Прошло всего полгода после формального старта широко разрекламированной федеральной целевой программы (ФЦП) «Электронная Россия», а с ее финансированием уже возникли первые проблемы. В конце августа в Госдуму поступил проект бюджета страны на 2003 год, в котором предусмотрено сокращение средств, выделяемых на ФЦП.

Напомню, что бурные разговоры об «Электронной России» велись еще в прошлом году, а ее утверждение постановлением Правительства РФ состоялось в январе текущего. На выполнение программы отведено целых девять лет (2002-2010), да и деньги намечено потратить немалые — 76,15 млрд руб. Если считать по курсу на начало года, то выйдет аккурат 2,5 млрд долл., хотя понятно, что с ростом цен и изменением соотношения валют долларовый эквивалент рублевой суммы начнет потихонечку таять. Инфляцию можно было бы учесть путем индексирования средств, выделяемых на программу в последующие годы, но пока просматривается противоположная тенденция.

Согласно упомянутому правительственному постановлению, львиная доля запланированных расходов будет покрыта из бюджетных средств (51% — из федерального бюджета, 30% — из бюджетов субъектов Федерации) и лишь пятая часть — из внебюджетных источников. При таком раскладе становится понятно, что сокращение финансирования со стороны государства ставит под вопрос возможность реализации данной ФЦП — во всяком случае, возможность ее воплощения в полном объеме. Реальная степень секвестирования пока неизвестна даже заинтересованным лицам, да и сам бюджет на момент написания этих строк еще не был принят даже в первом чтении. Между тем в информационном сообщении, распространенном компанией «Финмаркет», утверждается, что от уменьшения объема бюджетного финансирования неизбежно пострадают региональные проекты, их координация с проектами федерального уровня, а также управление выполнением самой ФЦП.

Спрашивается, что же должно было произойти, чтобы правительство, утвердив размер выделяемых на «Электронную Россию» ассигнований, практически сразу приступило к их сокращению? Рассуждения о необходимости оптимизировать государственные расходы, особенно в условиях пика платежей по внешнему долгу (он придется на 2003 год), не выдерживают критики: размер этих платежей ни для кого не составлял секрета и несколько месяцев назад. Скорее всего, дело состоит в очередной битве за распределение государственных доходов, которую отечественное телекоммуникационное лобби проигрывает. Причем проигрывает, несмотря на последние оптимистичные заявления министра РФ по связи и информатизации Леонида Реймана по поводу дальнейшего финансирования этой ФЦП.

И вот тут мы подходим к самому интересному. Надо ли говорить, что работы по отдельным направлениям «Электронной России» начались еще до ее окончательного утверждения. Тем не менее пока по этой программе не сделано практически ничего, если не считать, конечно, широкой пиаровской кампании, многочисленных конференций и тендеров. В принципе, впереди еще восемь с половиной лет, однако, не продемонстрировав хоть каких-то весомых результатов в первый год действия ФЦП, вряд ли стоит всерьез рассчитывать на увеличение финансирования в дальнейшем.

Как не вспомнить схему поддержки научных проектов — не у нас, конечно, ибо в России выделяемые государством суммы чаще всего просто смехотворны, а в тех же США, где научные гранты измеряются миллионами, а порой и десятками миллионов долларов. За рубежом хорошим стилем считается подавать заявку на грант, когда значительная часть работы уже сделана. Соображения в пользу такого подхода очевидны: в случае получения средств грантодержатель практически застрахован от того, что задуманное не будет доведено до конца, и к тому же имеет все шансы получить новый грант. А вот с «Электронной Россией» все получается совсем иначе.

Происходящее, естественно, не может не тревожить участников отечественного IT-рынка, прежде всего — победителей тендеров, недавно проведенных Минсвязи в рамках данной ФЦП. На июльской конференции ассоциации «Сириус», в которую входят многие из этих победителей (см. «Сети», № 16, с. 10), вопрос о возможном сокращении финансирования обсуждался отнюдь в сослагательном наклонении. Наиболее симптоматичным мне показался призыв к компьютерным и телекоммуникационным фирмам, который прозвучал из уст Олега Рыкова, ответственного работника аппарата Правительства РФ: представить детально проработанные проекты, требующие крупных капитальных вложений.

Эта конструктивная идея, к тому же исходящая от правительства, не могла не вызвать в моей памяти образ Каспара Уайнбергера — министра обороны США в администрации Рейгана. Его манеру руководить американским военным Ведомством местная пресса в свое время охарактеризовала крайне лаконично: «Внимание! Пли! Прицелились!»

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями