Очевидным итогом 2001 года в сфере разработки и принятия нормативно-правовых актов, регулирующих использование информационных технологий, развитие телекоммуникаций и электронной коммерции, стало принятие Государственной думой федерального Закона «Об электронной цифровой подписи» и подписание его президентом РФ 10 января 2002 года. Он был разработан Минсвязи России совместно с ФАПСИ, Гостехкомиссией России, Минюстом России, ФКЦБ России и Госстандартом России при участии Банка России и внесен на рассмотрение Правительством РФ. Закон принят Государственной думой в третьем чтении 13 декабря 2001 года.

Как следует из статьи 1, целью данного закона является «обеспечение правовых условий для использования электронной цифровой подписи в электронных документах, при соблюдении которых электронная цифровая подпись в электронном документе признается юридически равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе». Самой ЭЦП дается следующее определение: «электронная цифровая подпись — реквизит электронного документа, предназначенный для защиты данного электронного документа от подделки, полученный в результате криптографического преобразования информации с использованием закрытого ключа электронной цифровой подписи и позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе».

Нужно отметить, что действующее законодательство применительно к использованию ЭЦП до настоящего момента было практически диспозитивным. Иными словами, участникам гражданского оборота предполагалось самостоятельно определять все аспекты собственной деятельности — от юридических терминов до существенных условий гражданских договоров, которые заключаются между лицами, испытывающими потребность в использовании ЭЦП. Можно смело утверждать, что с момента вступления в силу Закона об ЭЦП произошла ликвидация первого правового пробела в новом информационном законодательстве (в устоявшихся терминах — законодательстве в сфере информатизации) с одновременным сужением возможностей саморегулирования в информационной сфере.

Что даст обществу новый закон? Лицам, занимающимся электронной коммерцией, будут обеспечены некоторые гарантии (хотя бы психологические), как и ряд проблем, связанных с созданием более громоздой системы использования ЭЦП с учетом процедурных требований. Данные требования породят необходимость в формальных организационных действиях (сертификации, лицензировании) и потребуют определенной коррекции схем организации информационного обмена.

Обычные пользователи, работающие с программами шифрования с асимметричным ключом, при обмене личной корреспонденцией никаких изменений не почувствуют. По отношению к ним этот закон, в принципе, можно рассматривать как нейтральный. Больше всего пользы он принесет юристам — появится новый институт информационного права (институт использования ЭЦП) и соответствующая терминология (например, определения понятий ЭЦП и электронного документа). Закон окажется полноценным и для будущих удостоверяющих центров, чья деятельность, связанная с изготовлением сертификатов ключей подписей, созданием ключей ЭЦП и подтверждением подлинности ЭЦП, обещает быть высокодоходной.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями