Актуальные проблемы хостинга в России

В конце августа, незадолго до начала нового академического года, редакция «Сетей» провела круглый стол по актуальным проблемам хостинга в России. Хотя мероприятие имело статус «встречи без галстуков», в нем приняли участие сотрудники отделов продаж и маркетинга шести компаний, предоставляющих услуги хостинга (сервис-провайдеров «Демос-Интернет», «МТУ-Интел», RussLine, Mastak.ru и ISP Server и оператора телефонной связи и передачи данных «Комстар»).

Действительно, неясностей с терминологией, имеющей отношение к хостингу, более чем достаточно. Поставщики услуг произвольно трактуют такие понятия, предлагая собственные определения разных видов сервиса, причем зачастую делают это в маркетинговых целях. Неподготовленного клиента их ухищрения, возможно, собьют с толку, но крупные заказчики знают, что именно они ждут от провайдера, и не позволяют ввести себя в заблуждение рекламными трюками.

Что такое «хостинг»?

Сергей Каск считает, что нет причин, чтобы менять набор характеристик хостинга, сформулированный PWC

Участники круглого стола проявили удивительное единодушие по отношению к базовому определению хостинга. «Хостинг — это целый пакет услуг, — сформулировал общую позицию Сергей Каск. — Он обеспечивается комплексным решением, включающим в себя центр данных, канал передачи, аренду программного обеспечения и техническую поддержку ресурсов пользователя». По словам Каска, ведущая консалтинговая компания PricewaterhouseCoopers дает именно такой набор характеристик хостинга, поэтому нет причин что-либо здесь менять.

Некоторые различия обнаружились в трактовке понятий «виртуальный сервер», «виртуальный сайт» и «Web-сервер» (как хостинг-услуга). Директор по маркетингу Russline Юрий Колмаков полагает, что с точки зрения клиента термины «хостинг» и «виртуальный сервер» — близнецы-братья, хотя для провайдера они означают разные вещи. В терминологии Russline «выделенный сервер» (Dedicated server) и «Web-сервер» также означают фактически одно и то же, потому что «как отдельная программа Web-сервер интереса для пользователя не представляет». Однако, добавил Колмаков, если на одной машине устанавливается несколько программ Web-серверов, то услуги Dedicated и «Web-сервер» следует различать.

Юрий Колмаков: «Реальную скорость доступа к серверу клиент изменить не в состоянии; он может только доверять нам или не доверять»

Генеральный директор компании Mastak.ru (и одновременно — технический директор Internet-холдинга Port.ru) Андрей Юдин склонен к тому, чтобы применять термины «виртуальный сервер» и «виртуальный сайт», когда речь идет о предоставлении места на дисковом пространстве физической машины. В то же время Web-сервер он считает неизменным компонентом любой услуги хостинга наряду с организацией сервисов FTP, POP3 и SMTP. В отдельную категорию Юдин предложил выделить услугу хостинга на базе телекоммуникационных стоек, так как она может быть востребована только VIP-заказчиками.

В свою очередь руководитель службы разработки продуктов «Комстар» Вадим Журавлев сообщил, что в практике его компании обсуждаемая терминология обобщена и сведена к двум основным «знаменателям» — это понятия «виртуальный хостинг» (случай обслуживания одним физическим сервером многих или нескольких клиентов) и «выделенный хостинг» (предоставление одной машины под нужды только одного клиента). Он также расширил общепринятую трактовку услуги Colocation, предложив подразумевать под ней не только размещение физического сервера заказчика на технологической площадке провайдера, но и установку любого клиентского оборудования, включая маршрутизаторы.

Оригинальную точку зрения высказал консультант компании «МТУ-Интел» Артур Алекперов: «В глобальном плане хостинг представляет собой часть услуг аренды приложений, а все виды хостинга, по сути, являются лишь степенью отчуждения сервера от заказчика». Иными словами, в случае Colocation-сервиса сервер принадлежит клиенту целиком, в случае Dedicated — полностью арендуется у провайдера, а при использовании виртуального хостинга пользователь арендует лишь часть дискового пространства. Виртуальная модель имеет, на взгляд Алекперова, существенные преимущества, так как большинство средних и мелких фирм не хотят вкладывать деньги в покупку собственного оборудования. Более того, бухгалтерия не желает возиться с официальным оформлением покупки, передачи на хранение, назначения ответственных лиц — проще заключить договор аренды с какой-либо внешней организацией. Еще один аргумент в пользу аренды: у компаний-владельцев всегда есть опасения по поводу быстрого морального устаревания «железа». Практически каждый год приходится менять оборудование на более мощные системы, поэтому окупить расходы на его приобретение еще до окончания срока амортизации можно, лишь активно сдавая его в аренду.

Один из российских дилеров ISP Server обратил внимание присутствовавших на то, что, как бы ни называли свои услуги хостинг-провайдеры, с точки зрения клиента их набор однообразен. У каждого поставщика услуг найдутся решения для различных категорий клиентов — начиная от тех, кому достаточно виртуального сервера, и заканчивая теми, которым требуется оборудование в промышленных стойках. Различия между ними обнаруживаются только в ценах.

А руководитель коммерческой службы «Демос-Интернет» Станислав Жуков признался, что в его компании вообще пытаются уйти от модного слова «хостинг», заменяя его более однозначными определениями типа «аренда дискового пространства», «аренда Internet-приложений» и пр. Даже такая простая, с точки зрения провайдера, вещь, как размещение ftp-архива клиента, состоит из аренды места на диске и доступа к ftp-приложению.

Что нужно потребителю?

От терминологии дискуссия плавно перетекла к потребительским свойствам услуг хостинга. Участники «круглого стола» попытались сформулировать критерии, позволяющие определить потребительскую ценность услуги и обосновать использование тех или иных механизмов ценообразования. Чаще всего звучала примерно такая мысль: «Для клиентов нет особой разницы в том, какими понятиями оперирует сервис-провайдер; главное, чтобы сервис работал без сбоев и обеспечивал решение поставленных задач».

Вместе с тем представители компаний признали: модель ценообразования должна быть элементарной и прозрачной для клиента, чтобы у него не возникало подозрение, будто провайдер предлагает ему лишние сервисы, за которые также придется платить. Основными платными ресурсами, которыми располагает хостинг-провайдер, являются дисковое пространство, канал связи, программные инструменты для конфигурации и разработки Internet-сервисов и рабочее время собственных специалистов. А поскольку таких параметров насчитывается немало, провайдер — дабы избежать детальной расшифровки стоимости услуги — использует схему «все включено». В соответствии с типичными потребностями той или иной группы клиентов разрабатывается некий набор тарифных планов, каждый из которых подразумевает определенный максимальный размер арендуемого на диске места, объем ежемесячно поглощаемого трафика и перечень доступных программных средств поддержки сайта.

Как отметили большинство участников круглого стола, проблема выбора правильной модели ценообразования при хостинге осложняется тем, что в эту область Internet-услуг сейчас активно вторгаются неподготовленные клиенты, мечтающие создать сайты «о самих себе». Поэтому сравнение хостинга с магазином, в котором можно совершить любые покупки, справедливо лишь отчасти. Мелкому клиенту приходится разъяснять, для чего ему нужна та или иная «покупка», на что у крупных провайдеров, владеющих собственной инфраструктурой сервиса, попросту не хватает времени.

В силу этого появляются компании, которые делают ставку на посредничество. Они покупают оптом ресурсы хостинг-провайдера, а затем продают их в розницу, разрабатывая решения для организации сайтов конечных пользователей. В посредническом бизнесе на рынке хостинга нет ничего предосудительного, заявили представители компаний, а Алекперов резюмировал: «Пока не созреют универсальные решения, с помощью которых клиент мог бы самостоятельно разработать и поддерживать сайт, будут пользоваться спросом услуги посредников, создающих некую добавленную стоимость».

Другая сторона проблемы заключается в том, что крупные и средние заказчики порой также нуждаются в посредниках. Однако смысл участия последних в процессе хостинга состоит в профессиональной разработке сложных сайтов и, при необходимости, в их дальнейшем техническом сопровождении. На эту роль могли бы претендовать многочисленные дизайн-студии, но, как отметили представители провайдерских компаний, серьезная разница в стоимости разработки Web-сайта и хостинга оказывает негативное влияние на развитие услуг. «Беда в том, что российские пользователи не привыкли думать «на длинные дистанции» и оперировать такими понятиями, как стоимость владения системой. Им очень трудно выложить 2 тыс. долл. за профессионально сделанный сайт, и это сдерживает рынок хостинга», — заявил Алекперов.

Станислав Жуков дал образное определение модели бизнеса, используемой хостинг-провайдерами: «Реализация многоуровневой схемы хостинга должна быть похожа на организацию работы торговых павильонов — клиент платит сущие копейки за аренду места, нанимает мастеров, которые строят на этом месте его магазин, заходит в него и начинает торговать». Жуков не исключает того, что провайдер может обеспечивать конечным пользователям ограниченный технический «ликбез», однако в общем случае клиент не должен задумываться над тем, какие «технологические» действия требуются для решения его задачи. «Если же он считает необходимым понять это, мы готовы ему посодействовать, но уже в качестве отдельной услуги», — заключил он.

Касаясь «инфраструктурных» параметров ценообразования при хостинге, Андрей Юдин отметил, что они сильно различаются для услуг виртуального сервера, Colocated и Dedicated. Общие для всех вариантов параметры сводятся лишь к скорости канала подключения и свойствам самой технологической площадки (электропитание, кондиционирование помещения, наличие Back-up и т. д.). По его словам, объем дискового пространства — далеко не главный фактор в формировании стоимости услуги «виртуальный сервер». Если сравнить стоимость ежемесячной аренды жесткого диска и аренды канала связи, то, с точки зрения владельца этих ресурсов, первая величина пренебрежимо мала — даже если применяются относительно дорогие диски с интерфейсом SCSI.

В ближайших планах Mastak.ru — введение тарифного плана, в соответствии с которым дисковое пространство ничем не ограничено, а плата предусмотрена только за трафик. Специалисты компании разработали уникальную биллинговую систему, позволяющую рассчитывать стоимость суммарного исходящего трафика. Юдин полагает, что такая методика учета стоимости услуг более логична, чем используемая многими крупными российскими хостерами (они берут деньги за входящий зарубежный трафик).

Еще одна группа критериев, определяющих цену услуги, — программные инструменты, которые работают на уровне конфигурации сервера (php, Unix-Shell, Java, интерфейсы к базам данных и прочие). Здесь политика Mastak.ru такова: для всех тарифных планов действует правило «все включено», а стоимость пакета арендуемых приложений составляет около 5 долл. в месяц.

Переходит ли количество в качество?

Одним из основных критериев оценки потребительских качеств виртуального хостинга представитель «Комстара» назвал доступность сервера для клиентов. Это обеспечивается надежностью по питанию, повышением отказоустойчивости и производительности серверов. Вадим Журавлев напомнил, что «Комстар» относится к провайдерам первого уровня, располагающим собственными международными каналами и имеющим пиринговые отношения практически со всеми российскими Internet-провайдерами. «Для одних провайдеров объем исходящего IP-трафика клиента является определяющим критерием ценообразования, а для других это не так», — парировал доводы предыдущего оратора Журавлев.

Тарифные планы хостинг-услуг «Комстара» имеют ограничения только по входящему трафику, а весь исходящий трафик — бесплатный. Причем по входящему трафику лимит достаточно высок — он исчисляется несколькими гигабайтами. «Таким образом мы стимулируем рост грамотных клиентов, — заметил Журавлев, — ведь при работе с Web-сервером нормальным трафиком является исходящий». Похожую точку зрения высказал и Сергей Каск, представляющий хостинг-провайдера, серверы которого расположены в Бельгии и подключены к Internet с помощью магистрального оператора UUNet (пропускная способность — 10 Гбит/с).

Уже по приведенному фрагменту дискуссии можно судить, насколько различаются возможности провайдеров, имеющих собственные Internet-магистрали и арендующих их в соответствии с запросами клиентов. Но, как показывает опыт, обе модели жизнеспособны и позволяют провайдерам извлекать операционную прибыль. Впрочем, во время дискуссии было отмечено, что говорить о неограниченности исходящего или входящего трафика не совсем корректно. Во-первых, объем трафика всегда ограничен пропускной способностью и загруженностью канала, а во-вторых, как выяснилось, провайдеры могут применять как административные, так и экономические механизмы регулирования потребляемых сетевых ресурсов. В общем, констатировал Сергей Каск, «если следовать формальности, мы должны сказать, что объем трафика ограничивается разумными пределами использования сайта».

Многие сервис-провайдеры, пытаясь произвести впечатление на клиента, рассказывают о емкости магистрального канала, однако, как указывают специалисты, этот параметр имеет мало общего с гарантированным качеством услуги хостинга. Дело в том, что скорость загрузки Web-страниц определяется состоянием самого «узкого места» на участке Сети от сервера до пользователя. Поэтому владелец хостинг-ресурсов не сможет решить проблему скорости загрузки страниц на удаленном пользовательском компьютере, лишь наращивая ширину собственного магистрального канала. Правда, если заказчик хочет организовать сайт, ориентированный на зарубежных посетителей, имеет смысл вынести его за пределы Рунета, благодаря чему вероятность появления «узких мест» заметно снизится. Собственно, эта идея реализована провайдером Mastak.ru, располагающим технологическими площадками для хостинга как в России, так и в США.

Гораздо большую роль играют грамотная разработка сайта и производительность самого Web-сервера, его способность выдерживать резкие всплески активности пользователей. Кстати, на Западе уже давно действует стандарт на время загрузки Web-страниц — от 4 до 8 секунд. Дело в том, что в случае превышения этого времени 90% пользователей покидают сайт. «Реальную скорость доступа к серверу клиент измерить не в состоянии, — считает Юрий Колмаков. — Процент загрузки канала является плавающей величиной, поэтому клиент может только доверять нам или не доверять».

«На самом деле существует вполне реальный критерий оценки пользователем скорости доступа, — прокомментировал проблему Андрей Юдин. — Это время открытия Web-странички, которое зависит от двух факторов — состояния канала и динамической загрузки самого сервера. Состояние канала определяется его свободной в данный момент «шириной» и количеством «хопов» (промежуточных узлов) на пути от пользователя до сервера».

«Если клиент спрашивает, быстро ли будет грузиться сайт, мы отвечаем, что быстро, — добавил Станислав Жуков. — Но проверить такое утверждение можно только экспериментальным путем, поэтому я открываю перед клиентом список серверов (у нас их 1600), которые мы хостим, а он заходит в Internet и смотрит, с какой скоростью удается их загрузить».

Что следует регулировать?

Участники круглого стола проявили живейший интерес и к другим аспектам дискуссии. В частности, их волнуют проблемы поддержки и актуализации сайтов, вопросы целесообразности предоставления провайдерами дополнительных услуг, роли и места бесплатных сервисов в рыночном сегменте хостинга. Конечно же, особый накал страстей вызвала проблематика государственного регулирования взаимоотношений между поставщиками и потребителями. Для многих провайдеров совершенно неприемлемо, что хостинг по действующей практике приравнивается к телематическим услугам, а следовательно, подпадает под действие закона «О связи».

Позицию регулирующих органов можно понять, когда хостинг-провайдер и владелец канала связи, к которому подключается сервер, выступает в одном лице. Но, как выяснилось, это направление бизнеса устроено гораздо сложнее и наряду с реальными владельцами каналов передачи данных в нем участвуют фирмы, не имеющие даже собственных серверов. Они являются посредниками в предоставлении услуг и для легализации свей деятельности вынуждены использовать различные юридические ухищрения, которые усложняют и без того непростую ситуацию. А ведь есть еще хостинг-провайдеры, зарегистрированные за рубежом, но действующие на территории России.

История развития отношений зарождающихся ИТ-отраслей и государства повторяется от случая к случаю. Сначала возникают новые услуги, которые становятся основой для появления нового вида бизнеса, имеющего свои нормы и правила игры. Но как только инициатива отдельных энтузиастов перерастает в бизнес, в дело вмешивается государство с его характерными запретительно-разрешительными механизмами воздействия. Никто из ныне действующих хостинг-провайдеров не спорит, что должны быть эффективные «фильтры», охраняющие клиента от недобросовестности поставщика услуг. Однако, если они сводятся к избитым приемам лицензирования и сертификации, рынок от этого лучше не становится.

Российский рынок хостинга находится в самом начале своего становления. Органы государственного регулирования и контроля пока его «не замечают» и даже не стандартизировали термины, описывающие бизнес-процессы хостинга. Но «общий язык» поставщиков и потребителей услуг уже практически сложился, поэтому очень к месту и ко времени прозвучали слова одного из участников: «Стоит ли ждать милости от Министерства связи, если нет уверенности, что оно введет устраивающие нас правила? Может быть, нужно самим инициировать этот процесс?»

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями