Производители оборудования и программного обеспечения любят похвастаться числом запатентованных изобретений, долей расходов на исследования и разработки (R&D) в общих доходах и активной покупкой компаний — владельцев передовых технологий. Однако в какой мере рекламные заявления соответствуют действительности? Что скрывается за декларируемыми цифрами? Насколько часто приобретенные технологии и продукты действительно удается интегрировать в собственные решения и какие подводные камни возникают на этом пути? И вообще, как изменилась организация научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в сетевых и телекоммуникационных компаниях за последние пять-десять лет?

Холодным осенним утром 1998 г. сотрудники исследовательского подразделения Bell Labs компании Lucent Technologies принимали в своем офисе в Мерри-Хилл (шт. Нью-Джерси, США) представителей корпоративных клиентов. Последние выказали неподдельную заинтересованность в появлении маршрутизаторов для оптических сетей, способных передавать сигналы без их предварительного преобразования в электрическую форму. В феврале 1999 г. группа разработчиков из Bell Labs уже располагала прототипом подобного устройства, окрещенного оптическим маршрутизатором. На совещании с участием руководителей отдела оптических сетей (ONG) фирмы Lucent инженеры продемонстрировали свой продукт, и высшие чины компании были потрясены увиденным.

Без долгих проволочек ONG запустил этот маршрутизатор в производство. Хотя продукт еще не был полностью готов и требовал доводки, руководители фирмы уже раскручивали маркетинговую машину, задавшись целью придумать для нового изделия удачное название, составить детальный план его продвижения на рынке и выработать ценовую политику. Одновременно инженеры отдела разработок в составе ONG составляли технические спецификации, смету расходов и перечень необходимых материалов и комплектующих.

В июне прошлого года оптический маршрутизатор был продемонстрирован сотрудникам компаний Global Crossing и MCI WorldCom — тех самых, что указали на необходимость его создания. Они смогли увидеть его на восемь месяцев раньше срока, обозначенного в планах Lucent Technologies. В ответ разработчики услышали пожелание дополнительно увеличить производительность устройства.

Исследователи проводили в своей лаборатории дни и ночи, стараясь усовершенствовать маршрутизатор, чтобы он не только позволил удовлетворить потребности клиентов, но и оказался достаточно надежным для запуска в массовое производство с минимальными издержками. 9 ноября 1999 г. состоялось официальное представление новой разработки — полностью оптического маршрутизатора WaveStar LambdaRouter с пропускной способностью 10 Тбит/с. Первые устройства поступили к участникам программы бета-тестирования в феврале, а начало коммерческих поставок было запланировано на июль текущего года. От появления исходной концепции до выпуска готового продукта прошло меньше 15 месяцев.

Пример с Lucent Technologies иллюстрирует новый подход к НИОКР, сформировавшийся в компьютерной и сетевой индустрии к концу XX века. Когда-то исследователи могли себе позволить неспешно, в течение 5—10 лет, разрабатывать перспективную идею и только потом передавать созданную ими технологию в бизнес-подразделения и реализовывать ее в коммерческих продуктах. Сегодня этот цикл приходится сокращать до двух лет.

Лидерство в исследованиях и разработках (технологическая мощь характеризуется средним индексом, вычисляемым экспертами консалтинговой компании CHI Research с учетом нескольких факторов, включая количество и качество патентов)

Еще никогда сетевая индустрия не развивалась столь стремительно и не демонстрировала такую приверженность инновациям. По общему мнению, в ней были выработаны новые правила ведения бизнеса, а 1999 г. стал переломным в отношении к интеллектуальной собственности. Согласно данным консалтинговой компании CHI Research, в прошлом году производители сетевого оборудования получили больше патентов, чем представители какой-либо иной сферы высоких технологий, будь то аэрокосмическая, автомобильная или фармацевтическая промышленность (см. рисунок). А поставщики средств передачи данных добились рекордного за последние шесть лет показателя по количеству патентов.

Лидером в этой области оставалась IBM, запатентовавшая в прошлом году 2736 изобретений, тогда как ее среднегодовое значение за предшествовавший пятилетний период составило 1800 патентов. Аналогичная ситуация имела место и у других крупных фирм: соответственно, 1137 и 759 патентов у Lucent, 850 и 565 у Hewlett-Packard, 559 и 168 у Sun (см. таблицу).

Однако резкое увеличение числа патентов — только один из факторов, характеризующих уровень исследований и разработок в сетевых компаниях. Большая часть фирм, вошедших в рейтинг NW200, вполне овладела искусством ведения НИОКР, причем в последние годы организация и цели такой деятельности претерпели кардинальные изменения.

Если раньше результаты НИОКР становились преимущественно поводом для публикации научных статей и монографий, то сегодня критерием успешности являются исключительно рыночные показатели. Теперь сотрудники исследовательских лабораторий призваны решать бизнес-задачи, а не просто удовлетворять собственное любопытство и потребность в самореализации. Их разработки должны приносить все большие и большие прибыли, а для этого им необходимо заранее определять перспективность новых технологий (подобно тому как профессионалы из звукозаписывающих фирм благодаря своим знаниям, вкусу и интуиции отбирают лучшие треки еще до появления компакт-дисков в продаже).

«Рынок стал совершенно непредсказуемым, хотя фундаментальные проблемы сетевой обработки, вроде увеличения пропускной способности, не меняются годами. В условиях современной конкуренции побеждает та компания, которая успевает раньше других предложить решение, удовлетворяющее потребностям рынка»,— отмечает Боб Мартин, вице-президент подразделения Bell Laboratories и технический директор Lucent Technologies.

Именно эту идеологию исповедует калифорнийская фирма Inktomi, занимающая первое место в рейтинге NW200 по доле расходов на исследования и разработки в общем обороте (38% в 1999 г. и 66% годом ранее). Inktomi активно инвестирует в создание новых сервисов на Web-порталах, сетевых продуктов и средств беспроводного доступа в Internet. Однако еще важнее то обстоятельство, что, пожалуй впервые, Lucent, Inktomi и несколько других компаний сделали заказчиков полноправными участниками НИОКР. В этих фирмах исследователи активно решают бизнес-проблемы клиентов. «Инженеры перестали быть затворниками, в чьи лаборатории по расписанию подается ланч и кофе. Конечно, отдельные представители данного класса еще сохраняются, однако все больше сотрудников исследовательских центров начинают понимать, что в своей деятельности они должны руководствоваться интересами бизнеса»,— отмечает Ричард Парвин, директор по проектированию сетевых инфраструктур компании Sabre из Техаса.

Пристальный взгляд

Резкий всплеск исследовательской активности, наблюдаемый в последние годы, может породить иллюзию, что заказчикам не стоит задумываться о том, каковы долгосрочные перспективы развития НИОКР у выбираемых ими поставщиков сетевых решений. В действительности дело обстоит с точностью до наоборот.

Превращение блестящих идей в коммерческие продукты — самая рискованная часть бизнеса для производителей сетевых продуктов. Экономический бум обусловил увеличение числа технологических инноваций. Однако после замедления темпов экономического роста (а рано или поздно это произойдет) выживут только те фирмы, которые владеют передовыми методами организации исследовательского процесса. Если перевести разговор в практическую плоскость, то, не проанализировав состояние НИОКР компании-поставщика, вы рискуете против своей воли стать подопытным кроликом, «обкатывающим» продукты, еще не готовые к выходу на рынок. Столь же нежелательный вариант — приобретение продукта, который через какое-то время перестанет поддерживаться изготовителем.

«Если речь идет о производителях сетевого оборудования, серверов и операционных систем, приходится оценивать перспективы развития НИОКР по крайней мере на два-три года вперед»,— признает Деке Кассабьян, технический директор по сетевым технологиям Пенсильванского университета. Действительно, если у компании не хватает ресурсов на осуществление полномасштабных разработок, то вполне вероятно, что проектирование новых моделей оборудования так и не будет доведено до конца либо программное обеспечение не пройдет полного цикла бета-тестирования и поступит к пользователям со значительным числом невыявленных ошибок. При недостаточном финансировании НИОКР предлагаемое заказчикам семейство продуктов довольно скоро может оказаться морально устаревшим.

Даже те руководители сетевых подразделений крупных фирм, которые не ставят себе цели поспевать за всеми последними новинками технологической моды, обращают особое внимание на наличие у поставщика долгосрочной стратегии развития НИОКР. Вот почему они не считают зазорным встречаться с исследователями и разработчиками потенциального поставщика: лишь так можно убедиться, что их представление о перспективах развития предлагаемых продуктов соответствует декларациям сотрудников подразделений маркетинга и продаж.

Правда, определить состояние НИОКР в конкретной компании — задача не из простых. В своей книге «Движущие силы завтрашнего дня», которая вскоре должна появиться на книжных прилавках США, Роберт Бадери предостерегает потенциальных покупателей: зная затраты фирмы на исследования и разработки, вы еще не можете представить всей картины. «Разница между буквами R и D (в английском эквиваленте аббревиатуры НИОКР — Прим. ред.) отражает отличие централизованных исследований от разработок, ведущихся в отдельных бизнес-подразделениях, — пишет Бадери. — Как правило, 90% всех расходов на НИОКР приходятся на разработки, т.е на доведение перспективной технологической идеи до уровня коммерческого продукта, и только 10% — на собственно исследования, т.е. на стимулирование процесса генерации новых идей».

Кроме того, ряд компаний, а к их числу относятся, например, Cisco Systems и Nortel Networks, не имеют централизованных исследовательских подразделений. Так, в Nortel все внутренние исследовательские работы ведутся в рамках отдельных бизнес-подразделений, а Cisco, наоборот, в основном придерживается политики приобретения других фирм или инвестирования в них.

Даже те компании, в которых традиционно существовали единые исследовательские центры, в последнее время все активнее делегируют соответствующую деятельность в другие подразделения. В результате бизнес-отделы несут ответственность за развитие технологий, которые в ближайшие два года должны стать основой новых продуктов, а также занимаются обновлением существующих продуктовых линий.

Во всех этих случаях суммы затрат на НИОКР, публикуемые в ежегодных финансовых отчетах, не позволяют точно определить, какие же средства в действительности тратятся на развитие той или иной многообещающей технологии.

Сила — в патентах

Подсчет числа патентов, принадлежащих конкретной компании, может рассматриваться как отправная точка при анализе состояния дел в области НИОКР, но не более того. Руководители исследовательских подразделений далеко не всегда в состоянии предсказать, какое направление сулит наибольшие возможности для получения патентов. Некоторые производители весьма увлечены патентованием своих разработок, однако не способны похвастать внушительным количеством выпущенных на рынок продуктов. Излишняя активность в области получения патентов может указывать на выбор оборонительной стратегии, на стремление во что бы то ни стало утвердить юридическое право компании на владение той или иной технологией. «Если какая-либо фирма начнет настаивать на получении отчислений за использование запатентованной ею технологии, наши юристы быстро напомнят ей, что корпорация Sun располагает не менее внушительной кипой патентов», — язвительно замечает Джим Митчелл, вице-президент исследовательского подразделения Sun Laboratories.

Таким образом, в серьезном анализе исследовательской сферы количественные показатели должны уступить место качественным. Следуя классификации, предложенной сотрудниками компании CHI Research, все патенты можно условно разделить на «сильные» и «слабые». К первой группе стоит отнести те, на которые ссылаются авторы других патентов, а ко второй — патенты, не имеющие особой ценности без ссылок на патенты первой группы.

По оценке Франциса Нэрина, президента CHI Research, патент можно считать особенно значимым, если на него существует более 50 ссылок. Примером здесь может служить патент, полученный в 1996 г. Sun Microsystems за метод извлечения данных из файла, описанного на одном языке разметки, и генерации других файлов, содержащих извлеченные данные, но описанных уже на иных языках разметки. К началу 2000 г. этот патент упоминался в материалах других поставщиков 137 раз. Столь же значительное воздействие на последующие разработки оказали метод кэширования данных, запатентованный Microsoft, функция быстрого установления соединения для передачи электронной почты, предложенная Compaq, и системы агрегирования информации, патентом на которые владеет Sabre.

Наличие в портфеле компании «сильных» патентов указывает на ее технологическую мощь, которую эксперты из CHI определяют при помощи взвешенной суммы баллов. В рейтинговой системе этой фирмы учитываются число полученных тем или иным производителем новых патентов, частота цитирования его патентов другими разработчиками (т.е. их «сила») и возраст той технологии, на которой базируется патент. Поскольку темпы появления новых технологий и разработок сегодня заметно выше скорости их патентования, последние два показателя дают возможность составить более адекватное представление о состоянии исследований в конкретной компании.

По иронии судьбы, способность отдельного производителя влиять на ход разработок в других фирмах — только половина пути к успеху. Для получения высокого технологического рейтинга он должен не замыкаться в себе, а аккумулировать чужие идеи и технологии. В CHI данный фактор называют «абсорбционной способностью». Организация, обладающая значительной абсорбционной способностью, оказывается на гребне последних веяний в области технологий и стандартов, что позволяет ей быстро реализовать их в собственных продуктах. В этой связи сотрудники CHI обращают особое внимание на частоту цитирования научных статей в оформляемых патентах.

Абсорбционная способность важна и по другой причине: она способствует привлечению и удержанию в фирме талантливых людей, ибо принадлежность к научному сообществу является для инженера существенным фактором. «Разработчикам важно видеть реальный канал продвижения своих технологических идей, будь то стандарты, общедоступные исходные коды или даже бесплатно загружаемое программное обеспечение. Результаты творчества, представляемые на суд компьютерного или сетевого сообщества, составляют предмет их гордости, — отмечает Арвинд Кришна, руководитель Фонда исследований в области Internet корпорации IBM. — Нашей лаборатории нужны сотрудники, способные учитывать общие тенденции развития технологий и рынка, а не замыкающиеся в собственных идеях».

Помимо использования взвешенных величин при оценке абсорбционной способности стоит обратить внимание на состав авторов публикуемых научных работ. Компании, сотрудники которых регулярно выступают в соавторстве с представителями других фирм или университетов, демонстрируют наивысшую степень абсорбционной способности. За примерами далеко ходить не надо: в лидерах по этому показателю сегодня ходят все те же Cisco, Lucent, Microsoft, Nortel и Sun.

Еще одним существенным моментом является мотивация тех или иных исследований. Наиболее дальновидные производители используют научную деятельность не только для создания новых продуктов, но и для изменения самих правил сетевой обработки. Если воспользоваться терминологией, принятой в Nortel Networks, речь идет о «подрывных» технологиях.

«Классический способ атаки на рыночного конкурента — изменение правил игры, — считает Дэвид Манн, вице-президент подразделения Emerging Business Technology Investments компании Nortel, отвечающего за инвестиции в передовые бизнес-технологии. — Применяя новые технологии, вы стараетесь внедрить и новые экономические модели, относящиеся к сетевой обработке».

Проезд закрыт

Индикатором благополучия в области НИОКР может служить метод, используемый поставщиком в целях скорейшего представления на рынке новых технологических идей.

Исследования и разработки долгое время существовали раздельно. Задача исследователей заключалась в создании и развитии новой технологии. Когда она, по их мнению, становилась достаточно зрелой для использования в коммерческих целях, исследователи пытались «продать» ее внутренним заказчикам, т.е. руководителям бизнес-подразделений компании. Если последним эта технология приходилась по душе, они инициировали разработку продуктов на ее основе.

Такой способ продвижения технологических достижений, мягко говоря, не способствовал их скорейшему практическому внедрению и не отличался высокой эффективностью. Но затем в фирмах, являющихся традиционными законодателями технологической моды, зародилась новая модель организации НИОКР, согласно которой исследования и разработки должны вестись одновременно.

Скажем, в корпорации Lucent устанавливают ускоренный режим, когда дело доходит до таких революционных изобретений, как оптическая маршрутизация и построенный на ее основе Wave Star LambdaRouter. В подобных случаях инженеры-исследователи из Bell Laboratories постоянно взаимодействуют с разработчиками, менеджерами и специалистами по маркетингу соответствующих бизнес-подразделений, так что устройства создаются параллельно с процессом доводки технологии «до ума».

В Sun Laboratories исповедуют более традиционный подход к продвижению технологий, однако авторы инновационных идей имеют в компании очень высокий статус. Кроме того, на период разработки коммерческого продукта они переходят в бизнес-подразделения.

Корпорация Nortel ежегодно расходует на НИОКР около 2 млрд долл., но не имеет в своем составе единой структуры, в которой были бы сконцентрированы все исследования и разработки. Вместо этого в фирме принят подход, названный «портфельным» управлением. Упоминавшееся выше подразделение Emerging Business Technology Investments во многом напоминает независимую компанию с венчурным капиталом. Тесно сотрудничая с отдельными бизнес-отделами, инженеры и менеджеры данной структуры выявляют наиболее перспективные технологии, разрабатываемые как в Nortel, так и за ее пределами. Во втором случае эксперты дают рекомендации по приобретению соответствующей технологии (или обладающей ею фирмы), а затем курируют ее передачу в бизнес-подразделения для реализации в новых продуктах.

Фактически, покупка фирмой результатов чужих исследований является верным признаком хорошего состояния ее собственных отделов НИОКР. «Каждому из нас нужны лучшие продукты в своем классе. Я не в состоянии понять неприятие отдельными производителями новых технологий, созданных в других компаниях. Такая позиция говорит об излишней самонадеянности и больше ни о чем», — замечает Ричард Парвин из фирмы Sabre. Сама же Sabre приобретает лицензии на технологии у Cisco и Nortel и активно использует их в собственных разработках.

«Компании, постоянно покупающие чужие технологии, нередко теряют ключевых разработчиков, — продолжает Парвин. — Однако в большинстве случаев эта проблема является кратковременной, поскольку по завершении всех юридических формальностей производители начинают внедрять, поддерживать и развивать доставшиеся им технологии точно так же, как если бы речь шла об их собственных разработках». Для компаний, активно скупающих другие фирмы (а сюда относятся и Cisco, и Nortel), интеграция приобретаемых технологий с собственными решениями стала своеобразным искусством.

Если ваш поставщик заявляет, что причина высоких потребительских свойств его продуктов состоит в их создании исключительно собственными силами, значит, он использует устаревшие методы организации НИОКР. Подобные заявления свидетельствуют: компания игнорирует вопросы интеграции технологий, не в состоянии с ними справиться либо ее представители попросту лгут. В любом случае, столкнувшись с таким поведением, следует быть начеку.

Роль пользователей

Попытки определить, какие продукты окажутся чемпионами по объемам продаж, а какие потерпят фиаско, напоминают угадывание чисел в лотерее. Впрочем, сегодня изготовители сетевого оборудования пытаются подстраховаться от крупных проигрышей и с этой целью все чаще общаются с пользователями. Практически все производители сообщают о намерении усилить контакты между заказчиками и сотрудниками исследовательских подразделений.

«В современных исследованиях и разработках движущей силой является покупатель. Фокус всех компаний переместился на потребности рынка. Теперь уже никто не рискнет взяться за создание и производство какого-либо продукта, основываясь исключительно на собственных ожиданиях большого спроса, — признается Дерек Мессулам, генеральный менеджер по решениям для мультисервисных сетей корпорации Telcordia Technologies. — В нашей фирме налажена надежная обратная связь с заказчиками, и мы начинаем исследования в новом направлении только с учетом их запросов».

Кассабьян из Пенсильванского университета считает, однако, что тесное взаимодействие производителей с заказчиками еще не стало общей практикой. «Поставщики неохотно вступают в прямые контакты, поскольку это может отвлечь значительные ресурсы, — отмечает он. — Мы прекрасно знаем мотивы, которые движут производителями, но не намерены идти у них на поводу. В то же самое время мы готовы использовать любую возможность, чтобы оказать влияние на наших ключевых поставщиков и сообщить им, каковы же наши ожидания».

Руководители исследовательских подразделений крупных корпораций все чаще поддерживают заказчиков, организуя их встречи с разработчиками. Они уверены, что подобные встречи позволяют клиентам заглянуть в «интеллектуальное будущее» поставщика лучше, чем традиционные бизнес-ланчи.

Совет, который можно дать пользователям в эру нового взгляда на НИОКР, напрашивается сам собой: отстаивайте свои интересы, и они будут удовлетворены.


Многообещающие патенты
КомпанияТехнологическая мощь в 1999 г.Число патентов в 1999 г.Среднегодовое число патентов в 1994-1998 гг.
IBM689527361800
Lucent25921137759
Intel2236758410
Sun2083559168
AT&T155131869
Microsoft1441361142
Compaq1403415342
Novell3475811
Oracle3318921
Cisco3245513
Примечание. Для оценки состояния НИОКР у отдельных производителей консалтинговая компания CHI Reearch предлагает использовать индекс технологической мощи, вычисляемый на основании числа полученных патентов, их значимости для отрасли, возраста запатентованных технологий, а также «влияния» разработанных той или иной фирмой незапатентованных технологий и ее «абсорбционной способности».

Анализ НИОКР поставщика

Перед подписанием контракта о закупке оборудования руководитель сетевого подразделения должен:

  • выяснить, какую долю общего бюджета НИОКР производитель тратит на стратегические исследования;
  • узнать, сколько патентов фирма получает в среднем за год, и сопоставить этот показатель с данными, предоставляемыми компанией CHI Research, со статистикой организаций Industrial Research Institute и National Science and Technology Board, а также с публикациями в таких изданиях, как Technology Review Массачусетского технологического института;
  • добиться встречи с исследователями фирмы-поставщика, прежде всего — с теми специалистами, которые занимаются интересующей вас технологией;
  • выяснить, насколько часто инженеры компании общаются со своими коллегами из других фирм и с членами организаций, специализирующихся на разработке и принятии стандартов, а также узнать число ежегодно публикуемых ими научных статей.

Там, где встречаются интеграция и разработка

Все чаще одни компании приобретают другие, поэтому интеграция технологий постепенно входит в сферу деятельности исследователей и разработчиков. Но почему покупка фирм начала играть решающую роль в инновационном процессе? Отвечая на этот вопрос, Боб Мартин, вице-президент подразделения Bell Laboratories и технический директор Lucent Technologies, указал две причины: возросшие темпы развития индустрии и доступность готовых «строительных блоков» для создания новых технологий.

К числу таких блоков в первую очередь относятся высокоинтеллектуальные интегральные микросхемы, выполняющие сложные функции сетевой обработки. Именно их появление способствует организации небольших фирм венчурного типа, способных очень быстро выпускать на рынок готовые продукты. Без наличия подобных микросхем этим компаниям пришлось бы обзаводиться значительным штатом разработчиков, а цикл создания коммерческих продуктов удлинился бы в несколько раз. Благодаря специализированным СБИС из деятельности, сосредоточенной в немногочисленных исследовательских центрах, НИОКР превратилась в бизнес, доступный чуть ли не любому желающему. «Сегодня молодая фирма может получить кредит размером 100 млн долл. или привлечь аналогичную сумму за счет первичного размещения акций на фондовой бирже, — утверждает Францис Нэрин, президент консалтинговой компании CHI Research. — В области перспективных исследований возник рынок капиталов, за которые практически не надо платить. Судьба заказчиков больше не определяется в двух или трех крупных лабораториях».

Отмечая позитивные изменения, не стоит, однако, забывать об обратной стороне медали. Технологии и продукты, созданные за пределами крупной компании-производителя, требуют от сотрудников ее исследовательских подразделений совершенно иных навыков, нежели генерация новых идей и их реализация в законченных решениях. Вчерашние разработчики должны превратиться в интеграторов. По словам Чарльза Ларсона, президента ассоциации Industrial Research Institute, члены этой организации занимают в своих компаниях должности вице-президентов по развитию бизнеса, а не технических директоров, и отвечают за интеграцию технологий, а не за выпуск готовых продуктов.

Увеличение доли интеграционных задач породило определенные настроения протеста в среде исследователей и разработчиков. Некоторые инженеры с многолетним стажем считают, что интеграция технологий — малоэффективный вариант использования их талантов, поскольку в этом процессе практически отсутствует творческая составляющая. По их мнению, подобная политика приносит поистине революционные открытия в области технологий в жертву сиюминутным интересам бизнеса.

Однако реальные данные не подтверждают такую точку зрения, да и многие исследователи заявляют, что деятельность по объединению разных технологий по своей важности и сложности ничуть не уступает ведению оригинальных разработок. «Спросите инженеров, создающих новые технологии, и они скажут вам, что интеграцией заниматься даже сложнее, — замечает Арвинд Кришна из компании IBM. — Им приходится досконально изучать незнакомую среду. Чаще всего разработчики справляются с этой задачей самостоятельно, но иногда без посторонней помощи обойтись не удается. Зато интеграция технологий существенно сокращает время вывода продуктов на рынок».

Остается добавить, что обостряющаяся конкуренция является мощным стимулом для инновационных исследований, а глубокое изучение новых технологий с целью их интеграции способно обогатить ценнейшими знаниями. Вот почему большинство экспертов сходятся во мнении, что если у интеграции и есть подводные камни, то они в скором времени покажутся над водой.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями