собственными силами достичь ожидавшегося экономического эффекта. Негативным обстоятельством является отсутствие централизованного заказчика, коим должно быть государство, ведь системы абонентского радиодоступа «Гудвин» призваны решать, прежде всего, социальные задачи - обеспечения граждан базовыми услугами телефонии. Предприятие встало перед необходимостью диверсификации бизнеса и поиска новых продуктовых ниш, которые помогут сохранить его основные преимущества - научно-технические ресурсы и производственный потенциал. Довольно удачным шагом было предложить на корпоративном рынке системы микросотовой связи в специальном искробезопасном исполнении. Еще одним перспективным направлением деятельности, по мнению коммерческого вице-президента «Гудвин-Европа» Михаила Нагорского, может оказаться выпуск систем широкополосного беспроводного доступа стандарта IEEE 802.16-2004. Кроме того, завершаются испытания, связанные с подключением базового оборудования систем «Гудвин-Бородино» к IP-сетям на основе протокола H.323.

В сегменте систем широкополосного радиодоступа концерну «Гудвин» предстоит, возможно, столкнуться с другим российским производителем, который активно набирает обороты в нашей стране и одновременно осваивает рынки зарубежья. Компания Infinet Wireless уже более 10 лет специализируется на выпуске собственных беспроводных решений семейства Revolution, использующих как стандартные, так и патентованные протоколы. Полгода назад она анонсировала выход в свет системы SkyMAN, причем вызвала на отечественном рынке легкий фурор в связи со стоимостью предлагаемого абонентского комплекта - 595 долл. Сейчас, став членом WiMAX-форума, Infinet сосредоточила основные инженерные усилия на разработке оборудования WiMAX (стандарт IEEE 802.16). По мере появления стандартизированных технологий доля «фирменных» протоколов в пуле решений Infinet будет сокращаться, хотя, как подчеркнул главный эксперт компании Юрий Писарев, именно последние обеспечивают технические ноу-хау производителя.

Завоевав лидирующие позиции в области беспроводных систем передачи данных в России, компания стремительно утверждается на международных рынках. По словам Писарева, всего за год с начала зарубежных поставок количество стран, где уже используется беспроводное оборудование Infinet, достигло 25. Импорт составляет треть сегодняшнего оборота фирмы, и, как надеются ее руководители, его доля будет расти, особенно в связи с предполагаемыми поставками стандартного оборудования WiMAX. Параллельно производитель приступил к продвижению своей новой разработки - офисной VoIP-системы для малых и средних предприятий OfficeKernel.

...И на земле

Высоким уровнем конкуренции российских производителей с зарубежными вендорами отличается сегмент продуктов для построения проводных сетей передачи данных. Здесь присутствуют старейшие отечественные ИТ-производители (их возраст составляет 10-15 лет), «вышедшие из стен» НИИ и оборонных заводов. Среди них - «Зелакс», «Гранч», «Натекс», NSG, «Морион». В этом сегменте нашим компаниям приходится противодействовать не столько могучим американским и европейским корпорациям, сколько многочисленной армии средних и мелких азиатских фирм, которые зачастую не занимаются НИОКР, а продают под своей маркой и поддерживают готовые продукты малоизвестных производителей. К таким «маркетинговым» структурам, как полагает генеральный директор NSGate Александр Чернов, с полным правом можно отнести популярные в России D-Link, Micronet, Planet, Aviv и Ruby Tech. Именно их экспансия в Россию и другие страны СНГ несет основную угрозу отечественным игрокам.

NSGate - молодая компания, у которой за спиной нет груза устаревших технологий. Она выделилась в прошлом году из состава NSG, работающей на рынке с 1992 года и выпускающей продукцию для сетей X.25, frame relay и IP. При этом NSGate сосредоточилась на разработке оборудования широкополосного доступа серии qBRIDGE и решений для построения территориально-распределенных сетей Ethernet. Глава NSGate видит две грани конкурентной борьбы российских и зарубежных производителей. Первая относится к интеллектуальной и технологической областям, где все зависит преимущественно от технического и финансового обеспечения команды разработчиков. Вторая представляет собой борьбу за клиента, и в ней главными инструментами являются брэндинг и маркетинг.

Технические и финансовые ресурсы западных игроков существенно превосходят возможности большинства российских фирм, поэтому, по мнению Чернова, можно условно определить ценовую нишу 1-1,5 тыс. долл., в которой российским разработчикам вполне по силам создавать продукты, не уступающие по характеристикам зарубежным аналогам. Это правило распространяется на многие типы сетевых устройств, в том числе модемы, маршрутизаторы, волоконно-оптическую технику.

Многие отечественные производители, наверное, не согласятся с утверждением о том, что их продукты могут иметь коммерческий успех лишь в довольно узком ценовом диапазоне. Однако в действительности так и происходит: все они поставляют решения для малоканальных систем передачи, организации подключения к глобальным сетям малых и средних офисов или предлагают коммутаторы уровня доступа с широким набором встроенных функций. Более сложные и дорогие решения (от нескольких тысяч долларов) - это удел крупных устойчивых корпораций с развитой системой технической поддержки, таких как Сisco.

До недавнего времени именно стоимость на продукцию была одним из основных привлекательных факторов для потребителей отечественного сетевого оборудования. В связи с массированным наступлением азиатских конкурентов у наших компаний остался, пожалуй, единственный козырь в виде пресловутой близости к заказчику. Например, действующая уже 17 лет компания «Зелакс» выпускает устройства доступа xDSL, максимально адаптированные к российским линиям связи и потребностям отечественных заказчиков. В них используются патентованные алгоритмы обработки сигнала, позволяющие по дальности связи и производительности «обходить» многие зарубежные изделия того же класса.

Около 10% своей продукции «Зелакс» продает через дилеров за рубежом. В компании с уверенностью смотрят в будущее, ведь не будут же мировые лидеры создавать свои устройства с учетом особенностей каждой страны, куда экспортируется их продукция. Но чем больше Россия ориентируется на мировые стандарты отрасли и общепринятые телекоммуникационные протоколы, унифицируя свою инфраструктуру связи, тем меньше нашим производителям следует уповать на уникальные технические свойства продукции.

Крупная «экзотика»

Авторы концепции развития рынка телекоммуникационного оборудования еще в 2001 году предупреждали на основе опыта индустриально-развитых стран, что в перспективе этот рынок будет приобретать олигопольную форму. Судя по уменьшению количества игроков «на верхних этажах» продуктового ряда, такие прогнозы уже начали сбываться. Наши аналитики предлагали уже на первом этапе реализации Концепции (то есть до 2004 года) образовать ряд вертикально-интегрированных холдингов, способных сконцентрировать ресурсы для выполнения крупных заказов, а также обеспечить сопровождение телекоммуникационного оборудования в течение всего его жизненного цикла. Сегодня единственной российской структурой такого рода является ОАО «Концерн научный центр» (КНЦ).

КНЦ создан безо всякого участия государства. Его основным акционером является АФК «Система», которая, в отличие от большинства отечественных структур олигархического толка, не побоялась сделать серьезные вложения в развитие наукоемкого производства. Структуры КНЦ работают в пяти основных направлениях: это выпуск телекоммуникационного оборудования и ПО, системная интеграция и внедрение ERP-систем, массовое производство компьютерного оборудования, разработка и выпуск полупроводников и электронной техники, создание и внедрение систем обеспечения безопасности. Оборот производственного концерна за 2004 год составил свыше 0,5 млрд долл.

В КНЦ входят такие предприятия, как STROM Telecom, «Медиател», «Квазар-микро», «Видеофон МВ», ОАО «НИИМЭ и Микрон», производственное объединение «Квант» и ЗАО «Ситроникс». Усилия разработчиков концерна сосредоточены на весьма наукоемких направлениях телекоммуникационной отрасли - системах поддержки операторской деятельности, коммутационных платформах нового поколения и компонентах современных GSM-сетей. Между структурами, входящими в холдинг, существует четкое разделение труда.

Так, «Медиател» занимается разработкой и эксплуатационной поддержкой системы FORIS OSS и коммутационных систем семейства Medio. В рамках программы реконструкции МГТС уже внедрены и успешно эксплуатируются системы FORIS и платформы Medio, рассчитанные на обслуживание 4,5 млн абонентов. Фирма STROM Telecom, которая расположена в Чехии, предлагает европейским заказчикам центры мобильной коммутации GMSC, представляющие собой доработанную версию платформы Medio. Кроме того, она выпускает такие компоненты GSM-инфраструктуры поколения 2,5G, как регистры абонентов VLR и HLR, SMS-центры и даже NGN-платформы Agnes. А в 2000 году в Новосибирске открылось предприятие «ИнтерТел Сибирь», которое помимо разработки собственных программно-аппаратных решений специализируется на распространении, внедрении и технической поддержке продуктов STROM Telecom.

разделение труда

Деятельность подобных «вертикальных» холдингов пока является экзотикой для российской сферы ИТК. Как правило, производственные фирмы, выпускающие нужное и довольно качественное оборудование, сами же занимаются его маркетингом, продажами и техническим сопровождением, сами являются внедренцами, консультантами и очень далеки от понятия канала дистрибуции. Правда, их производственные процессы постепенно преодолевают рамки «местечкового» сознания, впитывают в себя некоторые принципы международного распределения труда, но принятые ими на вооружение бизнес-модели не выдерживают критики. Счастливыми исключениями из этого правила можно считать те случаи, когда у производителя имеется «родственная» дистрибьюторская структура, «заодно» осуществляющая поставки его оборудования в общий канал. Однако среди перечисленных компаний такими ресурсами могут похвастаться разве что Infinet Wireless и «Натекс». Остальные предпочитают быть «многостаночниками», что, бесспорно, отнимает много времени и сил, тормозит развитие главного направления бизнеса.

Что же касается независимых дистрибьюторов и системных интеграторов, многие из известных фирм попросту отказались иметь дело с отечественными производителями. Лишь некоторые игроки (например, «Открытые технологии») признались, что используют в своих проектах элементы кабельной разводки, пластиковые короба и конструктивы для размещения серверов местного производства. Как прокомментировал ситуацию руководитель отдела маркетинга Race Comminications Никита Емец, «если автосалоны продают иномарки зарубежной сборки, они не станут заниматься продажами отечественных автомобилей».

Не на пользу отечественным продуктам - качество маркетинговой и технической поддержки, уровень обучения партнеров и заказчиков, а также многие другие факторы, за которые, в принципе, должен отвечать вендор. Однако на том же автомобильном рынке ситуация начинает меняться: многие западные брэнды открывают в нашей стране сборочные предприятия, использующие местные ресурсы для снижения себестоимости готовой продукции. Если аналогичным путем пойдет телекоммуникационная индустрия, российский рынок вскоре насытится качественной доступной продукцией, значительный вклад в создание которой обеспечат наши соотечественники.


Производство как процесс

Когда мы попытались выяснить у участников рынка, что конкретно представляет собой сегодняшнее отечественное производство телекоммуникационного оборудования, то натолкнулись на стену недопонимания. На вопрос о том, какова усредненная доля себестоимости их разработок в выпускаемой ими продукции, большинство производителей убежденно ответили: 100%. С некоторой натяжкой можно поверить, что доля собственного труда отечественных разработчиков приближается к заветным 100%, когда речь идет о выпуске чисто программных решений. А в остальных случаях очевидно, что эта продукция создается не на пустом месте, так как в ней используются либо готовые комплектующие, либо отдельные лицензируемые технологии, либо все вместе взятое.

С гораздо большим доверием можно отнестись к оценкам компании NSGate. Ее директор Александр Чернов сообщил, что доля собственных разработок в зависимости от типа изделия колеблется от 25 до 100%, а среднее значение составляет 65-70%. Обстоятельный комментарий по этому вопросу дал главный эксперт Infinet Wireless Юрий Писарев. Он справедливо отметил, что задача разработчика при старте нового проекта - оценить, что целесообразно сделать самому, а что будет проще и быстрее купить или лицензировать. Что же касается вклада разработчиков в себестоимость любых инновационных продуктов, он всегда достаточно высок.

Уровень «погружения» в производственные процессы у всех отечественных компаний, выпускающих собственное ИКТ-оборудование, примерно одинаков. Как правило, они берут на себя проектирование изделий, включая схемотехнику и разработку топологии печатных плат, сборку из готовых компонентов, создание, отладку и модернизацию системного ПО, частичное изготовление корпусов и упаковки. Тенденция последнего времени - все производители активно инвестируют в создание центров круглосуточной технической поддержки клиентов. Эта деятельность приобретает особую значимость, если компания стремится выйти на зарубежные рынки. Например, служба технической поддержки MERA Systems работает на двух языках, русском и английском.

Никто из опрошенных нами производителей не создает электронные компоненты и не рассматривает это направление как перспективное на ближайшее время. Причина тоже понятна: производство чипов и микросхем экономически оправданно лишь при больших объемах продукции. При наблюдаемом избытке таких производственных мощностей в странах Юго-Восточной Азии российские заводы вряд ли смогут конкурировать с импортерами по ценам на комплектующие.

Большинство производителей признались, что отдают на аутсорсинг процессы поверхностного монтажа (пайки электронных компонентов на печатные платы). Подрядчиками становятся, как правило, предприятия оборонного комплекса. Исключением являются опытные образцы изделий, еще не поступивших в серийное производство: их паяют и отлаживают инженеры-разработчики в собственных лабораториях. Собственными линиями поверхностного монтажа располагает только концерн «Гудвин». По словам его вице-президента Михаила Нагорского, сейчас расходы на создание тестовых образцов будущих изделий примерно равны стоимости закупаемого технологического оборудования для поверхностного монтажа печатных плат.

Представители фирмы «Зелакс» особо отметили, что в производстве телекоммуникационного оборудования у них используется качественная дорогостоящая элементная база ведущих мировых компаний. Этим российский производитель положительно отличается от некоторых зарубежных вендоров, которые в погоне за низкими ценами грешат экономией на электронных компонентах.

Наконец, почти все российские компании пробовали использовать модель OEM-производства. Некоторые считают нормальным лицензировать готовую технологическую платформу у какой-либо известной зарубежной фирмы и поставлять на местный рынок ее адаптированный вариант под своей торговой маркой. Другие думают о налаживании контрактного производства за рубежом, с тем чтобы избежать лишней головной боли при экспорте из России готовой продукции.


О пользе государственной поддержки

Поддержка отечественных производителей телекоммуникационного оборудования на законодательном уровне впервые была обозначена Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон 'О связи'» от 6 января 1999 года. Эти поправки, в числе прочих мер, предусматривали «обеспечение приоритета производства средств связи и применения в эксплуатации произведенных в Российской Федерации средств связи в соответствии с государственной научно-технической политикой».

По сути, в то время предлагалось ввести известные рычаги административного характера, благодаря которым на долгие годы было заморожено развитие российского автопрома. Среди них - введение таможенных пошлин, защищающих интересы местных производителей, отсрочка выплат НДС, снижение налога на прибыль с целью реинвестирования средств в основные фонды, смягчение требований к российским участникам при проведении государственных конкурсов на закупку оборудования. И хотя задуманным планам не суждено было сбыться, некоторые из предложенных мер актуальны по сей день. Вспомним: правительства некоторых стран тоже обеспечивают некоторые привилегии местным предприятиям в открытых тендерах на право поставки продукции по госзаказу. Более того, в ряде государств действует механизм централизованного кредитования таких поставок из специальных фондов, который в нашей стане существует лишь на бумаге.

Со временем все большую значимость приобретала подготовка России к вступлению в ВТО, что предполагало создание равных условий конкуренции на внутреннем рынке для местных и зарубежных поставщиков. В результате самые одиозные положения о защите интересов отечественного товаропроизводителя были изъяты из текстов вновь принимаемых документов. Параграфы о преференциях российским компаниям вообще не попали в новую редакцию ФЗ «О связи», принятую в 2003 году. А в «Концепции развития рынка телекоммуникационных услуг РФ» вопрос административного воздействия на рынок решается в гораздо более мягкой форме. Там говорится о необходимости таможенной политики, которая обеспечит равные условия для отечественных и зарубежных производителей путем установления адекватных таможенных пошлин на ввозимое оборудование, имеющее российские аналоги. Разница по сравнению с прежними законотворческими идеями - налицо.

Каждое правительство, безусловно, обязано заботиться об усилении промышленной мощи своей страны. Но свободный рынок - субстанция очень деликатная, и если переусердствовать в воздействии на него, то можно вернуться к плановой экономике или засилью монополий, что точно не пойдет на пользу научно-техническому прогрессу. А значит, патриотические чувства иногда нужно сдерживать, помня, что, проиграв один бой, можно выиграть всю войну.


Доля видов продукции, поставлявшаяся на внутренний рынок российскими предприятиями в 2001 г.

Источник: ГКЭС, «Концепция развития рынка телекоммуникационного оборудования на 2002-2010 гг.»

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями