Данное утверждение показалось нам несколько спорным, поэтому мы попытались прояснить ситуацию, побеседовав с некоторыми известными руководителями российских фирм, работающих в данном секторе рынка (см. «Сети», № 5, 2000, с. 96). О позиции своей компании любезно согласился рассказать и Александр Вышлов, заместитель генерального директора самого известного в нашей стране телекоммуникационного оператора междугородней и международной электрической связи ОАО «Ростелеком», который, как известно, к тому же владеет большей частью магистральных каналов наземной связи на территории РФ. Надеемся, что его беседа с обозревателем «Сетей» Галиной Большовой, в которой затрагивались не только вопросы «востребованности» каналов спутниковой связи, но и общие проблемы спутниковой связи в России, будет интересна нашим читателям.

Александр Вышлов считает, что спутниковая связь большинству российских потребителей сегодня не по карману

С.: Тезис об ограниченной востребованности транспондеров российскими пользователями вызывает некоторое сомнение. Ведь не секрет, что немало спутниковых каналов арендуется у зарубежных провайдеров (Intersat, Eutelsat и даже Loral). По нашим оценкам, арендованные емкости составляют не менее 40% от всех используемых в настоящее время. Какова Ваша интерпретация данной проблемы?

А.В.: Прежде всего мне хотелось бы подчеркнуть, что услуги связи, предоставляемые с помощью геостационарных космических аппаратов (КА) очень дороги. И именно по причине их стоимости я и считаю возможности использования транспондеров ограниченными для «бедного» российского пользователя.

Если обратиться к тенденциям изменения стоимости передачи байта по наземным каналам связи во всех странах мира, то очевидно снижение этой величины, что обусловлено, в первую очередь, увеличением удельных объемов передаваемой информации и технологическими достижениями в области разработки оборудования. Однако это характерно только для каналов наземной связи. Для спутниковых каналов, к сожалению, «качественного» снижения достичь практически невозможно. Причина — цена спутника, которая является, можно сказать, величиной фиксированной. Она пропорционально растет с ростом количества ретрансляторов, поскольку при попытках увеличить пропускную способность каналов возрастает объем необходимого бортового оборудования. Соответственно, и рост пропускной способности спутникового канала (т.е. мощности ретранслятора) не дает выигрыша «в разы», который реально достижим на оптоволоконных линиях связи. Один из способов удешевления передачи по спутниковым каналам — организация вещательного режима. Например, сейчас очень популярно спутниковое Internet-вещание с использованием асимметричного доступа. Такая услуга более рентабельна, чем двухсторонняя телефонная связь через КА.

В соревновании тарифов на обычные наземные и космические линии связи проигрывают последние. Следует отметить, что тенденция удешевления стоимости передачи байта «по проводам» не российская, а общемировая, и поэтому спутниковые каналы все реже применяются для организации магистральной связи; этот режим постепенно вытесняется более выгодным для пользователя вещанием. Хотелось бы подчеркнуть, что сегодня именно данное направление применения ретрансляторов геостационарных КА начинает преобладать на рынке спутниковой связи.

Если учесть все упомянутые факторы и тенденции, то становится очевидно, что потребность в транспондерах в России сильно расти не будет, и в этом смысле востребованность спутниковой связи для услуг телефонии окажется достаточно ограниченной. Однако она будет расти для таких услуг, как теле- и Internet-вещание.

С.: Аренда спутниковых емкостей у западных компаний — это прямой уход денег из страны. Как «Ростелеком» оценивает такую ситуацию? Кроме того, не могли бы Вы прокомментировать, на чем основан тезис «ограниченной востребованности», если запуски двух «Экспрессов» не перекрывают существующих сегодня (по количеству арендуемых каналов) потребностей?

А.В.: Когда вы говорите о 40% арендованных у зарубежных компаний емкостей, то нужно сначала прикинуть, сколько же у нас собственных ресурсов и чему соответствуют эти 40%. По моим оценкам, сегодня Россия имеет около 80 транспондеров, значит 40% от их числа составляют 30 транспондеров, т.е. всего один современный КА. Следовательно, если мы (я имею в виду не «Ростелеком», а нашу страну) построим всего один действительно современный спутник, имеющий транспондеры не только С-, но и Ku-, и Ka-диапазонов, то удовлетворим потребности всех пользователей, которые сейчас арендуют емкости на зарубежных КА (конечно, за счет только двух КА «Экспресс-А» сделать этого не удастся).

С.: Но, как мне кажется, в России важность спутников для нужд связи тоже достаточно велика.

А.В.: Конечно, при существующем оснащении страны высокоскоростными линиями наземной связи спутники отнюдь не утрачивают своей «важности». Но оценим величину суммарной стоимости геостационарного КА и его вывода на орбиту. Один старт «тянет» примерно на 70 млн долл. Цена современного спутника (например, «Экспресс-К» или LMI, имеющих по 45—48 транспондеров) составляет около 130 млн долл. А общая стоимость такого тяжелого КА, вместе со страховкой и прочими затратами, окажется на деле не менее 200—250 млн долл. И если посчитать, исходя из этой цифры, каким будет тариф на телефонный разговор при использовании КА, то величина получится немалой. Вот вам и ограниченная возможность реализации такого вида услуг.

С.: Как сообщил на заседании коллегии г-н Тимофеев, для сохранения орбитальных позиций планируется занимать их малыми КА. Будет ли «Ростелеком» участвовать в данном проекте, и если да, то как?

А.В.: Это как раз тот проект, благодаря реализации которого может повыситься «востребованность», а попросту говоря, снизиться стоимость связи. Ведь малый спутник обойдется всего в 50 млн долл.

Но интерес к данной программе как бы двойной. Во-первых, как я сказал, малый КА существенно дешевле. Если же иметь в виду «внутренние» российские цены, то такой спутник обойдется (по сравнению, например, с каким-нибудь спутником Loral) почти «даром». Во-вторых, малые КА не требуют значительных инвестиций. Что греха таить, сегодня у российских производителей спутников и спутникового оборудования есть серьезные проблемы. За прошедшие 10 лет мы значительно отстали в современных космических технологиях, есть трудности и в элементной базе для радиооборудования. Если в стране наблюдается значительное снижение общего экономического потенциала, то было бы странным, если бы космическая отрасль процветала.

Всем известна печальная судьба КА «Банкир», второго КА «Ямал-100» и первого КА «Экспресс-А». Их разработка, тестирование и изготовление продолжались годы, и в них было вложено немало средств. А если оператор сориентировался на работу через спутник, который в запланированный срок не запущен или перестает функционировать в процессе использования, то этот оператор теряет и клиентов, и деньги.

В свою очередь, малые спутники, требующие незначительных инвестиций и меньших трудозатрат на разработку, чрезвычайно привлекательны. Конечно, для выполнения этого проекта потребуется время, но мне кажется, что реальных результатов можно ожидать уже года через два.

В случае срыва запуска тяжелого КА потери колоссальны. Кроме того, обеспечить полную загрузку 45—48 транспондеров таких спутников при их грандиозной стоимости, а значит, высокой цена единицы ресурса весьма и весьма проблематично. Поэтому-то и существует их пресловутая «ограниченная востребованность».

Ценовая привлекательность малых спутников дополняется реальной возможностью быстро продать или сдать в аренду их ретрансляторы (на 6—8 стволов всегда найдутся клиенты), а соответственно, сократить срок окупаемости средств. Они позволят существенно удешевить «связные» проекты и уменьшить тариф за использование спутникового канала. Да и оператор не будет в такой степени, как при ориентации на тяжелый КА, зависеть от неудачных запусков. Ведь предполагаемый цикл создания малого спутника — 4 месяца.

С.: Но пока Ростелеком берет транспондеры в аренду у LMI на спутнике LMI-1.

А.В.: Да, поскольку пока нет российских КА с такими хорошими характеристиками. Наши оценки показывают, что только 60% емкостей (15 ретрансляторов из 25), которые мы арендуем, послужат для создания сети магистральной связи и резервирования. Однако наша сеть рассчитана на связь между крупными городами, поскольку использование каналов спутниковой связи в районных центрах просто нерентабельно. Даже строительство VSAT-станций (чья стоимость гораздо ниже, чем у применяемых «Ростелекомом» больших земных станций) почти всегда экономически невыгодно из-за высоких расценок на частотный ресурс геостационарного КА.

Тем не менее «Ростелеком» вместе с компанией «Кросна» участвует в строительстве сети связи и распределения теле- и радиопрограмм для районов Севера и Дальнего Востока, которая охватывает и небольшие по масштабам европейской части страны населенные пункты.

С.: Каковы планы «Ростелекома» (на ближайший год и в перспективе) в части аренды спутниковых каналов связи? Какие это будут спутники, российские или зарубежные, и на чем основан выбор?

А.В.: Сейчас мы арендуем 25 транспондеров на спутнике LMI, и, поскольку их коммерческая эксплуатация началась только в апреле, процесс введения их в наши действующие сети и развертывания новых магистральных каналов будет продолжаться не один год. Как я уже говорил, 15 из них намечено задействовать под магистральные и резервные каналы связи. Хотелось бы особо отметить, что наша компания отвечает за резервирование сети связи России, и мы собираемся в ряде случаев решать задачу с помощью спутниковых линий.

Остальные 10 транспондеров арендуемой емкости «Ростелеком» намерен распределить следующим образом: часть ресурса — сдавать в субаренду для телевещания, а другую часть использовать для организации асимметричного доступа в Internet (эту услугу ОАО «Ростелеком» будет обеспечивать собственными силами).

Однако доля спутниковых каналов в общем числе каналов связи, которые предоставляет и использует «Ростелеком», все равно не превысит 2—3%.

Развитие номенклатуры услуг «Ростелекома» идет в направлении организации так называемого мультисервиса. Ведь сегодня потребителя уже не устраивает только телефонная связь. Он хочет иметь возможности передачи данных, сообщений электронной почты и даже видеоинформации, а также работы в Internet . И конечно, для передачи мультимедийной информации наиболее эффективны Кu- и Ka-диапазоны, но Ku-транспондеров у российских спутников мало, а Ka-диапазон, к сожалению, не реализован пока ни на одном из отечественных спутников.

«Ростелеком» имеет свой интерес и к связи с помощью низколетов (низкоорбитальных спутников), но у этих КА свои проблемы, и пример Iridium — тому свидетельство. Мы рассчитываем, что у сети Globalstar окажется более счастливая судьба. Надеюсь, вашим читателям известно, что «Ростелеком» владеет 51% акций компании «ГлобалТел», национального оператора этой сети. И мы намерены всемерно содействовать развитию услуг Globalstar в нашей стране.

Однако, хотя цены на абонентское оборудование и тарифы для абонентов Globalstar меньше, чем такие же показатели для сети Iridium, повторяю, спутниковая связь — удовольствие дорогое. Никто не считает, что проекты создания сетей спутниковой связи для небольших населенных пунктов не нужны, но они по объективным причинам не могут стать самоокупаемыми (во всех, даже «богатых» развитых странах сельская связь находится на дотации государства), и для их реализации необходимы серьезные инвестиции, которых в нынешних условиях ожидать не приходится. В этой связи мы надеемся, что стационарные телефоны (таксофоны) Globalstar станут популярны в российской «глубинке». Хочется верить, что ресурсы низкоорбитальных спутников окажутся более востребованными, чем транспондеры тяжелых геостационарных КА.

Редакция благодарит Александра Сергеевича за вполне откровенные ответы на наши вопросы


Зеленая улица

Проблемы национальной системы спутниковой связи (ССС) России постоянно обсуждаются в нашем издании. Поэтому редакция считает своим долгом привести выдержки из выступления Василия Павлова, руководителя Департамента радио, телевидения и спутниковой связи Минсвязи России, на совещании, посвященном ССС России и ее роли в обеспечении потребностей ведомственных и корпоративных операторов (формулировки из официально предоставленных тезисов мы даем курсивом). Состояние национальной системы спутниковой связи и проблем ее восполнения и развития г-н Павлов оценил следующим образом.

В настоящее время российскими операторами используются 11 государственных космических аппаратов (КА), находящихся в ведении ГП «Космическая связь». В орбитальной группировке есть спутники устаревших типов: два КА серии «Экспресс», семь КА серии «Горизонт» и один — серии «Экран-М», но в марте 2000 года был запущен новый современный спутник серии «Экспресс-А», и в июне планируется запуск еще одного КА этого типа. В мае — июне 2000 г. должен быть запущен еще один КА серии «Горизонт» (№ 45) для обеспечения связи и вещания в восточных районах страны (уже выведен на орбиту — Прим. ред.).

Кроме упомянутых спутников для нужд РАО «Газпром» и других заинтересованных ведомств за счет финансирования ОАО «Газком» в прошлом году был изготовлен и запущен в орбитальную позицию 900 в.д. (предоставлена Минсвязи России) ведомственный спутник «Ямал-100». Для трансляции телепрограмм компании «НТВ-плюс», которая входит в холдинг «Медиа-Мост», задействуется спутник «Бонум-1» этой же фирмы.

В настоящее время в России работают около 65 компаний — операторов спутниковой связи, предоставляющих своим клиентам широкий набор телекоммуникационных услуг: от сдачи в аренду цифровых каналов и трактов до оказания услуг телефонии, теле- и радиовещания, мультимедиа. Их доля в общем количестве операторов электросвязи составляет около 7%.

Г-н Павлов перечислил и основные недостатки существующей системы спутниковой связи:

  • система базируется на морально и физически устаревших спутниках с малым сроком активного существования и недостаточной пропускной способностью (последнее обновление группировки спутников было в 1996 г.);
  • ее поддержание и восполнение требует запуска ежегодно до двух спутников типа «Экспресс» и значительных материальных затрат;
  • система экономически невыгодна, вложенные в нее средства не могут быть возвращены до истечения срока действия спутника;
  • развитие ведомственных и корпоративных сетей во многом сдерживается низким качеством российских спутников связи, находящихся на орбите (кроме вновь выведенных на орбиту).

Сейчас существуют две космические программы — разработанная Росавиакосмосом по согласованию с заинтересованными министерствами и ведомствами «Программа экстренных мер по государственной поддержке сохранения, восполнения и развития российских спутниковых систем связи и вещания государственного назначения» (постановление от 1 февраля 2000 г. № 87) и «Федеральная космическая программа России на 2001—2005 годы» (постановление от 30 марта 2000 г. № 288).

Отмечая успехи отечественной промышленности средств связи в освоении производства современной конкурентоспособной малогабаритной аппаратуры спутниковой связи, г-н Павлов высказал ряд предложений, принятых в качестве рекомендаций по результатам данного совещания.

  1. Ведомствам и компаниям при создании и развитии систем спутниковой связи:
    • базироваться на использовании спутников связи и вещания российской орбитальной группировки;
    • инвестировать средства в разработку и производство отечественных средств и спутников связи и вещания, а также преимущественно использовать в сетях связи оборудование, производимое отечественной промышленностью.
  2. В целях эффективного использования скоординированного Администрацией связи России орбитально-частотного ресурса ведомствам и компаниям, являющимся заказчиками космических комплексов и осуществляющим международную координацию орбитально-частотных присвоений, необходимо принимать действенные меры по реализации заявленных проектов и запуску спутников связи и вещания на выделенные им Государственной комиссией по радиочастотам орбитальные позиции.

Выводы из рекомендаций читатели могут сделать самостоятельно.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями