«сотовой телефонизации» на душу населения достиг 50% и продолжает расти, а мобильный телефон из предмета роскоши превратился в столь же обыденное устройство, как кофеварка или телевизор.

Даже в нашей стране с ее всем известными «особенностями экономического развития» сотовый телефон медленно, но верно из атрибута граждан с сомнительной репутацией превращается (по крайней мере, в крупных городах) в средство связи людей с пусть не слишком большим, но стабильным доходом. С экономической точки зрения это объяснимо, так как расходы на мобильную связь при ее разумном использовании почти сравнялись с текущими расходами на автомобиль. Однако маленькие радости не должны заслонять общего положения дел в отрасли.

Новое поколение

На рынке сотовой связи активно обсуждается и осуществляется переход на стандарты третьего поколения; есть надежда даже на принятие общемирового стандарта.

Напомним, что к первому поколению относятся аналоговые стандарты, наиболее известными из которых являются AMPS, NMT-450 и TACS. С ростом числа пользователей они перестали удовлетворять требованиям к абонентской емкости сотовых систем, и разработчики обратились к стандартам с цифровым кодированием речи и временным разделением доступа к частотным ресурсам (TDMA) — второму поколению стандартов сотовой связи. Среди них наибольшее распространение получили американский D-AMPS и европейский GSM.

Стандарты второго поколения обеспечили помимо увеличения абонентской емкости системы и другие преимущества цифровой связи — ее лучшую помехозащищенность, большее время работы аккумуляторов, уменьшение массы и габаритов телефонов. Они позволили операторам расширить список услуг, например добавить к ним службу коротких текстовых сообщений. Именно на этих стандартах сейчас построено наибольшее число сотовых систем по всему миру.

Но развитие технологий продолжается, и уже практически решено, что основой стандартов третьего поколения станет метод кодового разделения доступа к частотным ресурсам (CDMA). Его основными достоинствами являются значительно более простое частотное планирование размещения базовых станций (а как следствие, большая абонентская емкость), максимальная помехозащищенность и высокое качество связи, гораздо меньшая мощность излучения телефонных аппаратов.

Пионером рынка оборудования CDMA оказалась американская компания Qualcomm, предложившая свой стандарт cdmaOne. Европейские структуры пытаются выработать собственный похожий на cdmaOne стандарт, который должен стать преемником GSM и использовать широкополосный сигнал с кодовым разделением доступа (так называемый wideband CDMA).

В отличие от стандартов второго поколения, стандарты третьего поколения планируется применять не только для построения систем телефонной связи, но и для высокоскоростной передачи данных.

Российское «сегодня»

Спектр стандартов подавляющего большинства систем сотовой связи России не отличается богатством красок. Их всего пять: NMT-450, AMPS/D-AMPS, GSM-900, DCS-1800 и CDMA.

NMT-450 (Nordic Mobile Telephone) — скандинавский аналоговый стандарт, использующий частоту 450 МГц. Получил широкое распространение в Северной Европе, странах Балтии и России. NMT присущи как недостатки (плохое качество звука, высокое энергопотребление телефонов и пр.), так и достоинства (например, обеспечивается значительный максимальный радиус соты, чему способствует и большая длина волны). Этот стандарт позволяет со значительно меньшими затратами, чем в случае использования цифровых стандартов, построить систему с большой зоной покрытия (правда, при небольшой плотности абонентов), что в наших географических условиях — безусловный плюс.

Стандарт NMT имеет статус федерального. На его основе строится федеральная сеть «Сотел», объединяющая всех национальных операторов систем данного стандарта и поддерживающая автоматический национальный роуминг. Кроме того, абонентам доступен международный роуминг в тех странах, где используется NMT.

AMPS/D-AMPS (Advanced Mobile Phone Service/Digital Advanced Mobile Phone Service) — пара совместно применяемых американских стандартов, которые ориентированы на частоту 800 МГц. Аналоговый стандарт AMPS распространен преимущественно в Северной Америке и Израиле. Как и NMT, он хорош для создания систем, предназначенных для связи на больших малонаселенных территориях. Результатом его модернизации стал D-AMPS, совместимый с AMPS. Телефоны стандарта D-AMPS являются двухрежимными и поддерживают как AMPS, так и D-AMPS. Технические характеристики D-AMPS примерно соответствуют GSM.

AMPS имеет статус «местного» и обеспечивает так называемый «ручной» роуминг с национальными операторами сетей AMPS/D-AMPS (в последнее время предпринимаются попытки организации автоматического роуминга). Международный роуминг возможен со странами, где применяется AMPS/D-AMPS.

GSM-900 (Global System for Mobile communications) — единый европейский цифровой стандарт, использующий частоту 900 МГц. Применяется не только в Европе, но и на других континентах. Телефон персонифицируется не вручную (как в стандартах NMT и AMPS/D-AMPS), а при помощи смарт-карты. Предусматриваются также задание уникальных идентификационных номеров телефонных аппаратов (аналогичных MAC-адресам сетевых карт) и поддержка базы данных украденных телефонов, что дает возможность защитить систему от проникновения в нее злоумышленников.

Стандарт имеет статус федерального. Роуминг — автоматический со всеми операторами, с которыми заключены роуминговые соглашения, даже в сетях другого частотного диапазона (1800 МГц).

DCS-1800 (GSM-1800) является реализацией стандарта GSM для диапазона 1800 МГц. Абсолютно идентичен GSM-900 по свойствам. Высокая рабочая частота обуславливает меньший максимальный радиус соты, что, наряду с использованием широкой полосы частот, облегчает обслуживание зон с высокой плотностью абонентов. Системы, поддерживающие DCS-1800, идеально подходят для мегаполисов, но экономически невыгодны для обширных территорий из-за необходимости установки большого числа базовых станций.

С появлением двухдиапазонных телефонов GSM-900/1800 появилась возможность создавать комбинированные сети, в которых каждый из частотных диапазонов применяется там, где его свойства оптимальны. Такой телефон автоматически переключается между диапазонами в зависимости от занятости каналов и уровня сигнала.

CDMA (Code Division Multiple Access), точнее cdmaOne (IS-95), — реализация метода кодового разделения доступа в диапазоне 800 МГц, разработанная американской компанией Qualcomm. Системы на базе CDMA распространены в США и странах Азии.

Емкость сети, построенной по технологии CDMA, может, по некоторым оценкам, превысить емкость аналогичной сети GSM почти в десять раз, однако в России системы стандарта CDMA разрешено развертывать только для обеспечения фиксированной связи. По некоторым сведениям, причиной является наличие в таких системах функции определения местоположения абонента по сигналам системы глобальной навигации GPS, которая не принята к применению в РФ. Компания Samsung заявила о готовности выпускать оборудование CDMA, принимающее сигналы российской системы спутниковой навигации «ГЛОНАСС», но пока сотовые телефоны CDMA используются в России в качестве средств фиксированного радиодоступа.

Ввиду новизны стандарта и упомянутого отсутствия разрешения как национальный, так и международный роуминг недоступны.

Что же значат для России указанные стандарты?

В условиях, когда низок уровень потребления, а территория огромна, покрытие единой сетью хотя бы наиболее населенной части страны представляется весьма сложной задачей. Cитуация усугубляется и в связи с тем, что одна из групп отечественных операторов строит федеральную сеть NMT, другая — единую сеть GSM, третья организует ассоциацию операторов AMPS/D-AMPS, а четвертая, пока еще не объединившаяся, создает островки фиксированной связи CDMA. В результате и без того мизерный объем инвестиций растекается отдельными ручейками в разные стороны. Мы — не Германия, в которой немалый объем потребления услуг связи делает рентабельным существование трех общенациональных сетей GSM.

Роль государства

Сразу оговорюсь, что являюсь противником активного вмешательства государства (с его неэффективным менеджментом и коррумпированностью чиновников) в сферу частного бизнеса. Тем не менее в таких стратегических отраслях, как энергетика, транспорт и связь, необходимость государственного регулирования и стратегического планирования не оспаривается, пожалуй, никем. Ошибкой будет полагать, что сотовая связь представляет собой в некотором смысле элитарную составную часть услуг связи, не имеющую стратегического значения. Стоит вспомнить, что уже сегодня закапывание в землю медных пар практически потеряло всякий смысл: современные технологии абонентского радиодоступа дают возможность создать более дешевую (с учетом общей стоимости владения системой), надежную, качественную и быстро разворачиваемую сеть беспроводной связи с большим набором услуг. Именно по этой причине в последние год-два для массовой телефонизации начали активно создаваться фиксированные CDMA-сети. Проект «дачного телефона» компании МСС (стандарт NMT) нацелен на решение той же задачи.

Можно предположить, что уже через три-пять лет проводные телефоны перестанут устанавливать, да и этот срок потребуется в основном для преодоления технологической инерции. России в очередной раз («благодаря» ее отсталости) предоставляется шанс перепрыгнуть через целый этап развития инфраструктуры связи — проводную телефонизацию. Именно поэтому зарождающуюся сотовую связь можно рассматривать не только как дополнительную услугу, но и как основу будущей национальной системы связи.

Еще один важный аспект — все возрастающие доля и роль передачи данных в мировых сетях связи. По отношению к соответствующему виду трафика именно беспроводным технологиям предрекают самое блестящее будущее.

Наверное, излишне напоминать, что уровень развития инфраструктуры связи (т. е. доступность услуг, их качество и цена) является одним из ключевых факторов, определяющих инвестиционную привлекательность той или иной страны, — наряду с экономико-политическими аспектами и уровнем развития других инфраструктур (транспортной, финансовой и т.д.). Получается, что развитие сотовой связи, как говорили раньше, — «дело всенародное».

Что делать

Не претендуя на исчерпывающий анализ и всеобъемлющую программу действий, хочу предложить некоторый набор мер. При этом я готов обсудить любое иное видение такой программы. Вот перечень возможных мероприятий.

  1. Необходимо пересмотреть государственную программу развития сетей подвижной связи, предусматривающую создание к 2000 г. национальной сети NMT-450, а к 2010 г. — сети GSM. Уже ясно, что эта программа отстает от быстро меняющейся действительности и требует корректировки. Суть предлагаемых изменений будет видна из дальнейших рассуждений.
  2. В качестве основного национального стандарта сотовой связи можно выбрать разрабатываемый вариант GSM нового поколения. Этот стандарт (условно назовем его GSM2) должен будет прийти на смену GSM в Европе, Азии и других регионах мира, а основные экономические связи у нас налажены именно с Европой и Азией. Стандарт еще окончательно не утвержден, но основные моменты уже ясны: совместимость с сетями GSM, широкополосными каналами CDMA в качестве радиоинтерфейса, возможность высокоскоростной беспроводной передачи данных.
  3. Сделав такой выбор, необходимо прекратить выдачу операторам новых лицензий на сети, базирующиеся на стандартах, которые невозможно в будущем тем или иным образом интегрировать с GSM2, а также запретить их экспансию на новые географические территории. Таким операторам следует разрешить действовать на уже занятых территориях и устанавливать новые БС в существующих пределах. На новых же территориях будут разворачиваться только системы, которые поддерживают стандарты, совместимые с GSM2. Все это относится и к сетям cdmaOne. Если будет найдена возможность их интеграции с GSM2-системами (компания Qualcomm ведет исследования в данном направлении), то — пожалуйста. Если же нет, распространение cdmaOne нужно остановить, иначе мы рискуем снова получить «кусочек Америки», как в случае с AMPS/D-AMPS.
  4. Особая проблема — NMT. Если этот стандарт «де-факто» станет основой федеральной сети первого поколения, то необходимо в безусловном порядке организовать роуминг между «Сотел» и сетями GSM. Техническим решением может стать обязательная (конечно, для операторов) выдача клиентам NMT SIM-карт GSM, соответствующих их номеру и счету, и включение сети «Сотел» в роуминг GSM-систем. Несколько сложнее «обратная» реализация, но и она возможна. Объединить биллинговые системы операторов GSM и NMT не намного труднее, чем организовать национальный роуминг для абонентов сетей одного стандарта. Роуминг между сетями NMT и GSM позволит объединить системы разных операторов, базирующиеся на указанных стандартах, в единую национальную сеть подвижной связи. В ней каждый стандарт сможет проявить свои лучшие стороны: NMT — дешевизну развертывания на малонаселенных территориях, GSM — высокую емкость системы и качество связи в городах и мегаполисах. Проблема отсутствия «двухстандартных» телефонов NMT/GSM легко решается за счет аренды и продажи подержанных аппаратов.
  5. Теперь об оплате роуминга. Учитывая его особую важность в наших условиях и малое число операторов связи, можно сказать, что «роуминг в России — больше чем роуминг». А ведь соответствующие органы способны подготовить типовые роуминговые соглашения, обязательные для заключения всеми операторами. Принцип оплаты может быть, например, пропорциональным: если емкость сети оператора А по любому из параметров (количеству БС, числу абонентов, охваченной территории и т. п.) равна 20 условным единицам, а оператора Б — 100, то при обслуживании абонента чужой сетью его деньги распределяются в соотношении 5:1 в пользу Б. По-моему, выгода обоюдна: оператор, вложивший в развитие сети большие средства, и получает больше, а тот, который вложил меньше, обеспечивает своим клиентам обслуживание «вне своей сферы влияния». Объединение всех национальных операторов федеральным роумингом должно повысить привлекательность услуг сотовой связи для населения. Не сомневаюсь, что это приведет к увеличению числа клиентов, оборота и доходов компаний-операторов и к снижению стоимости услуг, а кроме того, окажет (как побочный эффект) положительное воздействие на экономику в целом. Помимо качества и доступности услуг связи повысится, например, безопасность автомобильных перевозок. Спутниковая связь еще долго останется «вне пределов досягаемости» наших дальнобойщиков, а сотовые сети активно продвигаются в регионы, охватывая, в том числе, магистрали. Инкассаторские машины уже сегодня оснащаются средствами отслеживания местоположения в режиме реального времени, а в качестве одного из средств связи применяют сотовые телефоны.
  6. Необходимо устранить все препятствия к использованию федеральных сотовых номеров (с кодами 901, 902 и т.п.), которые помогают операторам снизить издержки и избежать зависимости от местных монопольных владельцев номерной емкости (вроде МГТС). Для этого следует распространить действие приказа Госкомсвязи о тарифах при звонках по данным кодам на все без исключения организации, предоставляющие услуги связи (звонки абонентам, находящимся в той же зоне, что и звонящий, тарифицируются как местные). Нужно также обязать всех операторов карточных таксофонных сетей обеспечить доступность звонков по федеральным номерам. Ненормально, что сегодня с карточного таксофона московского метро нельзя позвонить по номеру с кодом 901, хотя большинство таких абонентов находятся именно в Москве.
  7. Учитывая высокий уровень криминализации общества, а соответственно, большую вероятность незаконного использования средств связи, следует организовать единую схему обнаружения украденных телефонов, которая предусматривается спецификациями GSM, и по возможности распространить ее на другие стандарты. Вместе с тем необходимо отменить унизительную систему разрешений Госсвязьнадзора, аналога которой нет ни в одной цивилизованной стране. Достаточно того, что аппарат проходит официальную сертификацию, а оператор, предоставляющий услуги, и так имеет все мыслимые лицензии. Контроль за несанкционированным использованием эфира должны вести специалисты этого уважаемого ведомства (при помощи технических средств), а не постовые милиционеры.
  8. Необходимо, чтобы компании—операторы занимались своим прямым бизнесом — предоставлением услуг и продажей телефонов по конкурентоспособным ценам. Следует прекратить практику навязывания ими «дополнительных» платных услуг (например, тестирования при подключении со своим оборудованием), взимания платы за переоформление договора на другое лицо, за подключение дополнительных услуг и отказ от них (не за сами услуги) и т. п.

Плату за тестирование можно брать в том случае, если телефон абонента не подошел для подключения. Если же все в порядке, тестирование ничем не отличается от подключения, и платить не за что.

Может показаться, что в перечисленных мерах слишком часто используются слова «обязать», «необходимо» и т. п. Еще раз повторю, что не являюсь сторонником повсеместного государственного администрирования. Однако сегодня связь остается сильно монополизированной отраслью — несмотря на то, что во многих городах имеются по несколько операторов связи.

Например, в московском регионе подключение к сети «Сотел», обеспечивающей максимальный роуминг по стране, монопольно осуществляет МСС. Ко всемирной сети GSM абонентов до недавних пор подключала исключительно МТС (с запуском сети «Би Лайн-1800» эта монополия была слегка нарушена). В Питере позиции захватила компания «Северо-Западный GSM». Ситуация с операторами проводной связи повторяется: налицо локальные монополии. А действия монополий можно и нужно ограничивать и регламентировать.

О других аспектах, оправдывающих, по моему мнению, вмешательство государства, говорилось выше. Надеюсь, что это вмешательство приблизит час полной телефонизации (стационарной и мобильной) бескрайних просторов нашей страны.


ОБ АВТОРЕ
Сергей Быков — независимый автор. С ним можно связаться по адресу sergei.bykov@usa.net.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями