Как-то в начале сентября позвонил мне из штата Вайоминг — типичной американской «глубинки» — знакомый профессор местного университета. Мы увлеклись обсуждением нынешней жизни в Старом и Новом Свете, и через некоторое время я с удивлением обнаружил, что разговор наш длится уже второй час. Впрочем, я был удивлен несравненно больше, когда узнал, во что обойдется моему собеседнику это затянувшееся удовольствие. Оказалось, всего в 5,5 (!) долл.

Стоимость минуты разговора между любым городом шт. Вайоминг и Москвой составляет 9 центов. Тариф один и тот же независимо от того, звоните вы в будний день или в выходной, в рабочее время или, как выражаются американцы, after hours. Услуги дальней связи предоставляет компания WorldLink.

Упомянутые 9 центов по официальному курсу ЦБ на начало сентября составляли два рубля с копейками. Как известно, дневной звонок из Москвы в США будет стоить на порядок больше (примерно 24 руб.). Строго говоря, эти данные надо бы еще соотнести с размерами средней оплаты труда в двух странах (она сегодня отличается раз в 40, а у профессоров — минимум на два порядка), но даже абсолютные цифры говорят сами за себя. Можно, конечно, долго обсуждать технические характеристики и состояние каналов связи в России и США, структуру расходов оператора, который предоставляет соответствующие услуги, однако вряд ли кто-то станет оспаривать тот факт, что заоблачные цены на дальнюю связь в России связаны с монополизмом компании АО «Ростелеком», ведь, по имеющимся данным, на ее каналы сегодня приходится до 95% трафика междугородной и международной связи.

Примерно тогда же, когда я разговаривал с американским знакомым, в России произошло событие, которое, хочется верить, даст начало процессу демонополизации отечественного сектора дальней связи. 2 сентября Министерство путей сообщения РФ обратилось в Госкомтелеком с просьбой о выдаче ЗАО «Компания Транстелеком» лиценции второго (после «Ростелекома») национального оператора дальней связи.

Как заявил на специально созванной пресс-конференции заместитель министра путей сообщения Александр Мишарин, сеть МПС наравне с национальной сетью »Ростелекома» уже может выполнять государственные задачи по предоставлению каналов связи. Более того, в ближайшее время его министерство намерено приступить к строительству волоконно-оптической магистральной сети связи (общая длина линий 35 тыс. км), которая протянется от Находки через Хабаровск, Москву и Санкт-Петербург до границы с Финляндией (плюс дополнительное ответвление в Новороссийск). Эту сеть предполагается сопрячь с ВОЛС Дании, Италии, Китая, Турции, Финляндии и Японии. Выполнение проекта должно завершиться к 2001 г., однако уже в текущем году МПС готово инвестировать в строительство сети 170 млн долл. (из них 100 млн долл. — его собственные средства) и довести суммарную протяженность ВОЛС до 17 тыс. км. Часть инвестиций поступила в виде кредитов Европейского банка реконструкции и развития, дополнительные средства будут получены за счет продажи 49% акций «Компании Транстелеком». Сообщается, что заинтересованность в проекте проявили итальянская компания Italtel и немецкая Mannesmann.

Планы МПС впечатляют, но остается несколько неясностей. Своим обращением в Госкомтелеком МПС фактически пытается направить отечественную индустрию связи по тому пути развития, на который европейские страны вступили около трех лет назад. Однако вопрос о необходимости допустить крупные отечественные ведомства на рынок услуг дальней связи ставится не впервые, и еще не известно, решится ли на сей раз Госкомтелеком лишить части прибылей такого монстра, как «Ростелеком» (доход корпорации в прошлом году составил около 5 млрд руб.). Более того, выдача «Компании Транстелеком» лицензии национального оператора дальней связи создаст прецедент, после которого остановить поток желающих откусить от лакомого пирога будет непросто. Состав очереди хорошо известен: телекоммуникационные «дочки» РАО ЕЭС России, Газком, Связьтранснефть, Угольтелеком и др.

К сожалению, нельзя исключить и того, что даже положительное решение Госкомтелекома фактически не устранит монополизма на российском «рынке» услуг дальней связи. Никто не знает, как будет обставлена выдача лицензии и не останется ли жесткий контроль за тарифной политикой в одних руках. За примерами далеко ходить не надо. Тот, кому в середине 90-х гг. доводилось бывать в Великобритании, возможно, убедился на собственном опыте, что стоимость международных разговоров в этой стране значительно превышала тарифы, принятые в континентальной Европе. Причина крылась, конечно же, не в том, что линии связи были проложены по дну Ла-Манша. Просто между двумя английскими операторами дальней связи (British Telecom и Mercury Communications) существовало не афишировавшееся картельное соглашение, которое фактически устраняло конкуренцию в области цен. Остается лишь надеяться, что у нас такая ситуация не повторится.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями