Как написано в исследовании «Изображение России в западной прессе в связи с киберконфликтами последнего десятилетия», проведенном британской компанией Powerscourt по заказу НП РАЭК, «консенсус западных СМИ состоит в том, что Россия является угрозой для цивилизованного мира в сфере высокотехнологичной деятельности и, прежде всего, Интернета». Более того, в нем отмечается их склонность «немедленно обвинять Россию при первых признаках заметного киберпреступления».

Собственно, в этом нет ничего удивительного: предубеждение против России складывалось на протяжении последних нескольких веков, и носители западной культуры воспринимают его на подсознательном уровне — впрочем, на сознательном тоже. Так, например, профессор Лондонского университета Джеффри Хоскинг в предисловии к написанной им истории России утверждает, что и в XXI веке (книга издана на рубеже веков) Россия продолжит играть заметную роль на мировой политической арене, при этом ее роль будет сугубо отрицательной.

За действиями преступных кибергрупп видится геополитический интерес. Более того, «Россию стали обвинять в государственной поддержке киберпреступников». К сожалению, наши власти сами дают для этого повод. Один из примеров: деятельность пресловутой хостинговой сети Russian Business Network была прекращена только после широкой огласки в западной прессе. К тому же, как констатируется в отчете, российское законодательство до сих пор сохраняет «нейтральность в отношении спамеров и киберпреступников».

В качестве прототипов локальных кибервойн приводятся атаки на эстонские и грузинские сайты, за которыми видится «рука Кремля». Однако, как утверждается в отчете McAfee 2007 года «Киберпреступность: следующая волна», ресурсами для проведения подобных атак располагают около 120 стран. Расследование любого преступления начинается с выяснения, кому это выгодно. Безусловно, Россия оказывается первым подозреваемым, но в в таких акциях могла быть заинтересована и третья сторона, вознамерившаяся опробовать свои технологии проведения киберопераций, избежав малейших подозрений.

В отчете McAfee ставится важный вопрос: как в киберпространстве отличить криминальную активность от военных операций? По мнению его авторов, государства, располагающие такими возможностями, остерегаются применять их. «Мир настолько взаимосвязан, что атакующий рискует навредить самому себе», — утверждает Дмитрий Альперович, директор по исследованиям McAfee. Однако угроза террористических кибератак на инфраструктурные объекты вполне реальна, и все стороны заинтересованы в их предотвращении. В этом контексте публикация исследования РАЭК рассматривается некоторыми экспертами на Западе как «новая гласность» в отношении проблемы киберпреступности и попытка наладить диалог с Западом.

В конечном итоге киберпреступность наносит такой же, если не больший, вред экономике России, как и компьютерное пиратство.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF