В последнее время сектор беспроводных сетей в нашей стране развивается весьма динамично. На Западе беспроводные технологии передачи данных используются в основном внутри офисов, но Россия и здесь идет собственным путем. Неподдельный интерес к построению городских сетей широкополосного беспроводного доступа (BWA) проявляют региональные компании, а в столице число операторов беспроводных сетей скоро перевалит за десяток. Более того, эта тенденция никак не коррелирует с событиями на американском и европейском рынках, где операторы один за другим заявляют о выходе из «беспроводного бизнеса».

В чем причина возросшей популярности беспроводных технологий и что ожидает этот рынок в будущем? Сегодня мы представляем точку зрения системного интегратора, на чьем счету десятки реализованных проектов. С Игорем Дядюком, который минувшей осенью занял пост генерального директора компании «Омнибэнд Групп», беседует научный редактор журнала «Сети/Network World» Павел Иванов.

Я предлагаю начать с анализа общей рыночной ситуации. В 2001 году мы стали свидетелями развития сразу нескольких проектов, нацеленных на развертывание беспроводных сетей доступа в Москве. В течение года компания «Совинтел» продолжала строительство сети на базе оборудования Lucent Technologies, а осенью она приступила к предоставлению коммерческих услуг. В июне 2001 г. «Московская сотовая» анонсировала аналогичный по своей функциональности проект. Наконец, в ноябре появилось сообщение о том, что «Комбеллга» намерена развернуть в Москве крупную сеть LMDS, используя продукты корпорации Ericsson.

Как вы оцениваете эту ситуацию с позиций компании, выполняющей интеграционные проекты? Вроде бы в столице сегодня не наблюдается неудовлетворенного спроса на услуги беспроводного доступа. К тому же здесь имеются сети, функционирующие не один год. Может быть, фирмы, только вступающие на этот рынок, просто не устояли перед веяниями моды?

Прежде всего я должен отметить, что московский рынок уникален. Уникален благодаря довольно развитой проводной инфраструктуре. Сегодня в столице действуют несколько альтернативных операторов (включая упомянутый вами «Совинтел»), предоставляющих услуги доступа. Они располагают всем необходимым для передачи данных и голосового трафика по проводам.

Но проблема заключается в умении дойти до конечного клиента, в роли которого все чаще выступают представители сектора SOHO. Это означает, что поставщик традиционных услуг передачи данных должен арендовать «медную пару» у собственника инфраструктуры. Арендная плата неизбежно закладывается в тариф, по которому потребитель рассчитывается за услуги.

Кроме ценового существует еще и фактор времени. По мере того как услуги доступа переходят в разряд массовых, альтернативному оператору приходится вести длительные переговоры об аренде элементов инфраструктуры; в результате возникают многомесячные задержки с началом предоставления услуг, вызывающие недовольство у конечных пользователей. Вот почему в борьбе за клиента некоторые альтернативные операторы обратили свои взоры на беспроводные технологии. Подключение в этом случае может быть осуществлено буквально на следующий день после получения заявки.

А как при этом обстоит дело со стоимостью услуг?

Этот вопрос следует рассматривать в более широком контексте. Насколько мне известно, стоимость аренды одной физической пары, проложенной до оборудования конечного пользователя, иногда доходит до 120 долл./мес. Правда, крупные операторы арендуют сразу множество линий, получают значительные скидки, поэтому и тарифы для абонентов оказываются ниже приведенной величины.

Кроме того, в предоставлении услуг доступа по проводной инфраструктуре с самого начала присутствует элемент нестабильности. Потребитель в каком-то смысле оказывается заложником отношений между альтернативным оператором и собственником сети доступа. Последний может по своему усмотрению резко повысить арендную плату или вообще приостановить сотрудничество с оператором.

Беспроводной вариант свободен от этих недостатков. После того как получены частоты, приобретено абонентское оборудование и произведено подключение, пользователь перестает зависеть от прихотей отдельной компании.

Возвращаясь к вашему вопросу о ситуации в Москве, я должен признаться, что сегодня наша фирма не рассматривает здешних операторов беспроводных сетей в качестве своих потенциальных заказчиков — прежде всего в силу практически полной занятости в столице имеющегося радиоресурса.

В таком случае что вы думаете о намерении фирмы «Комбеллга» перейти на существенно более высокие частоты — в районе 26 ГГц?

На самом деле «Комбеллга» уже давно присутствует на столичном рынке услуг беспроводного доступа. Года четыре назад компания приступила к предоставлению таких услуг на базе оборудования MultiGain Wireless производства корпорации Tadiran Telecommunications (позднее она вошла в состав ECI Telecom), которое использует частоты в районе 1,5 ГГц. «Комбеллга» имеет сеть базовых станций, необходимую инфраструктуру, подготовленный персонал и просто многолетний опыт, что позволяет оперативно приступить к внедрению упомянутых вами услуг. К тому же использование технологии LMDS позволит уйти в совершенно новый частотный диапазон, в котором пока нет столпотворения, наблюдаемого в районе 2,4 ГГц.

Тем не менее вопрос по поводу спроса на этот сервис остается. Давайте отвлечемся от беспроводных сетей и посмотрим, какова ситуация с другими вариантами услуг широкополосного доступа. Самый показательный пример — проект «Точка Ру», запущенный компанией «ПТТ Телепорт» (ныне входит в состав «МТУ-Интел»). К концу 2001 года фирма рассчитывала достичь рубежа в 3 тыс. абонентов, а сумела привлечь лишь около 1600 подписчиков. Я не думаю, что в Москве не найдется 3 тыс. небольших компаний, которые в состоянии выложить 750 долл. за подключение и ежемесячно платить пусть не за мультимегабитную полосу пропускания, а, скажем, за 256 кбит/с. Другими словами, дело, наверное, не в низкой платежеспособности, а в отсутствии спроса вообще. И в этом смысле попытки развертывания новых городских беспроводных сетей в качестве альтернативы сетям проводным, на мой взгляд, натолкнутся (если уже не натолкнулись) на отсутствие спроса.

На самом деле в Москве спрос есть, в том числе со стороны малых и средних компаний. Кстати, наша фирма подключена к глобальной сети по беспроводному каналу.

Развитие беспроводных сетей частично сдерживается из-за психологического фактора: многие боятся передавать данные по радиоэфиру, полагая, что беспроводные сети защищены гораздо слабее проводных. А у кого-то недоверие вызывает сама возможность достижения в таких сетях высоких скоростей транспортировки трафика.

В действительности операторы, вступающие в этот сектор телекоммуникационных услуг, имеют возможность заранее просчитать, какая тарифная политика позволит, во-первых, вернуть вложенные деньги, а во-вторых, в дальнейшем получать стабильную прибыль. Стоимость услуг широкополосного доступа для конечного потребителя играет здесь ключевую роль. Если бы она была сопоставима с суммой, которую среднестатистический абонент ежемесячно тратит на сотовый телефон, число подписчиков на такие услуги возросло бы как минимум на порядок. Пока до этого далеко. Тем не менее рынок уже отошел от последствий кризиса 1998 года, и в ближайшие годы даже при несколько завышенных тарифах мы будем наблюдать его поступательный рост.

Что вы думаете об интересе к беспроводным сетям, который в последнее время проявляют операторы мобильной связи, причем как на Западе, так и у нас?

Довольно показательный пример — упомянутый вами проект МСС. Мы начали работать над ним примерно полтора года назад: развернули опытную зону, инсталлировали первое оборудование, обучили технический персонал и провели тестовые испытания. Эта деятельность была завершена в мае прошлого года, после чего МСС и распространила официальную информацию о запуске беспроводной СПД.

Надо иметь в виду, что этот оператор, изначально сделавший ставку на дешевый аналоговый стандарт NMT-450, сегодня стоит перед нелегким выбором. Его переговоры с Ericsson о переходе на технологию GSM-450 закончились ничем. Сейчас, как вы знаете, этот оператор сотрудничает с корпорацией Lucent. Однако в любом случае тотальная модернизация, а уж тем более замена оборудования сопряжены с колоссальными затратами. Вот почему в свое время мы предложили МСС использовать имеющуюся инфраструктуру для предоставления наложенных услуг фиксированной беспроводной телефонии и передачи данных. Аналогичная идея, кстати, реализована во второй половине 2001 года оператором «Ростовская сотовая связь» (опять же при участии наших специалистов).

Раз уж мы плавно перешли к регионам, не могли бы вы прокомментировать ситуацию, сложившуюся вдалеке от столицы?

Регионы представляют основной интерес для нашей компании — достаточно сказать, что «Омнибэнд» выполнила для них свыше 40 проектов. Региональных заказчиков можно разбить на две большие группы.

Первую образуют ведомственные корпоративные клиенты. В качестве примера я бы назвал Новороссийское морское пароходство (компания «Новошип»), беспроводная сеть которого была запущена в апреле 2001 года. Она построена на базе оборудования BreezeACCESS XL производства BreezeCOM (ныне — Alvarion), которое появилось в конце 2000 года. и работает в диапазоне 3,5 ГГц.

Другой интересный проект начат нами для АО «Нижновэнерго». В настоящее время проведены первые инсталляции оборудования и к сети подключены первые абоненты.

Еще один пример — сеть для Михайловского горно-обогатительного комбината, где активно используется функция роуминга, поддерживаемая устройствами BreezeNET того же производителя. Абонентское оборудование, установленное на железнодорожном составе с рудой, «привязывается» к двум ближайшим базовым станциям, в результате чего с диспетчерского пункта можно следить за перемещениями и состоянием этого состава.

Вторая группа заказчиков состоит из альтернативных операторов — как крупных (Global One, «РОСНЕТ»), так и небольших региональных. Крупные операторы, как правило, производят монтажные и пусконаладочные работы самостоятельно, тем более что само оборудование без особой натяжки можно отнести к классу plug & play. С региональными операторами ситуации бывают самые неожиданные, поскольку эти фирмы неодинаковы по масштабам и развиваются разными темпами. Как правило, молодые компании не могут похвастаться богатым опытом эксплуатации беспроводных сетей, поэтому на первых порах им необходимы консультации, детальное сопровождение проекта, обучение персонала.

Пожалуй, самым крупным проектом, который был выполнен с нашим участием для этой категории заказчиков, является развертывание сети в Екатеринбурге (оператор — компания «Трон»). Ее строительство было начато около трех лет назад на базе оборудования BreezeNET. Позднее, в связи с возникновением дополнительных требований (прежде всего относившихся к поддержке QoS) и появлением семейства BreezeACCESS, был начат переход в диапазон 3,5 ГГц. Кроме того, фирма получила лицензию на строительство сети в Свердловской области, а значит, в ближайшее время беспроводная инфраструктура будет значительно расширена. Похожие сети были построены в Волгограде («Инфосфера»), в Туле (UNC) и других городах.

Каково соотношение между разными категориями заказчиков, проявляющими интерес к беспроводному оборудованию?

Конкретные цифры меняются от региона к региону, но если исходить из опыта «Омнибэнд Групп», на частных клиентов приходится не более одной пятой от общего числа клиентов, а 80% составляют корпоративные заказчики. Кстати, и частные клиенты в большинстве своем — не индивидуальные пользователи, а жители одного подъезда или дома, сделавшие выбор в пользу коллективного беспроводного подключения к Сети.

Если говорить о собственно корпоративных заказчиках, то на сегодня большая их часть является операторами, а максимум 20% — представителями мелкого и среднего бизнеса, решившими обзавестись собственной беспроводной сетью.

Насколько я понимаю, сам монтаж оборудования не отнимает много времени, но в России серьезной проблемой является получение частотных присвоений.

К сожалению, это так. В отличие от многих других стран, у нас диапазоны 2,4 и 5,7 ГГц являются лицензируемыми, а значит, на организацию каждой новой сети требуется получать разрешение.

Ожидается, что ситуация может измениться в самое ближайшее время — после принятия Госкомиссией по радиочастотам заключения по результатам работы НПФ «Гейзер».

Да, эта организация исследовала возможность безлицензионного применения оборудования беспроводной передачи данных, и судя по всему, в наступившем году на свет появится список устройств, разрешенных к такому применению. Правда, при определенных условиях, которые сведутся главным образом к ограничениям на мощность радиопередающего оборудования. Как известно, при действующем в России порядке выдачи разрешений специальных ограничений на эту мощность не накладывается, тогда как, скажем, в США отсутствуют ограничения на частоты (в рамках нелицензируемых диапазонов), но существует жесткий верхний предел излучаемой мощности. После изменения в нашей стране регламентирующей схемы ограничения на мощность неизбежно будут введены. Кроме того, определенные ограничения появятся в связи с тем, что в России диапазон 2,4 — 2,4835 ГГц практически полностью занят, причем не только в Москве или Санкт-Петербурге, но и в регионах.

Надо также иметь в виду, что доступность частотного ресурса зависит и от применяемой технологии широкополосного сигнала. Для оборудования, использующего метод прямой последовательности (DSSS), требуется свободный радиоканал шириной 22 МГц. В результате в каждой конкретной местности в диапазоне 2,4 ГГц могут работать лишь три сети, применяющие данную технологию. Устройства, относящиеся к семейству BreezeACCESS, задействуют алгоритм скачкообразной программной перестройки частоты (FHSS), который допускает функционирование сети при наличии хотя бы одного свободного канала шириной 1 МГц. В результате вполне работоспособные сети удается развернуть там, где в диапазоне 2,4 ГГц осталось всего несколько незанятых узких частотных номиналов.

Отдельная проблема связана с пиратством. Свободная продажа беспроводных устройств на Западе обусловливает их «серый» импорт в Россию, где завезенная аппаратура частенько устанавливается безо всяких разрешений или регистрации. Особенно острая ситуация сложилась в Москве, поскольку здесь 2,4-гигагерцевый диапазон не только полностью поделен на законной основе, но и повторно используется пиратскими сетями. В этом — еще одна причина того, что наша компания не проявляет интереса к столичному рынку.

Но в любом случае ожидаемое решение ГКРЧ даст толчок бурному развитию беспроводных сетей, поскольку процедура получения частотных присвоений не только требует определенных финансов, но и отнимает уйму времени.

Если исходить из первоначального задания на эту НИР, фирма «Гейзер» должна была предоставить свои рекомендации к 1 сентября 2001 года.

В конце октября состоялось заседание ГКРЧ, на котором были рассмотрены результаты этой НИР и «Временная методика оценки ЭМС РЭС». ГКРЧ приняла решение, в соответствии с которым в настоящее время проводится второй этап НИР. Его результаты станут известными к началу II квартала 2002 года.

Вы уже упомянули о нескольких проектах, в которых используется 3,5-гигагерцевый диапазон. Насколько часто прибегают к нему региональные операторы?

Наша компания начала активно продвигать оборудование, рассчитанное на частоты 3,4 — 3,6 ГГц, в прошлом году. Причина проста: этот диапазон гораздо менее загружен, нежели 2,4-гигагерцевый. Правда, определенные проблемы возникли и здесь. Они связаны с помехами для наземных станций космической связи, которые работают на тех же частотах. Ожидается, что к концу января НПФ «Гейзер» представит свои рекомендации по совместному использованию данного диапазона системами различного назначения. Судя по всему, без определенных ограничений и в этом случае не обойтись.

Выбор же частот конкретным оператором в значительной мере определяется необходимостью предоставления своим клиентам услуги требуемого качества, причем с определенной гарантией ее получения. В действующей беспроводной сети, как и в обычной сети с разделяемым доступом, происходит захват определенного скоростного ресурса отдельными абонентскими устройствами. В итоге суммарная полоса пропускания оказывается поделенной между несколькими пользователями (корпоративными или частными). Продукты семейства BreezeACCESS дают возможность не только заранее рассчитать требуемые рабочие характеристики сети, но и гарантировать определенным клиентам предоставление услуг заранее оговоренного качества. В этом смысле появление семейства BreezeACCESS стало заметным шагом вперед (по сравнению с более ранней линией BreezeNET). В то же время оно, например, не поддерживает функцию роуминга, которую мы использовали в одном из проектов.

Теперь я хотел бы перейти к экономическим вопросам. Практически любой системный интегратор, предлагая услуги проектирования и построения конкретной сети, обязательно представляет оператору собственное видение финансовой стороны проекта и, в частности, свою модель окупаемости. Как обстоит с этим дело в случае беспроводных сетей?

Начиная плотно работать с конкретным клиентом, мы обязательно предлагаем ему детально проработанную бизнес-модель, позволяющую спроецировать технические возможности будущей сети и услуги, которые она позволит предоставлять, на реальные финансовые показатели. Мы даем также свои рекомендации, относящиеся к стратегии захвата рынка и к способам сокращения сроков возврата начальных инвестиций. В какой-то мере это наше фирменное ноу-хау. Примечательно, что существуют проекты, в которых сроки окупаемости, размер абонентской базы, прибыль и другие параметры в точности совпали с нашими предварительными расчетами.

Основным принципом построения бизнес-модели является нацеленность на скорейший захват рынка. Это предполагает, что оператор представляет, насколько востребованной окажется услуга в конкретном регионе и по каким тарифам, каков объем рынка и как он будет меняться со временем. Другими словами, задача предварительного маркетингового исследования ложится на самого оператора. Впрочем, обращающиеся к нам компании практически всегда располагают необходимой маркетинговой информацией.

Кроме того, оператор должен иметь определенные финансовые ресурсы для построения сети и ее эксплуатации на стартовом этапе. Эти средства, по сути дела, оказываются замороженными до того момента, когда проект станет рентабельным. Общее правило таково: чем больше начальные инвестиции, то есть чем активнее осуществлялся захват рынка, тем динамичнее растет кривая доходов и тем быстрее оператор начинает получать прибыль. По нашим расчетам, первоначальные затраты компания сможет вернуть в течение полутора-двух лет (в виде абонентских платежей за трафик), после чего она будет извлекать прибыль.

Конечно, предлагаемые нами бизнес-модели носят рекомендательный характер и ни в коем случае не претендуют на истину в последней инстанции. Тем не менее отечественный рынок телекоммуникационных услуг только формируется, и советы специалистов «Омнибэнд Групп» оказываются весьма полезными для многих начинающих операторов.

Например, мы рекомендуем операторам не зарабатывать на продаже собственно беспроводного оборудования. Допустим, оператор приобрел у нас абонентское устройство по цене 500 долл. Конечно, он всегда найдет в своем регионе клиентов, готовых заплатить за такие устройства по 1000 долл., но их можно пересчитать по пальцам. Более дальновидная стратегия, на наш взгляд, заключается в том, чтобы частично субсидировать абонента, предложив ему комплект оборудования по приемлемой цене, которая, кстати, оказывается различной в разных регионах. Подобная гибкость позволит привлечь к новой услуге максимальное число абонентов, что и является целью любого оператора.

Лучше заработать по нескольку центов на каждом из тысяч абонентов, чем несколько сотен долларов на одном. После многих лет ценового беспредела это, наконец, поняли наши операторы мобильной связи. Для компаний, развертывающих сети беспроводного доступа, столь длительный период обучения на собственных ошибках не потребуется. Приоритет интересов клиента для них очевиден уже сегодня.

Очень многое зависит и от тарифной политики. В ее выборе региональный оператор не вполне свободен, поскольку сам вынужден покупать трафик у оператора дальней связи. Чтобы смягчить влияние этого фактора, «Омнибэнд Групп» заключила абонентский договор с «ТрансТелеКомом» и сегодня имеет возможность предложить своим региональным партнерам трафик по сравнительно низким тарифам. Существенно, что при этом в качестве оператора дальней связи выбрана альтернативная компания, располагающая мощной телекоммуникационной инфраструктурой. Если бы нашим партнерам пришлось обращаться в региональные АО «Электросвязь», таких условий они не получили бы, поскольку автоматически оказались бы конкурентами дочерних фирм «Связьинвеста».

Вы сказали, что большая часть проектов, выполняемых компанией «Омнибэнд Групп», связана с построением региональных операторских сетей. Означает ли это, что регионы не испытывают заметного инвестиционного голода, по крайней мере, когда речь идет о беспроводных системах?

Мне кажется, что да. Источников финансирования несколько. Кто-то просто видит в телекоммуникациях перспективную область для вложения свободных средств. Кто-то прибегает к банковским кредитам, лизинговым схемам, находит спонсоров и т. д. Наконец, мы помогаем операторам, с которыми нас связывают многолетние партнерские отношения, предоставляя им краткосрочные товарные кредиты.

Пожалуйста, прокомментируйте ситуацию с широкополосным беспроводным доступом в других странах. Осенью поступило несколько сообщений об уходе крупных западных операторов из сектора BWA. В чем причина наблюдаемого оттока — в общей неблагоприятной экономической ситуации в США и Европе или в каких-то особенностях бизнес-моделей? Ведь известно, что бум вокруг xDSL-доступа, который начался несколько лет назад в США, захлебнулся и что в течение 2000 года многие операторы, приступившие к предоставлению услуг, попросту разорились. Главная причина — в том, что они недооценили реальную стоимость эксплуатации сетей xDSL и не вышли на требуемый уровень рентабельности к обещанному инвесторам сроку. Не может ли что-нибудь подобное произойти с беспроводными сетями доступа и не грозит ли аналогичная ситуация России?

Думаю, не грозит. Российские сети беспроводного доступа будут динамично развиваться. К тому же наш рынок услуг связи в целом еще очень далек от насыщения. Что же касается процессов на американском телекоммуникационном рынке, то, на мой взгляд, они имеют мало общего с происходящим в России. Об этом свидетельствует вся наша история.

Вопрос в другом: на базе оборудования какого стандарта и выпущенного какими производителями будут строиться такие сети? Последние достижения в области семейства стандартов 802.11 обещают заметно удешевить абонентские устройства, так что средняя цена радиоадаптеров опустится до 200 долл. Это повлечет за собой смену самой модели бизнеса, связанного с организацией беспроводных сетей, а беспроводной доступ превратится в действительно массовую услугу. Правда, неизвестно, насколько оперативно наше государство среагирует на эти изменения и не начнет ли оно препятствовать развитию рынка, например путем повышения таможенных пошлин.

А как вы относитесь к пророчествам некоторых экспертов, гласящих, что после начала массового производства оборудования 802.11a цены на него останутся на 20-30% более высокими, чем сегодняшняя стоимость аналогичных устройств 802.11b?

Трудно представить себе, что это может случиться. Сегодня оборудование 802.11b воспринимается пользователями как стандартная основа любой беспроводной сети передачи данных. Если за повышение скорости, которое сулит нам спецификация 802.11a, придется заплатить весьма чувствительную надбавку, новые продукты просто не найдут массового потребителя, а господствовать на рынке по-прежнему будут изделия, соответствующие стандарту 802.11b либо его «ускоренной» версии 802.11g. Впрочем, ответ на ваш вопрос в ближайшие месяцы даст сам рынок.

Но существует ли в России спрос на оборудование стандарта 802.11a? Я имею в виду не только переход в 5-гигагерцевый диапазон, желательность которого не требует доказательств, а ожидаемое повышение информационной скорости до 22-25 Мбит/с.

Во-первых, переход на более высокие частоты, действительно, давно назрел. Я думаю, что 5-гигагерцевый диапазон будет освоен первыми отечественными операторами уже в 2002 году.

Во-вторых, полоса пропускания на уровне 20 Мбит/с и выше вряд ли кому-то потребуется. Если вдуматься, то и 2 Мбит/с — огромная скорость. Тем не менее любой оператор должен иметь запас пропускной способности. Если предположить на минуту, что какому-то клиенту понадобится мультимегабитная полоса пропускания, оператор будет обязан ее предоставить. Другое дело, что стоимость такой услуги, возможно, заставит заказчика изменить свои намерения, но сами по себе возможности сети не должны превращаться в сдерживающий фактор.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями