Пенко Динев не видит необходимости в открытии сборочного производства в России, но намерен обойти конкурентов в более ресурсоемких областях

Взаимоотношения грандов мировой ИТ-индустрии — корпораций IBM и Intel — нельзя назвать простыми. С одной стороны, это глобальные партнеры с 20-летним стажем, с другой — завзятые соперники, ревниво относящиеся к достижениям противоположной стороны и готовые оспаривать свое первенство во многих технологических областях. Случилось так, что партнерам-соперникам пришлось практически одновременно поздравлять друг друга со знаменательными датами: 16 октября праздновалось десятилетие работы московского офиса Intel (отвечающего за операции в странах СНГ и Балтии), а через неделю — 90-летие Голубого гиганта. Первое событие должно было бы иметь «локальное» значение для компании, ведущей свой бизнес в мировом масштабе, однако нынешний глава Intel, являющийся почетным профессором Московского государственного университета, не мог оставить его без внимания. Крейг Баррет хорошо знает Россию и ее ИТ-рынок — не случайно в его приветственной речи звучали поздравления в адрес не только московского офиса, но и таких российских фирм, как Formoza. Без них представительству Intel было бы гораздо сложнее достичь нынешних бизнес-показателей.

Торжество IBM имело более глобальный характер, поэтому председатель совета директоров компании Лу Герстнер не стал отдельно выделять заслуги российского представительства и его авторизованных партнеров. Юбилей корпорации московский офис встретил технологическим форумом, посвященным развитию электронного бизнеса — той области ИТ-рынка, которая незаслуженно впала в немилость у представителей прессы и общественности после обвала спекулятивных котировок на NASDAQ.

Надо отдать должное «нетелекоммуникационным» компаниям Intel и IBM: даже в тяжелые для отрасли времена они не отказались от идеалов электронного бизнеса — в отличие от некоторых сетевых гигантов, которые стали закрывать целые направления деятельности, сокращать численность персонала и искать виновных среди ныне покойных «дот-комов». Все-таки устойчивость бизнеса достигается благодаря многолетнему опыту взлетов, падений и коррекции ошибок, а не за счет единственного прыжка «в никуда».

Если быть до конца объективными, надо признать, что «классификация» производителей ИТ-решений такого масштаба, как Intel и IBM, кажется весьма условной. Действительно, на сегодня главными продуктами корпорации Intel остаются попупроводники и чипсеты, однако в общей линейке ее изделий все большее место занимают сетевые адаптеры, коммутаторы и готовые системы для организации беспроводных сетей. IBM, оставаясь признанным лидером в области серверов и мэйнфреймов, также развивает решения для телекоммуникационного рынка (линейка программных продуктов Tivoli). Возможно, именно в такой «незашоренности» перспективами только одного сегмента ИТ-рынка (каким бы привлекательным он ни выглядел в конкретный момент) и заключается преимущество стратегии глобального видения, которая в период рыночной депрессии у многих вызывает усмешку.

В кризисном 2001 году продажи серверов IBM класса iSeries ежеквартально возрастали на 10%. Это не укладывается ни в какие представления о поведении крупной компании в тяжелые времена. Примечательно, что продакт-менеджер IBM eServer iSeries в регионе CEMA Кейт Рутледж назвал среди причин успеха и такую: «Серверы IBM AS400 (предшественники линейки iSeries. — Прим. ред.) практически не использовались ранее Internet-компаниями, зато на них обращал внимание серьезный бизнес». В результате IBM уличила саму себя в консерватизме: еще раньше можно было «погнаться за длинным долларом», предложив оптимизированные под Internet-экономику решения, но компания все чего-то ждала и пропускала вперед более шустрых конкурентов. Она и сейчас ждет, хотя в России растет уровень благосостояния и население вновь активно запасается персональными компьютерами. Глава российского офиса IBM Пенко Динев спокойно признает: «Пока мы не собираемся открывать производство компьютеров в России; чтобы оно стало рентабельным, надо выпускать не менее 150 тыс. компьютеров год, мы же столько не продаем».

IBM верна себе и снова демонстрирует приверженность непопулярной позиции (популярная такова: российский рынок является одним из самых перспективных, лучше него — только индийский) и не вполне «съедобному» пиару. Intel все так же непоколебимо создает «кирпичики» для Internet-бизнеса. Индустриальные гиганты считают, что вправе противопоставлять себя маркетинговому мэйнстриму, определяющему умонастроения в отрасли. Они стараются вкладывать в собственные НИОКР и исследовательские центры больше средств, чем в приобретение молодых «независимых» инноваторов. Эти компании не идут на рискованные ставки — видимо, потому-то и стали долгожителями.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями