Наибольший рост прибыли за 1998—1999 гг.

Наибольший рост прибыли в 1994—1999 гг.

Наиболее быстро развивающиеся компании (1998—1999 гг.)

Наиболее быстро развивающиеся компании (1994—1999 гг.)

Компании, наиболее быстро расширявшие свои штаты в 1999 г.

Компании-«неудачники»

Самые рентабельные компании

Самые эффективные компании

Алфавитный перечень компаний

Именно такой нитью Ариадны стал NW 200 — годовой рейтинг 200 крупнейших сетевых и телекомуникационных фирм, публикуемый еженедельником NetworkWorld. На этот раз основной материал дополнен обзором современных тенденций рынка корпоративных сетей и приложений, публикацией, посвященной нескольким молодым американским компаниям, которые, по мнению экспертов, имеют все предпосылки для стремительного роста в ближайшие год-два, и анализом современной организации исследований и разработок в сетевых и телекоммуникационных фирмах*.

Если вам еще недостаточно подтверждений того, что мир наконец-то осознал фундаментальную важность сетевой обработки, вдумайтесь в следующую ошеломляющую цифру: в текущем году рыночная стоимость 200 крупнейших американских компаний, акции которых котируются на фондовой бирже, превысила 5 трлн долл.

Впрочем, что в этом неожиданного? Сетевые технологии изменили облик корпоративной Америки, стали мощным средством развития экономики, и показатели капитализации просто отражают тот факт, что компании, вошедшие в рейтинг NW200 (см. сводную таблицу), играют ключевую роль в происходящих изменениях. Конечно, рыночная капитализация — вещь несколько эфемерная, и апрельский обвал котировок на нью-йоркской фондовой бирже стал лучшим тому подтверждением. Вот почему ее скорее следует воспринимать в качестве одного из признаков состояния здоровья сетевой и телекоммуникационной индустрии.

За прошедший год суммарный оборот 200 крупнейших сетевых компаний увеличился на 100 млрд долл. (т.е. на 14%) — c 709,7 до 809,6 млрд долл. Годом ранее темпы роста составляли немногим более 10%. Если же обратиться к чистой прибыли, то здесь успехи еще более впечатляющи: она увеличилась на 39% — с 55,3 до 76,9 млрд долл., тогда как в 1998 г. (по сравнению с 1997 г.) совокупная прибыль фирм из списка NW200 снизилась на 1,8%. Правда, основания для безудержного веселья есть далеко не у всех: 75 из 200 ведущих сетевых компаний (около 30%) в прошлом году потерпели убытки, и в этом смысле ситуация не намного лучше позапрошлогодней (тогда в рейтинге было 79 убыточных фирм).

Как и в 1998 г., компании, «лидирующие» по размеру убытков, находятся на стадии активного привлечения инвестиций. В первую очередь сюда относятся весьма амбициозные молодые фирмы, решившие с головой окунуться в телекоммуникационный бизнес, который требует крупных капиталовложений. Взять хотя бы альтернативных американских операторов WinStar и Nextlink, сообщивших об убытках в размере 638 и 559 млн долл. соответственно за 1999 финансовый год (он у обеих компаний совпадает с календарным). Столь значительное превышение расходов над доходами связано с активным строительством собственных сетей.

При такой большой доле компаний, сообщивших о чистых убытках, суммарный рост прибыли на 39% выглядит особенно впечатляющим. Он означает, что у многих организаций бизнес развивался чрезвычайно успешно. Фактически, 3/5 сетевых фирм «вытянули» весь рынок на высокие темпы роста доходности.

Пожалуй, самым показательным примером является вечноцветущая Cisco Systems (19-е место в рейтинге), сумевшая в прошлом году на 43% повысить объемы продаж (до 12,2 млрд) и на 55% — прибыль (до 2,1 млрд долл.). Напомним, что пять лет назад корпорация занимала 35-ю строчку NW200, а ее оборот и прибыль составляли 2,3 млрд долл. и 456,5 млн долл. соответственно. Предпринятый Cisco экономический спурт позволил ей обогнать Sun Microsystems, хотя последняя фирма в прошлом году тоже, мягко говоря, не стояла на месте (рост оборота на 20%).

Еще значительнее успехи Cisco на Уолл-Стрит. Годовой «довесок» в 3,7 млрд долл. для компании с оборотом 8,5 млрд долл. выглядит довольно внушительно, но что вы скажете про увеличение капитализации за тот же период на 315 млрд долл.? Подведя черту под показателями рыночной стоимости 3 марта, когда рейтинг NW200 был окончательно сформирован, мы обнаружили, что суммарная стоимость акций Cisco составила 470 млрд долл., тогда как годом ранее она едва дотягивала до 155 млрд долл. (Более того, в апреле капитализация Cisco поднялась до 555 млрд долл., что позволило этой фирме обогнать Microsoft и стать самой дорогостоящей в мире.)

Вряд ли кто-нибудь станет спорить с тем, что рыночная стоимость компании-производителя или сервис-провайдера не представляет непосредственного интереса для клиентов. Тем не менее это говорит о наличии реальных средств, которые могут быть использованы для приобретения других фирм путем обмена акций — наиболее распространенного на сегодняшний день способа оплаты подобного рода покупок. Для организаций же, применяющих оборудование Cisco Systems, высокий уровень капитализации означает, что данный производитель имеет достаточно ресурсов, чтобы заполнить бреши в ассортименте предлагаемой продукции. Активность Cisco в скупке других фирм подтверждает этот вывод: в 1999 г. корпорация приобрела 18 компаний, а за первые три месяца текущего года — еще семь.

При всей уникальности Cisco Systems это не единственная фирма с многомиллиардным оборотом, чьи темпы роста выражались двузначными числами. Весьма впечатляющие результаты продемонстрировали AT&T, Compaq и Microsoft.

Однако рекордсменом среди титанов ИТ-индустрии стала, пожалуй, корпорация Dell: ее объемы продаж выросли на 48% (достигнув 18,2 млрд долл.), а чистая прибыль — на 55% (1,5 млрд долл.) В результате Dell переместилась в нашем рейтинге на 16-ю позицию, обставив столь известных операторов, как US West и Sprint. На успехи Dell можно посмотреть и с другой стороны. Достигнутое ею шестимиллирдное увеличение объемов продаж превосходит суммарный оборот 68 компаний, составивших последнюю треть списка NW200. Такие феноменальные темпы роста обычно достигаются благодаря агрессивной политике приобретений других фирм, но Dell — особый случай. Согласно информации, поступившей от самой корпорации, рост достигнут исключительно за счет увеличения числа проданных компьютеров. Поставки систем для корпоративных заказчиков (а сюда относятся серверы, рабочие станции и запоминающие устройства) выросли на 130%, а продажи ПК-блокнотов — на 108%.

Бурное развитие бизнеса заставило Dell активно привлекать новых сотрудников; их число в прошлом году выросло на 52% и достигло 24 тыс. человек. Если же просуммировать численность персонала по всем 200 ведущим сетевым фирмам, мы получим 2,9 млн человек. Другими словами, для этих компаний оборот на одного сотрудника составил в среднем 279,2 тыс. долл. Cisco и Dell значительно превзошли указанную цифру, продемонстрировав «удельный» оборот на уровне 578,8 и 747,7 тыс. долл. соответственно, а вот IBM оказалась в числе середнячков — 284,8 тыс. долл. на сотрудника в год. Каждый из упомянутых 2,9 млн человек в прошлом году «создал» около 1,75 млрд долл. рыночной стоимости. Попробуйте сравнить указанную величину с показателями какой-нибудь другой отрасли: превосходство сетевой индустрии окажется подавляющим.

Однако картина «общего самочувствия» не позволяет получить истинного представления о переменах, претерпеваемых сетевой индустрией. Поставщики продуктов и услуг меняются на глазах, аренда программного обеспечения начинает цвести пышным цветом, а новое течение, которое сегодня ассоциируется с английской буквой «e», проникает во все сферы нашей жизни.

Тенденции развития индустрии

Пожалуй, главным событием минувшего года стал пересмотр несколькими производителями активного оборудования политики в области корпоративных сетей. Еще в июне 1999 г. в Cabletron сменилось высшее руководство, а в феврале этого года фирма разделилась. В сентябре 1999 г. IBM заявила об уходе с рынка оборудования для корпоративных сетей. В марте 2000 г. Lucent Technologies сообщила о выделении подразделений, занимавшихся решениями для корпоративных сетей, в отдельную компанию, а 3Com вообще прекратила выпуск нескольких линий продуктов (подробнее см. «Сети», 2000, № 5, c. 82).

Все началось в середине прошлого года, когда Крейг Бенсон, председатель совета директоров, президент и генеральный директор Cabletron, решил последовать примеру другого основателя компании, Роберта Левайна, и уйти в отставку. Сменивший его Пайюш Пэтел, бывший руководитель YAGO Systems (фирмы, которую Cabletron приобрела в начале 1998 г.), столкнулся с неизбежной задачей исправления многочисленных упущений в бизнесе фирмы. Прошло семь месяцев, и Пэтел расчленил Cabletron на четыре независимые части:

  • Riverstone Networks, сосредоточившуюся на выпуске оборудования операторского класса,
  • Enterasys Networks, нацеленную на корпоративных заказчиков,
  • Global Network Technology Services, деятельность которой сконцентрируется на предоставлении услуг,
  • Aprisma Management Technologies, призванную заняться продажами платформы администрирования Spectrum.

Вскоре после этого Пэтел объявил о намерении освободить Cabletron от дополнительных линий продуктов для корпоративных сетей, которые были представлены подразделениями Digital Network Products Group и NetVantage.

Сегодня еще рано судить о том, помогут ли предпринятые меры вернуть компанию на траекторию устойчивого роста, хотя, по правде говоря, она подавала надежды на возрождение былой мощи еще до последних перемен. Финансовый год Cabletron начинается 1 марта, так что показатели ее деятельности, отраженные в сводной таблице, относятся преимущественно к 1998 г. За это время объемы продаж составили 1,4 млрд долл. при убытках в 245 млн долл. Результаты 2000 финансового года, завершившегося 29 февраля, выглядят поприличнее. Оборот фирмы увеличился на 3,4% и достиг 1,5 млрд долл., а главное, на смену убыткам пришла прибыль размером ни много ни мало 464 млн долл.

Если руководство Cabletron внедряет свою новую стратегию без излишней шумихи, то решение «Голубого гиганта» продать бизнес, связанный с коммутаторами и маршрутизаторами, своему давнему конкуренту у многих вызвало настоящий шок. Cisco Systems выложила 600 млн долл. за первичные сетевые активы корпорации IBM и обязалась в течение ближайших пяти лет выплатить еще 2 млрд долл. за производство микросхем и компонентов сетевого оборудования.

Третья опора корпоративных сетей рухнула в марте этого года, когда фирма 3Com заявила о прекращении производства высокопроизводительных коммутаторов для локальных и глобальных сетей, исходя из плачевных результатов продаж за 1999 г. Как и у Cabletron, финансовый год 3Com заканчивается в первой половине календарного года, а точнее — в конце мая, поэтому показатели 1999 финансового года, хотя и выглядят не так уж плохо, лишь частично свидетельствуют о положении дел. В прошлом финансовом году оборот компании вырос на 6%, достигнув 5,8 млрд долл., а прибыль составила 404 млн долл.

Как только 3Com выделила бизнес, связанный с выпуском чрезвычайно популярных карманных компьютеров Palm, в ведение самостоятельной фирмы, резко пошли вверх котировки акций новой компании, а в результате ее капитализация превзошла рыночную стоимость самой 3Com. Это обстоятельство не позволяет строить радужных прогнозов в отношении остальных направлений деятельности 3Com. Через несколько недель после событий с Palm фирма объявила о кардинальной реорганизации, суть которой сводится к уходу с корпоративного рынка и намерению сконцентрировать свои усилия на удовлетворении потребностей среднего и малого бизнеса, сервис-провайдеров и пользователей домашних сетей. Таким образом, многие прежние заказчики 3Com оказались у разбитого корыта. Впрочем, у корпорации не было выбора: она стала очередной жертвой успеха Cisco Systems.

После описываемых событий прошло три-четыре месяца, и сегодня трудно объяснить проблемы 3Com одним неверным шагом. Если на некоторое время отвлечься от трудностей, возникших в процессе интеграции с ее структурой фирмы U.S. Robotics, которую 3Com приобрела за 7,3 млрд долл.(!) в июне 1997 г., то едва ли не самым очевидным промахом окажется тактика компании на рынке оборудования Gigabit Ethernet.

В этом секторе последние годы ознаменовались чрезвычайно агрессивным поведением молодых фирм, которые довольно быстро сумели составить достойную конкуренцию ведущим производителям сетевого оборудования. Большая часть ветеранов ответила на брошенный вызов лихорадочной скупкой начинающих, но весьма задиристых игроков. Так, Cisco Systems прикупила фирму Granite Systems, а Bay Networks не пожалела средств на приобретение Rapid City. Руководство же 3Com решило действовать иначе: наряду с продажами недорогих коммутирующих устройств, настоящим изготовителем которых был многолетний партнер корпорации Extreme Networks, 3Com занялась разработкой собственного высокопроизводительного коммутатора. Но даже после того как на рынке появился долгожданный CoreBuilder 9000, фирме понадобилось целых 18 месяцев, чтобы оснастить его модулями коммутации третьего уровня для сетей Gigabit Ethernet.

Трудно было выбрать более неудачный рыночный сегмент для столь запоздалой атаки. По свидетельству старшего вице-президента Cisco Systems Джеймса Ричардсона, возглавляющего подразделение корпоративных систем, коммутатор Catalyst 6500 с портами Gigabit Ethernet вышел на уровень объемов продаж, составляющий 1 млрд долл., быстрее любого другого продукта, когда-либо выпускавшегося Cisco. Мало того, даже компании, ринувшиеся на рынок оборудования Gigabit Ethernet без широкого спектра продуктовых линий, сумели молниеносно добиться успеха. Скажем, Foundry Networks, занимающая в NW200 133-е место, в прошлом году увеличила свой оборот на 684%, доведя его до 134 млн долл., а объем продаж уже упоминавшейся Extreme Networks (149-я строчка рейтинга) вырос на 316% (98 млн долл.). На фоне столь стремительного развития 3Com оказалась слишком неповоротливой.

Бум, возникший на рынке Gigabit Ethernet, свидетельствует о всеобщей заинтересованности в радикальном увеличении пропускной способности сетей и каналов связи. Если говорить о доступе в глобальные сети, то корпоративные заказчики повсеместно заменяют линии frame relay с полосой пропускания 56 кбит/с на каналы со скоростью передачи данных 128 и 256 кбит/с, а во многих случаях и на линии T1. Более того, доступ в Internet на скоростях, обеспечиваемых интерфейсом OC-3, сегодня распространен гораздо шире, чем это имело место каких-нибудь два года назад.

Острая потребность в росте пропускной способности стала мощным стимулом развития рынка оборудования xDSL. Например, Copper Mountain, один из ведущих производителей устройств, используемых операторами для предоставления услуг DSL-доступа корпоративным пользователям, в прошлом году поставил концентраторы с общим числом портов 3700, а общая база инсталлированного этой фирмой оборудования превысила 4600 систем. Это соответствует примерно 850 тыс. DSL-портов абонентских устройств, из которых 573,5 тыс. были установлены в прошлом году. (Copper Mountain не включена в рейтинг NW200, поскольку она не занимается прямыми продажами своей продукции корпоративным заказчикам.)

Конечно, основным фактором, обуславливающим резкое возрастание требований к пропускной способности, является неудержимое стремление перевести свой бизнес на электронные рельсы. Конкретные проявления такой «виртуализации» весьма разнообразны: от Web-магазинов до экстрасетей, используемых для взаимодействия с партнерами и клиентами. Проистекающий отсюда спрос на модернизацию сетевой инфраструктуры, новые приложения и услуги внес свой вклад в рост финансовых показателей практически каждой компании, включенной в рейтинг NW200.

Сочетание нескольких благоприятных факторов — недорогой полосы пропускания, браузера в качестве универсального клиентского интерфейса и «вездесущности» протокола IP — не только сделало возможным само возникновение феномена электронного бизнеса, но и проложило дорогу бурному развитию (к сожалению, пока за пределами России — Прим. ред.) рынка поставщиков прикладных услуг (Application Service Provider, ASP). Не рискуя сильно ошибиться, можно сказать, что рынок ASP зародился в сентябре 1998 г., одновременно с образованием фирмы Corio.

Основатель Corio Джонатан Ли решил организовать хостинг бизнес-приложений высшего ценового класса и предоставлять доступ к ним компаниям среднего размера, которым не по карману покупать указанные приложения либо управлять ими. Эта идея показалась весьма привлекательной руководителям корпорации Excite, которая в январе 1999 г. стала первым клиентом Corio, дав начало новому сегменту рынка. Уже в декабре прошлого года список клиентов Corio насчитывал 45 позиций, а предложенная Ли концепция ASP доказала свою жизнеспособность.

Любопытно, что сам отец-основатель оценивал шансы на успех довольно низко (как 1:10) и потому не меньше других был поражен невиданной скоростью становления рынка ASP. К концу 1999 г. представители практически всех сегментов индустрии информационных технологий — от операторов и компаний, предлагающих услуги Web-хостинга, до крупных разработчиков аппаратных средств и программного обеспечения — поддержали концепцию ASP. «За год с небольшим эта идея превратилась в глобальный феномен», — признает Джонатан Ли.

В пользу справедливости такой оценки говорит уже тот факт, что в марте текущего года организация ASP Industry Concortium (информацию о которой можно найти на Web-сервере www.allaboutasp.org) приняла в свои ряды четырехсотого члена. «Нам потребовалось полгода, чтобы довести количество членов до 200. Следующие 200 были набраны всего за четыре месяца», — признается председатель консорциума Тревер Грюет-Кеннеди.

В публикуемом рейтинге представители разрастающегося семейства ASP почти не представлены. Тем не менее многие крупные компании активно готовят плацдарм для проникновения на новый рынок. Так, Microsoft весной объявила об инвестировании по 10 млн долл. в компании Interliant (займется хостингом ОС Windows 2000 и почтового сервера Exchange 2000) и Jato Communications (специализируется на хостинге приложений для малого и среднего бизнеса). Эти инвестиции — малая доля от тех 10 млрд долл., которые Microsoft, начиная с ноября позапрошлого года, потратила на установление партнерских отношений с ASP и фирмами, предоставляющими услуги широкополосного доступа, столь необходимые для обслуживания сетевых приложений.

В 2000 г. мы сможем наблюдать непрерывное усиление активности на рынке ASP, и не будет ничего удивительного, если через год в очередной рейтинг NW200 попадут Corio и другие специализированные компании — представители лагеря ASP.

Парад операторов

Одним из титанов, разыгрывающих собственную ASP-карту, является корпорация AT&T. В январе этого года она анонсировала стратегию Ecosystem for ASP. В ее рамках создаются центры обработки данных, которые поддерживают сетевые операции и могут использоваться ASP для предоставления услуг. Сейчас в AT&T функционируют уже пять таких центров, а к концу следующего года их будет свыше тридцати. Корпорация оснащает их серверами и сетевым оборудованием своих партнеров, в числе которых — Cisco Systems, EMC, Hewlett-Packard, InfoLibria, Inctomi, Novell и Sun.

Быстрая реакция на открывающиеся рыночные возможности в последнее время стала весьма характерной для Майкла Армстронга, председателя правления и генерального директора AT&T. Подобное поведение руководителя не могло не отразиться на финансовых показателях деятельности фирмы: ее оборот за 1999 г. вырос на 17%, достигнув 62,3 млрд долл., и это несмотря на 15-процентное сокращение прибыли (до 5,5 млрд долл.) в связи с финансированием множества проектов.

Если отвлечься от скучных цифр годового финансового отчета и проанализировать успехи корпорации на американском фондовом рынке, то окажется, что Уолл-стрит полностью поддерживает политику, проводимую Армстронгом. Весьма показательно сопоставление AT&T с MCI WorldCom: если к концу 1998 г. AT&T уступала своему конкуренту по рыночной стоимости, то в прошлом году ситуация поменялась на обратную и капитализация AT&T составила 174,4 млрд долл., тогда как у MCI WorldCom она равнялась 135 млрд долл.

В 1999 г. наибольший доход AT&T по-прежнему приносило подразделение услуг для корпоративных заказчиков, причем продажи пакетов услуг выросли за год примерно на 60%. Впрочем, подразделению Solutions также есть чем гордиться. В конце 2000 г. оно имело свыше 30 тыс. клиентов, а общая сумма подписанных контрактов составила 11 млрд долл. Впечатляет и такой факт: за прошедший год фирма практически удвоила активы TCG (альтернативного оператора, купленного в 1998 г.), добавив в созданную им инфраструктуру больше каналов связи, чем TCG развернул за все время самостоятельного существования. К концу текущего года AT&T планирует охватить своими каналами около 60% корпоративной Америки.

Смелая и довольно дорогостоящая атака, предпринятая AT&T на рынке кабельного телевидения в целях предоставления интегрированных услуг двунаправленной передачи данных, кажется, тоже начинает приносить свои плоды. В 1999 г. корпорация стала оказывать услуги телефонии по сетям КТВ в 16 городах США. В ее ежегодном отчете (он доступен по адресу www.att.com/ar-1999/dear.html) говорится: «Мы начали 2000 г., расширяя круг подписчиков услуг широкополосной передачи данных со скоростью 5000 домовладений в сутки. К концу года этот показатель будет удвоен».

AT&T настолько уверена в успехе своей новой роли, что в ежегодном обращении к акционерам Майкл Армстронг написал: «Мы надеемся, что по мере того как традиционный сервис дальней телефонной связи будет занимать все меньшую долю в суммарном обороте, число абонентов услуг пакетной передачи, включая транспортировку IP-трафика, и доходы от услуг местной связи станут расти быстрее, чем в среднем по отрасли». Несколько лет назад акционеры AT&T от подобных заявлений упали бы в обморок.

У другого крупнейшего американского оператора, MCI WorldCom, дрожь в коленках возникает, когда речь заходит об абонентской базе. Как утверждается в отчетах ряда аналитических компаний, объединение MCI и WorldCom пока осуществилось только в названии объединенной фирмы. Последняя столкнулась с серьезными проблемами интеграции в единое целое всего того имущества, которое ее генеральный директор Бернард Эбберс приобрел за последние годы. Теперь же, кажется, Эбберс поймал по-настоящему большую рыбу. В октябре прошлого года MCI WorldCom объявила о приобретении за 115 млрд долл. не кого-нибудь, а компании Sprint. Многие клиенты и инвесторы до сих пор высказывают сомнения в способности MCI WorldCom переварить такого гиганта. Предполагается, что все юридические формальности сделки будут урегулированы во второй половине текущего года.

Несмотря на то что покупка Sprint является беспрецедентной по своим масштабам, еще более важное событие произошло на телекоммуникационном рынке США в самом конце прошлого года. 22 декабря фирма Bell Atlantic получила разрешение на предоставление услуг дальней связи. Конечно, эта дата является эпохальной скорее символически, поскольку еще много воды утечет, прежде чем это и аналогичные решения вызовут кардинальные перемены в американской индустрии связи. За последние годы наиболее значительным событием стало появление альтернативных операторов в результате принятия Телекоммуникационного акта 1996 г.

Как уже отмечалось, американский рынок услуг связи привлекает огромные инвестиции, а бизнес работающих на нем операторов чаще всего оказывается весьма успешным. Например, оборот Covad Communications за прошлый год вырос более чем в 13 раз — с 5 до 66 млн долл., что позволило фирме занять верхнюю строку в рейтинге 15 наиболее быстро развивающихся компаний. За его пределами оказались несколько других молодых операторов, однако достигнутые ими результаты все равно заслуживают упоминания: фирма WinStar увеличила свои доходы на 82% (446 млн долл.), а NextLink — на 96% (274 млн долл.).

Выгоды электронной коммерции

Системы и услуги связи — вещь вполне «осязаемая». А попробуйте-ка «пощупать» нечто более аморфное, ту же электронную коммерцию, ставшую безусловным хитом 1999 г.! На этом рынке сегодня присутствуют Open Market (160-я позиция) и несколько других узкоспециализированных компаний. Однако гораздо существеннее тот факт, что тем или иным образом в область электронной коммерции вовлечены практически все крупнейшие производители аппаратного и программного обеспечения, будь то IBM или Oracle, Compaq или Microsoft.

Перспективы развития этих фирм заметно улучшились благодаря стремлению корпоративной Америки увеличить долю электронных операций в своем бизнесе, но подсчитать, в какой степени ИТ-индустрия обязана своим ростом электронной коммерции, не так-то просто. В 1998 г. сотрудники Центра исследований в области электронной коммерции (CREC) при Техасском университете решили получить ответ на этот вопрос. Они провели опрос с целью определить, насколько выросли финансовые показатели и число новых рабочих мест благодаря внедрению так называемой Internet-экономики. Эксперты разделили виртуальную экономику на четыре уровня, или сегмента, и провели обследование относящихся к ним компаний (некоторые фирмы действуют сразу в нескольких сегментах). Упомянутые уровни таковы:

  • инфраструктурный — операторы и производители оборудования, например серверов и устройств защиты данных;
  • прикладной — поставщики всевозможных приложений для электронной коммерции, от поисковых машин и средств разработки Web- и мультимедийных страниц до систем управления базами данных;
  • промежуточный — сюда попали компании вроде Yahoo, способствующие возникновению контактов между продавцом и покупателем;
  • коммерческий — фирмы, занимающиеся онлайновыми продажами, например Amazon.com и Cisco.

Компании, включенные в список NW200, в основном относятся к первым двум категориям. По данным CREC, инфраструктурный уровень вырос за период с I квартала 1998 г. по I квартал 1999 г. на 50% (в абсолютном выражении — с 26,8 до 40,1 млрд долл.). Темпы роста прикладного уровня оказались еще выше — 61% (с 13,9 до 22,5 млрд долл.). Однако наибольшую динамику (127%) продемонстрировал коммерческий сегмент, объем которого за указанный период увеличился с 16,5 до 37,5 млрд долл.

Если принять во внимание все эти данные, то среднегодовой рост сектора Internet-экономики составил 68%. По состоянию на апрель 1999 г. он обеспечивал занятость 2,3 млн человек. Согласно имеющимся оценкам, в конце прошлого года с электронной коммерцией прямо или косвенно было связано 507 млрд долл. в общей экономике США. Цифра выглядит весьма внушительно, особенно при ее сопоставлении с суммарным оборотом фирм, попавших в рейтинг NW200. Как уже отмечалось, в прошлом году он равнялся 809,6 млрд долл.

Конечно, стоит иметь в виду, что немалый вклад в упомянутые 507 млрд внесли такие фирмы, как E*Trade, EToys, Schwab.com и т.д., которые по характеру своей деятельности не могли войти в список NW200. Тем не менее чисто эмпирически оценка прошлогодних темпов роста Internet-экономики на уровне 68% выглядит вполне разумной. Приняв во внимание достижения крупнейших сетевых компаний в 1999 г., можно ожидать, что в 2000 г. они достигнут еще более значительных результатов.

Так или иначе, цифры, свидетельствующие об успехах фирм из списка NW200, дают нам дополнительную информацию о направлениях развития сетевой индустрии. Нет ничего удивительного в том, что эти компании стремительно продвигаются вперед на гребне волны сетевого бизнеса, получая щедрое вознаграждение от участников фондового рынка.

Показательно сравнение новой экономики со старой: если совокупная капитализация 200 ведущих сетевых фирм превысила 5 трлн долл., то (согласно данным, опубликованным 15 марта в Wall Street Journal) рыночная стоимость всей железнодородной отрасли США составляет только 30 млрд долл. Последняя цифра соответствует капитализации фирмы Network Aplliance с годовым оборотом 289 млн долл. Она заняла почетное 96-е место в рейтинге NW200.


* Часть материалов, относящихся к рейтингу NW200, будет опубликована в августовском номере «Сетей».


Широкополосный бизнес

Боб Ноулинг, генеральный директор неожиданно получившего известность альтернативного оператора Covad Communications из Санты-Клары (шт. Калифорния), любит изображать конкурентов своей компании в качестве неповоротливых старых монстров, лениво развалившихся у входа в свои жилища. Сам же он, как сумасшедший, подгоняет сотрудников Covad в надежде преодолеть как можно большую дистанцию в соревновании за рынок услуг широкополосного доступа в Internet, прежде чем проснется спящий враг.

В 1999 г. Ноулинг решил превратить Covad в ведущего поставщика услуг доступа по линиям DSL. По мнению аналитиков, деятельность компании и прежде была довольно успешной; по крайней мере, она сумела заполучить более 10% всего американского рынка услуг DSL-доступа, развернув больше DSL-линий, чем любой другой альтернативный оператор. Однако в последнее время (вопреки мнению своего руководителя, что компании группы Bell пока не воспринимают серьезно рынок DSL-услуг) фирма испытывает серьезную конкуренцию со стороны традиционных операторов местной связи.

История успеха Covad может быть рассказана на сухом языке финансовых показателей. За прошлый год оборот фирмы вырос на 1148% — с 5,3 до 66 млн долл. Конечно, это стало возможным благодаря тому, что сегодня она предлагает по сути дела товар массового потребления — услуги высокоскоростного доступа в Internet. «Растущая потребность в пропускной способности открыла небывалые возможности для наращивания продаж», — признает Ноулинг.

Трудно не согласится с данным тезисом, но альтернативных операторов в США много, а подобные достижения продемонстрировала только Covad. По мнению аналитиков, причина успеха кроется в строгой сфокусированности на определенном круге клиентов, на преимуществах технологии DSL и качестве предоставляемых услуг. Не последнюю роль сыграла и упрощенная процедура онлайновой подписки. Covad удалось завоевать свою долю рынка частично путем обеспечения сервиса DSL-доступа для корпоративных заказчиков, но основными клиентами стали 300 Internet-провайдеров, которым предоставлялись пакеты услуг и которые, в свою очередь, привлекали индивидуальных и корпоративных пользователей. Руководство фирмы надеется сохранить текущие темпы роста, расширяя круг заказчиков за счет поставщиков прикладных услуг (ASP) и ведущих производителей ИТ-продуктов.

Чтобы выйти на рынок самых крупных фирм, Covad приобрела за 387 млн долл. компанию LaserLink, предоставляющую высококачественные услуги доступа в Internet 68 млн подписчиков. LaserLink обеспечивает своих корпоративных заказчиков доступом в Internet, адресами электронной почты (типа bknowling@amway.com) и др. Но еще до покупки LaserLink руководство Covad прогнозировало, что в 2000 г. оборот компании выйдет на уровень 235 млн долл., а общее число ее клиентов составит 290 тыс. «Это довольно консервативные оценки, и мы должны скорректировать их с учетом дополнительных возможностей развития бизнеса, открывшихся после приобретения LaserLink», — отмечает Ноулинг. Согласно его собственным расчетам, в 2003 г. оборот Covad превысит 1 млрд долл.

«Наш текущий бизнес-план предполагает, что уже в этом году услугами DSL будут охвачены 50% корпоративной Америки и 44% частных домовладений, — продолжает Ноулинг. — Я хочу построить самую агрессивную сеть в мире, чтобы люди постепенно осознали, что наиболее удобную работу в Internet обеспечивает именно Covad». Фирма выбрала для себя лозунг «Covad Inside» и надеется: подобно тому как современные персональные компьютеры ассоциируются с именем Intel, высокоскоростной доступ ко Всемирной сети начнут связывать с именем Covad Communications.

Столь амбициозные планы, очевидно, заставят фирму выйти за пределы пусть и чрезвычайно перспективного, но все же ограниченного мира DSL. Рано или поздно ей придется начать игру в доселе незнакомых сегментах рынка — беспроводных сетей доступа, сетей кабельного телевидения с обратным каналом и других, использующих высокоскоростные технологии. По мнению руководства компании, главное для нее — не DSL, а широкополосные сети.

Бет Шульц


Барометр доходов 200 крупнейших компаний

Несмотря на положительную динамику финансовых показателей, одни фирмы действовали явно успешнее других. Кроме того, не стоит забывать, что 37,5% компаний из рейтинга NW200 в 1999 финансовом году понесли убытки.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями