30.07.2018 17:21 Автор: Ирина Шеян Источник: «Директор информационной службы»

1478 прочтений

Телемедицина: за что боролись

Полина Габай, гендиректор "Факультет медицинского права"
Полина Габай: «То, что мы имеем сейчас, это фактически блокировка нормальной работы»
Фото: emportal.ru

Еще год назад отсутствие нормативной базы считалось одним из основных барьеров на пути российской телемедицины. Сегодня рамки, заданные новым законодательством, уже называют препятствием для ее развития. Обсуждение правовых вопросов стало одной из ключевых дискуссий «Телемед форума», организованного Фондом «Сколково» и Единым медицинским порталом.

Весной правительство утвердило положение о Единой государственной информационной системе в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ) и отраслевой порядок взаимодействия информационных систем. Удаленных врачебных консилиумов изменения почти не коснулись, а вот возможности для дистанционного взаимодействия с пациентами, на которое, главным образом, и возлагал надежды бизнес, теперь сильно ограничены.

Вне закона оказались первичные онлайн-консультации, диагностика и лечение на расстоянии без предварительного очного визита. Кроме того, отсутствие переходного периода в одночасье сделало «нелегалами» тех, кто уже оказывает пациентам телемедицинские услуги — они просто не успели привести свои процессы и системы в соответствие с новыми требованиями. «То, что мы имеем сейчас, это фактически блокировка нормальной работы», — считает Полина Габай, гендиректор компании «Факультет медицинского права».

Основные юридические проблемы, с которыми сталкиваются телемедицинские проекты, связаны с защитой персональных данных и сохранением врачебной тайны, с идентификацией участников взаимодействия, а также с интеграцией информационных систем с ЕГИСЗ и ЕСИА.

Процедуры интеграции с ЕГИСЗ и проверки идентификации пациентов в ЕСИА сложны, бюрократизированы, и занимают, по оценке юристов, от 3 до 6 месяцев. В режиме онлайн подтвердить личность пациента для создания учетной записи в ЕСИА могут только клиенты трех банков: в веб-версиях Сбербанк Онлайн и Тинькофф, а также в мобильном Почта Банк Онлайн. Не говоря уже о том, что само требование идентификации пациентов через ЕСИА отсекает огромный пласт населения от возможности получить медицинскую помощь дистанционно. Не решена и более старая проблема: на стороне пользователя требования ФСТЭК по защите персональных данных не выполняются, поэтому все оказывающие «домашние» консультации нарушают действующее законодательство, напомнил Джассер Дорошенко, главный врач Центра диагностики и хирургии заднего отдела глаза.

Тем не менее, пессимизма по поводу этих и прочих юридических проблем на форуме не наблюдалось. «Надо вынимать палки из колес и оперативно менять законодательство при необходимости», — отметил Матвей Алексеев, директор по коммуникациям «Цифровая экономика».

Юристы говорят, что нужно ждать следующих подзаконных актов, которые устранят имеющиеся пробелы. В частности, по мнению Габай, следует предусмотреть упрощенный порядок лицензирования компаний для проведения телемедицинской консультации без очного приема.

Однако на принципиальное изменение правила игры в ближайшее время рассчитывать не приходится.

Требуются быстрые победы

Герман Клименко, фонд Цифовая медицина
Герман Клименко: «Основная проблематика продвижения цифровой медицины — мы очень плохо договариваемся»
Фото: emportal.ru

В «Сколково» по-прежнему верят в бурное развитие рынка цифрового здравоохранения и телемедицинских услуг, а также в быстрый рост капитализации стартапов-резидентов технопарка, многие из которых уже известны на рынке: платформа диагностического скриннинга Botkin AI, мобильная клиника DOC+, лаборатория цифровой патоморфологии Unim, система поддержки принятия решений «Третье мнение».

Основания для оптимизма имеются. Часть программы «Цифровое здравоохранение», формируемой сейчас Минздравом совместно с Министерством цифрового развития, нацелена на «быстрые победы», так что ряд проектов должны быть реализованы в течение полутора лет. В эту программу, за которой будут стоять немалые деньги, очень важно вставить реальные кейсы, подчеркнул заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Сергей Калугин.

Технологии, разработанные венчурными компаниями, власти рассчитывают продвигать в региональные медицинские организации с помощью консорциума «Цифровое здравоохранение», объединяющего крупные госкорпорации, медицинские и научные учреждения. Кроме того, консорциум занимается созданием концессий с минимальным объемом инвестиций 1 млрд руб, которые нацелены на повышение эффективности бизнес-процессов в медицине посредством внедрения ИТ.

«Основная проблематика продвижения цифровой медицины — мы очень плохо договариваемся», — отметил Герман Клименко, председатель совета Фонда развития цифровой экономики. Это касается как трудностей диалога между врачами и ИТ-специалистами, так и конфликтов внутри самого медицинского сообщества.

«КПД у нас всех крайне низкий, — отметил Калугин. — Но хотим мы того или не хотим, медицина все равно будет цифровой».

Эффективность достижима

Джассер Дорошенко, главный врач Центра диагностики и хирургии заднего отдела глаза
Джассер Дорошенко: «Приход ИТ-агрегаторов на другие рынки уже показал, что, занимаясь логистикой и организацией, они замечательно убивают рынки»
Фото: emportal.ru

Первые частные клиники, предложившие своим клиентам удаленные консультации, столкнулись с отсутствием спроса на них. Пришло осознание, что реальными двигателями рынка телемедицины станут крупные госпитали.

«Для нас применение телемедицинских технологий — вопрос жизни и смерти», — говорит Дмитрий Курапеев, руководитель управления информационных технологий НМИЦ имени В. А. Алмазова, где принимают до 250 тыс. пациентов в год. Объем документооборота, который проходит через врачей и управленцев центра, запредельный, конкуренция за пациента нарастает. В этих условиях на первый план выходит взаимодействие с пациентами и их врачами в регионах. Круглосуточные телеконсультации дают федеральному центру конкурентное преимущество и уже позволили повысить долю пациентов, отбираемых на госпитализацию, с 15-20% до 50-55% от проведенных консультаций.

Основа выживания для телемедицины, в отличие от обычных клиник — пациентоцентричный подход, уверен Денис Швецов, директор по развитию сети клиник «Доктор рядом», реализующей концепцию «комплексной заботы». За год с небольшим в этой компании накопили полтора миллиона пользователей телемедицины, доведя число онлайн-консультаций «врач-пациент» до 1 тыс в месяц, а долю повторных обращений — до 35%. В маркетинговых целях цена удаленной консультации установлена примерно на 15% ниже очного посещения, для снижения реальной себестоимости онлайн-приема Швецов предпосылок не видит.

Телемедицина не может быть экономически эффективной как отдельная особая сущность, убежден Илья Ларченко, директор по инновациям Doc+. Чтобы приносить пользу клинике, телемедицина должна быть полноценно встроена в ее услуги, решать локальные задачи и упрощать процессы.

Дмитрий Курапеев, НИМЦ им Алмазова
Дмитрий Курапеев: «Для нас применение телемедицинских технологий — вопрос жизни и смерти»
Фото: emportal.ru

На сегодняшний день это хорошо удается московским радиологам. Телемедицина — это инструмент управления, высвобождающий средства в системе здравоохранения, подчеркнул Антон Владзимирский, замдиректора по научной работе НПЦ медицинской радиологии. По его словам, экономия за счет применения телерадиологии только в одной московской поликлинике составила 23 млн руб в год.

Что касается еще одной категории компаний — ИТ-платформ, служащих каналами поступления пациентов в клиники, другие участники рынка не ждут от них ничего хорошего. По словам Дорошенко, они поднимают стоимость медицинских услуг, снижая тем самым их доступность, а при возникновении конфликтной ситуации с пациентом отходят в сторону, оставляя всю ответственность на клинике. «Приход ИТ-агрегаторов на другие рынки уже показал, что, занимаясь логистикой и организацией, они замечательно убивают рынки, — напомнил Дорошенко. — Высасывают быстрые деньги и переходят в следующий рынок».

 

blog comments powered by Disqus