Функциональности технологий WAP и SMS на нынешнем этапе достаточно, чтобы удовлетворить потребности абонентов, живущих в регионах

Говоря о сотовом бизнесе в России, аналитики и эксперты часто забывают о существовании обширной территории за пределами Москвы. Между тем на этой территории тоже проживают люди, которые пользуются сотовой связью, и развивается телекоммуникационный бизнес. Эскалация проблем сотового бизнеса в регионах связана с тем, что там нет сегодня явных лидеров, и сети GSM не доминируют на рынке с такой же убедительностью, как в столице. В регионах в результате прежней политики национальной администрации связи используются самые разные стандарты и технологии.

Правда, как утверждают в коридорах власти, скоро этому разнообразию может быть положен конец. Министерство связи в последние годы взяло решительный «проевропейский» курс на развитие сотовой связи и ее эволюцию к технологиям третьего поколения. В принятой «Концепции развития сухопутной подвижной связи в РФ на период до 2010 года» не нашлось места операторам «проамериканских» стандартов AMPS/DAMPS и CDMA. Под их дальнейшим существованием подведена административная черта: после 2010 года действующие лицензии на предоставление услуг должны утратить силу. Вполне закономерно, что это не способствует улучшению инвестиционного климата в области бизнеса операторов DAMPS.

Ответственный редактор «Сетей» Игорь Елисеев побеседовал о текущей ситуации и проблематике сотового бизнеса в России с Юрием Домбровским — генеральным директором российского представительства инвестиционной компании Millicom International Cellular. Она является крупнейшим акционером 12 региональных сотовых компаний, предоставляющих услуги в стандарте AMPS/DAMPS. Месяц назад глава представительства MIC был избран президентом российской «Ассоциации 800», объединяющей более 40 операторов этого стандарта. Поэтому, отвечая на вопросы, Юрий Домбровский выступал в двуединой роли — представителя иностранного инвестора и одного из лидеров отечественного сотового бизнеса.

Что вы можете сказать о перспективах развертывания в российских регионах сетей третьего поколения? Насколько это оправданный шаг с точки зрения стратегического инвестора региональных операторов?

Как показывает наш анализ сотового рынка, в ближайшие два года заниматься развертыванием сетей третьего поколения в регионах нецелесообразно. Пожалуй, имеет смысл развивать WAP-услуги и широкополосную передачу данных по беспроводным сетям для фиксированных пользователей. Эти виды услуг будут способствовать подготовке рынка для внедрения услуг следующего поколения — скоростной передачи данных, мультимедиа для мобильных абонентов.

Сейчас же основной услугой, востребованной рынком, по-прежнему остается речевая связь, хотя голос все больше интегрируется с данными, трафиком Internet, и такой процесс мы наблюдаем на примере наших операторов. Функциональности технологий WAP и SMS на нынешнем этапе достаточно, чтобы удовлетворить потребности абонентов, живущих в регионах. Более того, эта функциональность только начинается серьезно использоваться сотовыми операторами. Скажем, в Ижевске, Кемерове и Иркутске на базе SMS созданы информационные каналы, еще один наш оператор предоставляет корпоративным абонентам услугу организации удаленных SMS-терминалов.

Не нужно судить о том, насколько рентабельны эти решения сами по себе. Скорее, они решают другую задачу: приучают абонента, что сотовый телефон является не только устройством, с помощью которого можно поговорить со знакомыми и коллегами по работе, но и приемлемым инструментом для работы с данными. А это уже другой уровень использования сотовой связи, позволяющий более тесно интегрировать ее с бизнесом.

Некоторые региональные операторы сотовой связи получают лицензии на предоставление услуг доступа в Internet. Они параллельно развертывают сетевую инфраструктуру, арендуют магистральные каналы, создают модемные пулы — словом, занимаются полноценной провайдерской деятельностью. Зачем это нужно? Во-первых, мобильная связь и Internet в будущем неизбежно придут к конвергенции, а в руках у сотового оператора уже будет сосредоточена необходимая техническая база и навыки ведения бизнеса в такой, пока еще нехарактерной для него, среде. Во-вторых, он может прямо сейчас приступить к созданию достаточно интересных сервисов. Наш оператор в Ростове-на-Дону, к примеру, реализовал услугу IP-телефонии для мобильных абонентов. Нельзя сказать, что ею стали пользоваться большинство клиентов, но для тех, кто ведет постоянные переговоры с Европой или Америкой, она оказалась очень кстати. По крайней мере, звонки за границу по мобильному телефону обходятся дешевле, чем обеспечиваемые обычной проводной связью.

Хотя услуги голосовой связи приносят до 95% доходов даже в самых передовых региональных компаниях, мы считаем, что инвестировать во внедрение служб, связанных с передачей данных, необходимо. С одной стороны, такая деятельность идет на пользу имиджу фирмы, с другой, косвенно способствует увеличению голосового трафика, наиболее доходной статьи бюджета сотового оператора.

Кстати, как обстоят дела с общей доходностью бизнеса региональных операторов, которых контролирует MIC?

В двух словах ответить на ваш вопрос можно так: доходы растут, но доходность падает. Имеется в виду показатель доходности от предоставления услуг в пересчете на одного абонента (Avarage Revenew per Subscriber — ARPS), который в сотовом бизнесе всегда падает тем сильнее, чем глубже проникновение на рынок. Абонентская база также является очень важным показателем для инвестора, поэтому операторы вынуждены одновременно решать две взаимоисключающие задачи — привлекать новых абонентов и повышать ARPS. Как правило, поиск новых абонентов ведется в сегменте массовых пользователей, составляющих основную группу потребителей prepaid-услуг. Разумеется, связанная с ними доходность гораздо ниже, чем по отношению к абонентам, обслуживаемым по контрактам. Также следует учесть, что показатели доходности и динамика роста абонентской базы зависят от ряда объективных макроэкономических факторов и потому сильно разнятся по регионам. Для сравнения: доход нашего оператора в Омске составляет 30 долл. с одного контрактного абонента и около 10 долл. — с абонента prepaid, тогда как в Иркутске эти показатели равны 50 и 16 долл. соответственно.

Тем не менее сотовый бизнес остается прибыльным. Срок возврата инвестиций колеблется в диапазоне от четырех до шести лет, хотя в своих бизнес-планах операторы указывают два-три года. Но российская действительность такова, что в бизнесе приходится учитывать многие «скрытые» обстоятельства, а это отнюдь не стимулирует его развитие.

И все же какие существуют методы повышения рентабельности сотового бизнеса и какие из них применяются в российских условиях?

Весь комплекс мер по увеличению отдачи от бизнеса сводится к развитию сети и привлечению как можно большего числа абонентов. Здесь вступает в силу так называемая «экономика масштабов». Ресурсы сети нужно стремиться использовать максимально эффективно, и это неизбежно будет повышать отдачу от инвестиций. Сказанное не означает, что сотовая сеть должна быть загружена на 100%, иначе произойдет сбой и последует реакция обратного оттока абонентов. Но есть методики оптимизации работы сети, перераспределения и выравнивания пиковых нагрузок.

Для отечественных операторов Millicom является не только инвестором и акционером, но и носителем огромного опыта и знаний в области организации сотового бизнеса. Эти знания — наши «ноу-хау», но мы охотно делимся ими с компаниями-партнерами. Перечень наших бизнес-методик, которые находят применение в российских условиях, достаточно велик — от способов завоевания лояльности абонентов до рекомендаций по повышению эффективности использования сетевых ресурсов. Недавно Millicom «привез» из Латинской Америки в Россию оригинальное «ноу-хау», касающееся методов увеличения ночного трафика в сети, когда большая часть ресурсов оператора почти не задействуется.

Как известно, MIC является акционером преимущественно российских фирм, строящих и эксплуатирующих сотовые сети в стандарте AMPS/DAMPS. Возникают ли в связи с этим у ваших операторов проблемы с внедрением тех передовых услуг, которые, как вы заметили, способствуют росту имиджа компаний?

Если что-либо и препятствует внедрению современных услуг для абонентов, то это не технология или применяемые стандарты. В сетях DAMPS (или, как их сейчас называют, TDMA) дополнительные сервисы развиты не меньше, чем в сетях GSM. Такая черта в наибольшей мере проявляется в Северной Америке, где сегодня данных передается не меньше, чем голоса. А ведь, как мы все хорошо знаем, AMPS/TDMA — семейство американских стандартов сотовой связи первого и второго поколений. Системы цифровой передачи, надстроенные над сетями TDMA, достигли в США масштабов федеральных служб. В Европе же, в силу различных обстоятельств, подобные службы носят очаговый характер.

В России мы развернули сети TDMA в 12 регионах. И что примечательно: там, где наши операторы работают в стандарте TDMA, на сотовом рынке наблюдается лучшая конкурентная обстановка, отчего выигрывают прежде всего рядовые пользователи. Что бы там ни говорили некоторые скептики о пресловутой «отсталости» американских стандартов по сравнению с европейскими, операторы, представляющие интересы MIC, имеют более конкурентоспособные услуги и тарифы, чем их региональные коллеги по сетям GSM. Такова правда жизни, поэтому дилемма о том, какие операторы лучше — GSM или TDMA, присуща исключительно плоскостям политики инвестиций, бизнес-стратегий и оперативного менеджмента.

Как MIC оценивает перспективы перехода своих операторов к третьему поколению? Насколько реалистичны подобные планы?

Абсолютно реалистичны. Мы не сомневаемся, что все российские операторы Millicom смогут вступить в эру 3G и что для этого не будет существовать иных помех, кроме административных. Но и с такой проблемой мы надеемся успешно справиться.

Я не берусь судить о том, по какому технологическому пути пойдут наши операторы, так как их выбор зависит в конечном счете не от рыночных принципов, а от политики Минсвязи. В сложившейся ситуации можно рассматривать множество путей: через промежуточный переход к технологии GSM-800, через CDMA и, наконец, стандартный вариант — за счет создания двухдиапазонной сети GSM 900/1800.

Безусловно, к третьему поколению можно было бы шагнуть и оттуда, где сейчас находятся наши операторы, то есть от технологии TDMA. Благо что Международный союз электросвязи предусмотрел и такой, эволюционный, путь в семействе стандартов IMT-2000. Однако исторически сложилось так, что у GSM в России есть определенные преимущества — например, практически глобальный роуминг. Наши компании уже обратились в Минсвязи для получения лицензии на частоту 900 МГц, но пока кроме очередной «детективной» истории с участием этого ведомства мы ничего не добились.

Не совсем понятно, на чем была основана ваша уверенность в том, что Минсвязи уступит этот частотный диапазон.

Дело в том, что кроме распоряжений ГКРЧ и ведомственных актов в России действуют федеральные законы, которые являются первичной «инстанцией» при решении спорных вопросов. Так вот, если ГКРЧ распорядилась отозвать из коммерческого использования сотовыми операторами диапазон 800 МГц, то по Федеральному закону «О связи» она обязана компенсировать это предоставлением другого частотного диапазона. Вообще же, если соблюдать юридическую точность формулировок, в статье 12 ФЗ «О связи» говорится: «Частотные присвоения предприятиям связи могут быть изменены в интересах обеспечения государственного управления, обороны, безопасности и охраны правопорядка РФ с компенсацией предприятиям связи ущерба, связанного с переходом на другие частоты». Для справки: сумма отечественных и иностранных вложений в российские сети стандартов AMPS/TDMA приближается к 2 млрд долл.

При стремлении остаться законопослушным Минсвязи должно было бы аргументировать свое решение об аннулировании лицензий операторов, работающих в диапазоне 800 МГц, соображениями государственной значимости. Взамен же нам навязывают легенду о необходимости развертывания цифрового телевещания и сближения с частотным распределением, принятым в Европе. Но дело сейчас — уже не за правильным подбором аргументов. Операторы должны получить компенсацию, и они добьются этого.

И все-таки в чем, по-вашему, заключается основная несостоятельность аргумента о развитии цифрового телевидения и необходимости сближения России с Европой?

Во-первых, мы уверены, что частотного ресурса в диапазоне 700—800 МГц хватит и телерадиовещанию, и подвижной связи. Во-вторых, наши эксперты убеждены, что каждый мегагерц в диапазоне 800 МГц, используемом сотовыми операторами, принесет государству гораздо больше доходов в виде налоговых отчислений, чем предоставление услуг цифрового телевидения. Сотовый бизнес набрал свою силу не только в столицах, но и во многих регионах, а перспективы бизнеса цифрового телевещания весьма призрачны. В прошлом году операторские компании, работающие в стандарте AMPS/TDMA, произвели услуг на сумму 10 млрд руб. и отчислили в бюджеты разных уровней и внебюджетные фонды около 3 млрд руб. Если простая экономическая выгода для государства — не аргумент, то я не знаю, что может называться государственными интересами.

Более того, перенос частотного ресурса, занимаемого операторами TDMA и CDMA, совершенно нецелесообразен. Эти операторы научились сосуществовать с пользователями соседних частотных полос, среди которых есть и гражданские, и военные службы. Ни для кого из специалистов не будет откровением, что для нужд цифрового телевещания потребуется расчищать весь диапазон, поскольку это приемно-передающее оборудование имеет принципиально иной уровень помехозащищенности и мощности. Трудно сказать, где государство найдет средства для переноса гражданских и военных радиосистем, а главное — зачем это нужно.

В отношении сближения с Европой могу твердо заявить: необходимость сворачивания сетей сотовой связи в диапазоне 800 МГц — не более чем очередная догма. Действительно, Регламентом радиосвязи применительно к Району 1 диапазон 800 МГц предназначается для использования главным образом службами фиксированной связи и радиовещания. Вместе с тем развертывание в нем служб сухопутной подвижной связи вовсе не исключается.

29 стран Района 1, в том Великобритания, Германия, Италия, Финляндия и Швеция, распределили сухопутной подвижной службе дополнительную полосу частот 790—862 МГц, а в полосе 862—890 МГц подвижная служба напрямую предусмотрена Регламентом. Поэтому, как считает «Ассоциация 800», не существует каких-либо международных обязательств и правовых ограничений, мешающих Российской Федерации пополнить список 29 стран Района 1.

Правильно ли я понимаю, что операторы TDMA не намерены складывать оружие в борьбе за диапазон 800 МГц, несмотря на принятую «Концепцию развития сотовой подвижной связи на период до 2010 года»?

Мы убеждены в том, что отдельные чиновники приходят и уходят, а государственные интересы остаются. Если говорить об операторах компании Millicom, то мы не одиноки в своей борьбе за частотный ресурс. На нашей стороне — другие крупные инвесторы, вкладывающие деньги в российский сотовый бизнес, вся «Ассоциация 800», Ассоциация операторов CDMA и, наконец, Федеральный закон «О связи».

Вероятно, в такой ситуации операторам TDMA сложно рассчитывать на дополнительные инвестиции из-за рубежа, ведь у инвесторов нет уверенности в завтрашнем дне?

Буквально несколько дней назад мы получили известие из Люксембургской штаб-квартиры MIC, в котором сообщалось, что компания выделяет 15 млн долл. на полугодовую программу инвестиций в российские сотовые сети стандарта TDMA. Эти средства пойдут на расширение зоны обслуживания и повышение качества услуг. Если инвестор вкладывает деньги, значит, он рассчитывает на их возврат. А за предстоящий до 2010 года срок может очень многое измениться.


Третье, где четвертое поколение?

Пока в бизнес-среде разгораются дискуссии о целесообразности скорейшего перехода в мир 3G, на переднем крае прикладной науки уже приступили к формированию концепции телекоммуникаций четвертого поколения. В рамках предстоящего 6-го Международного бизнес-форума «Мобильные системы - 2001», который состоится в Москве, запланирован тематический семинар «Международное сотрудничество в целях развития беспроводного мира - проекты IST» (он должен пройти под патронажем Европейской Комиссии).

Инициатива IST (Information Society Technologies), чей бюджет составляет 3,6 млрд евро, представляет собой единую европейскую исследовательскую программу, нацеленную на достижение прогресса в информационной, коммуникационной и социальной сфере евросообщества. Ее реализация должна обеспечить интеграцию академической науки и производства, то есть промышленное воплощение научно-технических разработок. Таким образом, IST нацелена на решение тех задач, которые в России относятся к компетенции Министерства по науке и технологиям.

Значительная часть инновационных проектов, создаваемых в рамках IST, посвящена развитию мобильной связи. Список вопросов, касающихся конкретных аспектов разработки персональных мобильных коммуникаций четвертого поколения, находится в ведении более 40 инициативных групп. Разрабатываются стандарты для самого нижнего, физического, уровня архитектуры 4G. Определяется, какими должны быть среда передачи данных и типы данных, способы кодирования сигналов и быстродействие систем.

По словам руководителя отдела Международного центра научно-технической информации (МЦНТИ) Юрия Горностаева, представители Еврокомиссии намерены приехать в Москву для установления контактов с российскими НИИОКРами и академическими учреждениями. Они привезут документацию, справочные материалы и описание исследовательских работ. «Евросоюз хочет включить нашу страну с ее огромным потенциалом в процесс научно-технической стандартизации, - подчеркнул Юрий Горностаев, - и мы должны поддержать это, чтобы не остаться на обочине прогресса».

Игорь Елисеев


В статье 12 ФЗ «О связи» говорится: «Частотные присвоения предприятиям связи могут быть изменены в интересах обеспечения государственного управления, обороны, безопасности и охраны правопорядка РФ с компенсацией предприятиям связи ущерба, связанного с переходом на другие частоты».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями