Дмитрий ГаньжаПеремен, каждый год ИТ-аналитики ждут перемен. Кардинальных. Революционных. Меняющих бизнес и повседневную жизнь. Облачные вычисления, мобильность, Большие Данные, социальные сети. Слова не новые, а некоторые изрядно поистрепанные. Но вместе они сила, которая дала начало Третьей Платформе. А в дверь уже стучится Интернет вещей.

Последствия изменения вычислительной парадигмы проявляются в том, что все большая доля вложений направляется на реализацию инфраструктуры для новой платформы. Так, по оценкам IDC, в 2014 году почти треть (29%) всех затрат на ИТ будет направлена на эти цели.

Как отмечают в Gartner, необходимой гибкости и адаптируемости вычислительной среды можно добиться только в том случае, если ИТ будут способны формировать динамические отношения. Или, говоря менее высокопарным языком, вычислительная инфраструктура должна стать программно определяемой.

Сами термины «программная определяемость», «программная конфигурируемость» (или просто «программируемость») пришли из области сетевых технологий. Однако теперь идея программируемости распространяется на все основные системы ИТ — серверы, СХД и сеть, и даже на вычислительную инфраструктуру ЦОД в целом. «Совсем скоро все, что имеет хоть какое-то отношение к ИТ, станет программно определяемым. И за пределами ИТ тоже — даже бытовая техника», — утверждает Кузьмич Андрей, директор по технологиям «Сиско Системс», в интервью нашему журналу.

Какими будут технические решения, которые должны стать основой будущего Интернета, можно было узнать на прошедшей в Москве научной конференции «Управление и виртуализация в современных сетях». Во многих университетах мира уже созданы тестовые стенды Future Internet and Distributed Cloud FIDC — стойки с серверами, СХД и сетевыми устройствами. Общее для них — глубокая программируемость, благодаря чему становится возможна произвольная нарезка вычислительных ресурсов (см. подробнее статью Александра Барскова «Под знаком SD, или Какими быть сетям будущего?»).

Однако программируемость не означает, что в результате оборудование полностью лишится своего интеллекта, превратившись в эдакого механического Железного Дровосека. Наоборот, идея программируемости стала возможна только по достижении определенного уровня функциональности (хотя, конечно, все беды от излишнего ума). «Сама технология [OpenFlow] становится сложнее, вдобавок необходимо обрабатывать все больше потоков, поэтому и коммутаторы должны быть высокопроизводительными и достаточно функциональными», — отмечает Борис Гермашев, региональный директор компании Extreme Networks в Центральной и Восточной Европе, России и СНГ (см. статью Александра Барскова «Пустой квадрат и сила SDN»).

Кроме того, изменения в вычислительных задачах приводят, в свою очередь, к изменениям в архитектуре вычислительных систем. Многообещающей идеей является агрегирование отдельных компонентов сервера, чтобы их можно было заменять независимо друг от друга. Это позволяет повысить срок службы каждого из них и увеличить плотность компоновки. При этом по иронии судьбы сам подход называется дезагрегацией (см. статью Льва Левина «Дезагрегация как путь к гипермасштабированию серверов»).

Многие изменения уже происходят, многие стоят на повестке дня. Если не заняться их внедрением сейчас, придется наблюдать за происходящим со стороны. Кто опоздал, тот не успел.

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF