Kогда речь заходит об электронном бизнесе, все реже рассуждают об электронной коммерции и Internet-магазинах. Зато на повестку дня выходит проблематика организации защищенного электронного документооборота, весьма важного для деятельности крупных корпораций и государственных организаций.

Перевод хозяйственной деятельности таких учреждений на электронные рельсы обычно требует глубокой ревизии корпоративных коммуникаций. Причем уже недостаточно телефонизации офисов и подключения их к Internet. Необходимо внедрять широкополосные технологии, организовывать каналы большой пропускной способности, устанавливать системы безопасного доступа и шифрования трафика.

Обо всем этом говорилось на последней конференции АДЭ «Электронное ведение бизнеса — путь к открытому глобальному рынку». По традиции она состоялась в конце года в Москве.

Первый заместитель министра по связи и информатизации РФ Андрей Коротков отметил тенденцию ускоренного развития региональных проектов информатизации учреждений и ведомств. Однако примерно 90% средств, отпущенных на информатизацию, идет на закупку аппаратуры, что, считает замминистра, не совсем правильно. По мнению Короткова, деньги должны тратиться более сбалансированно — как на закупку новой техники и модернизацию старой, так и на техническое обслуживание информационных систем и обучение пользователей.

Самыми востребованными технологии электронного бизнеса оказались в банковском секторе. Примечательно, что необходимость построения корпоративной системы документооборота продемонстрировал на собственном примере Центробанк РФ. Вначале он даже предпринял попытку построить опорную телекоммуникационную сеть собственными силами. В 1997 году на околоземную орбиту был запущен спутник «Купон», с помощью которого ЦБ собирался организовать каналы связи между Москвой и удаленными регионами. Однако через год спутник был потерян. Это событие зафиксировано в Книге рекордов Гиннеса как самая крупная и быстрая страховая выплата потерпевшей стороне: спутник был застрахован в «Ингосстрахе», который предоставил Центробанку 86 млн долл.

Единая корпоративная сеть ЦБ все же была построена — с помощью спутников Intelsat, «Горизонт» и «Ямал-100». Сейчас к спутниковым каналам ЦБ подключены около 800 наземных терминалов. А защищенный обмен электронными документами осуществляется в сети ЦБ на основе договоров с клиентами и технологии идентификационных кодов.

Однако перевод бизнеса в электронную форму и быстрое развитие инфокоммуникационных технологий приводят не только к росту эффективности работы учреждений, но и к увеличению риска. Дело в том, что электронная криминалистика, методики разоблачения компьютерных преступлений и фиксации информационных улик пока находятся в зачаточном состоянии. По причиняемому ими ущербу компьютерные преступления в стране стали сопоставимыми с нелегальным оборотом оружия и наркотиков, а объем нелегального импорта радиоэлектроники (в обход таможни и органов сертификации) — с общим объемом законного ввоза оборудования и ПО.

Тем не менее за 2002 год удалось разоблачить 3371 нарушение главы 28 УПК РФ, в которой перечислены преступления в области высоких технологий. Свыше 90% таких случаев представляли собой несанкционированный доступ к данным.

Ожидалось, что значительную часть проблемы обеспечения безопасного документооборота снимет федеральный закон «Об ЭЦП». И правда, описанная в нем методика применения цифровых сертификатов позволяет надежно идентифицировать пользователей и гарантировать электронные документы от подделки. Однако ситуация оказалась прямо противоположной.

До сих пор не выдано ни одной лицензии ФАПСИ на деятельность удостоверяющего центра, поэтому использование цифровой подписи в общем случае является незаконным. Из-за неопределенности процедур Центробанк и некоторые другие организации отказались от применения ЭЦП в пользу более простых электронных аналогов собственноручной подписи. Соответствующие правовые нормы разработаны и в Центробанке, и в ГТК.

В результате электронные документы остаются лишь «прелюдией» к традиционной бумажной форме, а для идентификации требуется личное присутствие клиента. Все это существенно ограничивает развитие электронных бизнес-отношений.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями