Глава представительства в странах СНГ и Балтии, Optical Access.

В том, что за оптическими технологиями будущее, не сомневается никто. Однако, как долго его придется ждать, особенно здесь, в России — в этом мнения расходятся. Судя по тому, что Кирилл Терлекчиев, многолетний главный редактор LAN, решил связать свою судьбу с компанией, специализирующейся в области оптических решений, он уверен в том, что это будущее не за горами. Название Optical Access пока еще мало известно у нас в стране хотя бы потому, что компания получила его совсем недавно в результате переименования, а московский офис был открыт лишь осенью прошлого года. О том, как складываются дела у представительства в странах СНГ и Балтии, которое он возглавил, мы и решили поговорить с Кириллом.

Журнал сетевых решений/LAN: Несмотря на богатую историю компании, ее название — Optical Access — знакомо пока далеко не всем нашим читателем, поэтому есть смысл рассказать кратко об основных вехах ее общей и российской истории.

Кирилл Терлекчиев: На самом деле Optical Access уже много лет. Компания начиналась как Fibronics. Впоследствии Fibronics была приобретена группой MRV, которой она в настоящее время и принадлежит. После нескольких переименований, она в конце концов стала называться NBase-Xyplex, а с прошлого года — Optical Access. (Следует отметить, что NBase-Xyplex продолжает существовать и сейчас, обеспечивая поддержку всех тех линеек продуктов, которые не были переданы Optical Access.) Группа MRV представляет собой холдинг со множеством подразделений и специализируется в области оптики, в частности в производстве оптических компонентов. Кроме Optical Access группе принадлежит, например, компания Charlotte?s Web Networks, производитель терабитных маршрутизаторов. В своем нынешнем виде Optical Access появилась после того, как MRV приобрела две хорошо известные на рынке беспроводной инфракрасной связи компании (израильскую Jolt и американскую Astro-Terra) и решила организовать на основе старого бизнеса новый.

Что касается России, то здесь представительство было открыто уже от имени Optical Access, так что в определенном смысле мы начинали с нуля. Да, благодаря конвертерам марка NBase была известна, но лишь узкому кругу специалистов, поэтому мы продвигаем исключительно марку Optical Access. Первые несколько месяцев своей деятельности представительство Optical Access отвечало только за работу на территории России, но с начала этого года в нашу зону ответственности переданы все республики бывшего СССР, включая страны СНГ и Балтии.

LAN: Название Optical Access, т. е. «оптический доступ», говорит само за себя. Тем не менее каковы основные направления деятельности компании?

Терлекчиев: Как и у других компаний, входящих в MRV, основным направлением деятельности NBase-Xyplex была волоконная оптика — самые разные решения для волоконно-оптических сетей. Если говорить об интерфейсах, то это и передача по одномодовому волокну с помощью Fast Ethernet на расстояния до 150 км, а с использованием Gigabit Ethernet — свыше 80 км; и передача по многомодовому волокну с помощью Fast Ethernet на расстояние до 10 км, в то время как стандартное значение составляет 2 км, в случае Gigabit Ethernet — 2 км вместо стандартных 550 м. Подобных решений масса, и они достаточно популярны и известны.

Оптику производства MRV используют самые разные производители сетевого оборудования. Эта оптика устанавливалась и в получивших большую популярность конвертерах FiberDriver. Однако данные устройства функционируют на первом — физическом — уровне модели OSI; целостное решение на их основе предложить невозможно, поэтому следующим этапом развития компании стал выпуск оптических коммутаторов OptiSwitch. Они имеют все те же интерфейсы, что и FiberDriver, т. е. обеспечивают передачу на такие же большие расстояния (нередко и более дальние), но с их помощью уже можно реализовать достаточно сложные решения — от корпоративного уровня до операторов связи, на которых мы сейчас в основном ориентируемся.

Однако слово «оптика» в названии Optical Access означает не только волоконную, но и вообще любую оптику, поскольку компания выпускает также и устройства для беспроводной инфракрасной передачи. Они предназначены для решения тех же проблем, что и волоконная оптика там, где она отсутствует или ее трудно проложить. Даже длина волны, на которой они работают, та же, что и в случае волоконной оптики — 850 нм, т. е. по сути — это волоконная оптика без волокна. Кстати говоря, компания Jolt, у которой была приобретена эта технология, продвигала ее под лозунгом «виртуальное волокно». Это позволяет нам предлагать решения не только там, где есть волоконно-оптическая инфраструктура, но и в тех местах, где ее нет.

Вот два наиболее важных для нас направления, две основные линейки продуктов, которые наша компания предлагает на мировом рынке. Впрочем, на российском рынке сегодня это преимущественно коммутаторы, поскольку на беспроводные устройства доступа спрос пока невелик. Тем не менее, по косвенным признакам, этот рынок формируется — в частности, подобные устройства выпускает четыре или пять российских производителей, правда, не очень понятно, кому они их продают. Поэтому мы стараемся «застолбить место», пока не поздно.

LAN: Устройства Optical Access предназначены для доступа во внешние сети и поддерживают довольно большие скорости. Насколько велика потребность в таких скоростях доступа у российских компаний и предприятий?

Терлекчиев: Сейчас мы продвигаем концепцию широкополосных сетей доступа на базе Ethernet. На магистрали — это Gigabit Ethernet, на смену которому скоро придет 10 Gigabit Ethernet; на следующем уровне вниз — это Fast Ethernet или тот же Gigabit Ethernet, а еще ниже по иерархии — обычный Ethernet. На первый взгляд все это очень похоже на обычную корпоративную сеть с иерархической структурой, однако предлагаемое нами решение иное. В коммутаторах OptiSwitch программно и аппаратно реализован стандарт DiffServ, позволяющий вводить классификацию услуг в сети.

Цель использования DiffServ следующая. В общем случае для организации доступа абонентов требуется вводить потоки и отслеживать их обработку на каждом промежуточном коммутаторе для обеспечения качества услуг (QoS), чтобы каждый поток получал гарантированное обслуживание. Когда абонентов десятки тысяч, этого добиться невозможно, во всяком случае, очень сложно: каждый коммутатор придется конфигурировать для добавления/удаления абонентов. Классификация же позволяет избежать этого, так как вводит для разных видов трафика соответствующие им классы услуг (CoS). После классификации трафика на входе в сеть на всех транзитных коммутаторах он обрабатывается в соответствии с указанным классом услуг. Классификация трафика — это только часть решения, но я бы не хотел углубляться в технические тонкости, тем более что стандарт DiffServ открытый, и любой желающий может с ним ознакомиться самостоятельно.

Кроме классификации трафика наше оборудование позволяет определить потоки для каждого абонента. В нашем понимании поток — не абстрактный набор пакетов, а услуга по передаче трафика определенного вида между двумя конечными точками. Это может быть трафик по обмену файлами с помощью ftp, трафик IP-телефонии и т. д. Пользователю может быть выделено несколько таких потоков, и для каждого потока определяется ограничение сверху по скорости. Например, несмотря на наличие физического интерфейса на 100 Мбит/с, поток может быть ограничен 56 Кбит/с. Поскольку наше решение предназначено для операторов, то абонент получает только то, за что он заплатил деньги. Ограничение вводится на том порту, к которому абонент подключен, причем при заказе нескольких услуг ограничения могут быть заданы для каждого потока в отдельности — например, 64 Кбит/с для IP-телефонии и 2 Мбит/с для доступа в Internet.

Таким образом, вопрос скорости не принципиален, поскольку реально может поддерживаться любая необходимая скорость доступа. Преимущество нашего решения — в потенциале дальнейшего расширения. Предоставляя абоненту интерфейс Ethernet, мы уже сейчас рассчитываем на достаточно отдаленное будущее. Однако, с учетом обеспечения гарантий для трафика, увеличение скорости доступа отдельных абонентов возможно только при наличии достаточной пропускной способности магистральной сети. Так что, я думаю, время для 10 Gigabit Ethernet не за горами.

LAN: Нельзя ли привести примеры реализации сети доступа на базе вашего оборудования?

Терлекчиев: В России таких реализаций пока нет, потому что оборудование было выпущено буквально в начале года, хотя мы уже видим серьезный интерес к нашим решениям со стороны операторов. Тем не менее на Западе подобные проекты уже есть: в частности, решение по организации сети широкополосного доступа было реализовано недавно для компании Skanova, подразделения хорошо известного шведского телекоммуникационного холдинга Telia. В этом решении на абонентском уровне используется медь, а все остальные соединения — Gigabit Ethernet по оптике в соответствии с требованиями заказчика. Каждый подобный проект уникален, ряд устройств был разработан специально для него. В этом, кстати говоря, преимущество небольшой компании по сравнению с гигантами сетевой индустрии — у нас есть возможность разрабатывать малосерийное оборудование под конкретный проект. Достаточно сказать, что в нашей компании около 100 человек занимаются только исследовательской деятельностью и разработкой новых продуктов. Сейчас главная для нас задача — доработать все перспективные продукты, чтобы выйти с ними на рынок. Кстати говоря, среди разработчиков и технических специалистов компании много наших бывших сограждан.

Что касается цен, то в случае сетей доступа цена решения в пересчете на одного абонента составляет 150—250 долларов, т. е. достаточно невысока. При этом не стоит забывать, что абонентское оборудование на базе Ethernet — по сути это плата Ethernet — обходится для конечного пользователя очень дешево (порядка 10 долларов), тогда как за кабельный или DSL-модем придется выложить немалую сумму.

LAN: При таких ценах DSL как технология доступа просто не конкурент Ethernet?

Терлекчиев: Дело все в том, что данные расчеты проводились только для активного оборудования, без учета затрат на прокладку оптики, если ее нет. DSL же позволяет держаться за уже проложенный кабель. Однако многие операторы начали понимать, что это не очень перспективный путь, т. е. он имеет предел с точки зрения дальнейшего расширения несмотря на все технологические ухищрения. Да, можно говорить, как многие и поступают, что пока большего и не надо, но такой подход исключает развитие в будущем. Компании должны сами решать, что для них предпочтительнее — справиться наскоро с текущей проблемой или не иметь трудностей в будущем. С ростом объемов предлагаемых оператором услуг, а особенно ввиду популяризации IP-телефонии, возможности DSL будут быстро исчерпаны, поэтому альтернативы оптике нет — она будет прокладываться если не до каждого дома, то до какого-то места в пределах городского микрорайона. В этом отношении Ethernet хорош тем, что это проверенная временем стандартизованная технология, причем она продолжает развиваться как с точки зрения поддерживаемых скоростей, так и с точки зрения обеспечения качества обслуживания.

Вообще говоря, наше решение не противоречит использованию DSL, так как конечными устройствами могут стать любые устройства доступа, в том числе модемы DSL, а оптика может быть подведена к мультиплексорам доступа DSLAM. Для той же Telia, кстати говоря, был реализован интересный проект, где, благодаря технологии ADSL, удалось реализовать одновременную передачу данных и телефонии по обычному медному кабелю. При этом все решение было построено на коммутаторах OptiSwitch второго уровня, которые обеспечили все необходимые функции операторского класса, включая, например, защиту информации, когда каждый абонент был помещен в свою собственную сеть VLAN, не имея возможности общаться с соседями.

Надо учесть, что оптическая инфраструктура доступа появится в нашей стране еще не скоро. Даже в Соединенных Штатах оптика подведена только к 5% домов. На этот случай у нас есть оборудование для беспроводной инфракрасной связи TereScore. Так что там, где требуется быстро организовать высокоскоростной канал, достаточно установить два таких устройства по его концам. У нас есть устройства, которые поддерживают скорость передачи 1250 Мбит/с, т. е. работающие с гигабитными скоростями. К концу года мы планируем выпустить устройство с поддержкой 2,5 Гбит/с. Какая еще беспроводная технология способна обеспечить подобные скорости? Да, такое решение недешево, но оно способно заменить оптический кабель там, где его нет. После прокладки кабеля беспроводные устройства могут быть использованы для организации временного канала в другом месте, куда оператор еще не подвел оптический кабель.

LAN: В чем преимущества вашего беспроводного оборудования перед отечественными аналогами?

Терлекчиев: Преимущество нашего оборудования в его качестве, но до недавнего времени оно было слишком дорого. Невозможно говорить с заказчиком о преимуществах перед отечественным оборудованием, когда цены выше в два-три раза. Скорее всего, у нас в стране такое оборудование не будет использоваться в качестве магистрального, а в случае решения «последней мили» цена приобретает критическое значение. Недавно мы пересмотрели ценовую политику — в новом специальном прайс-листе для России цена лишь ненамного больше, чем у российских производителей. После этого, думаю, станет проще говорить о преимуществах нашего оборудования.

Основная проблема состоит в затухании сигнала при тумане и, в меньшей степени, при дожде и снеге. В спецификациях на TereScope все расстояния указываются для худшего случая затухания 30—40 дБ/км, что соответствует туману средней густоты. Таким образом, если указывается, что устройство обеспечивает эффективность передачи сигнала на 2 км, то при ясной погоде оно будет работать на 6 км. К сожалению, другие производители подобного оборудования почему-то никогда не сообщают, каков запас по затуханию у их устройств. И я совсем не уверен, что указываемые отечественными производителями цифры дальности работы соответствуют именно плохим погодным условиям, а не идеальным.

Вообще, это основная политика нашей компании — декларировать только то, что мы можем обеспечить. Так, например, если у нас для Gigabit Ethernet по одномодовому волокну указывается дальность, соответствующая 80 км, то мы ее можем гарантировать. Однако многие все равно настороженно относятся к указываемым параметрам, поэтому, при наличии серьезного интереса, мы предлагаем наши продукты для тестирования, после которого все сомнения исчезнут. Кроме того, мы поддерживаем широкий выбор интерфейсов — от относительно низкоскоростных до высокоскоростных. Среди западных производителей беспроводного инфракрасного оборудования есть и те, у кого имеется такой же широкий выбор моделей, но они не могут конкурировать с нашими по цене.

Несмотря на то что данный рынок только зарождается, я вижу хорошие перспективы для такого оборудования, особенно в связи с проблемой лицензирования радиочастот.

LAN: Выпускаемое вашей компанией оборудование предназначено главным образом для провайдеров и операторов?

Терлекчиев: Здесь ситуация следующая. Решение для классификации трафика в операторских сетях, о котором я говорил выше, реализовано на базе новых модулей для коммутаторов OptiSwitch. Эти модули устанавливаются в уже существущие шасси, причем у нас имеются шасси с любым количеством слотов. Вся линейка модульная, а все модули взаимозаменяемы между всеми моделями. Сейчас у нас имеются две линейки модулей с самыми разными комбинациями интерфейсов, в том числе с медными и оптическими интерфейсами Fast и Gigabit Ethernet. Различия между линейками состоят в том, что модули из первого ряда функционируют на втором уровне, а модули из второго ряда — на третьем (хотя, вообще говоря, классификация пакетов осуществляется вплоть до пятого уровня).

Так что наше оборудование второго уровня можно с успехом использовать в крупных корпоративных сетях, в то время как оборудование с поддержкой DiffServ предназначено для операторских сетей, при этом платформа остается одной и той же, поэтому мы имеем возможность ориентироваться на тот и другой рынок одновременно. Замечу, что мы не работаем на рынке малых сетей, так как там главное значение имеет цена. Для крупных же корпоративных сетей мы предлагаем адекватное решение. Оно хорошо своей наращиваемостью. Например, если емкости центрального коммутатора уже недостаточно, то на его место можно поставить шасси с большим количеством слотов, переставить в него все прежние и добавить новые модули, а высвободившееся шасси переместить на периферию. В этом отношении наше решение очень гибко.

LAN: Optical Access выпускает достаточно много продуктов, реализующих технологию WDM. Каковы, на твой взгляд, перспективы этой технологии в России?

Терлекчиев: Несмотря на постоянные жалобы об отсутствии финансовых средств, у нас в стране прокладывается довольно много оптических кабелей, в частности «ТрансТелеКомом» вдоль железных дорог. Эти новые оптические линии по большей части недогружены, иными словами, предложение превышает спрос. Поэтому потребность в WDM возникнет еще не скоро. Просто сегодня стоимость решений на базе данной технологии превышает стоимость прокладки нового оптического кабеля, поэтому отечественные операторы не столь заинтересованы в WDM, как их коллеги на Западе.

LAN: Как формируется партнерская сеть Optical Access и есть ли специализация у ваших партнеров?

Терлекчиев: Сеть создавалась в то время, когда компания была совсем другой и предлагала другие линейки оборудования. Все наши партнеры первого уровня, а это компании AMT Group, BCC, «Вимком-Оптик», Soft-Tronik, «Телеком-Транспорт» в России и «Бартек» на Украине, имеют равные права. Они занимаются дистрибуцией и системной интеграцией. На мой взгляд, такого количества дистрибьюторов вполне достаточно, и значительно увеличивать их число мы не планируем.

Что касается специализации, то она зависит от основного бизнеса партнера. Естественно, до недавних пор они занимались главным образом продажами конвертеров. В частности, для AMT Group они представляют основной интерес, поскольку она является одновременно партнером Cisco. Soft-Tronik занимается чистой дистрибуцией, а остальные, кроме того, системной интеграцией. По большей части это проекты с использованием коммутаторов второго уровня, так как вторая упомянутая мной линейка появилась совсем недавно.

LAN: Есть ли у ваших партнеров необходимый опыт для реализации крупных проектов?

Терлекчиев: Наши партнеры, занимающиеся системной интеграцией, имеют большой опыт построения сетей разного масштаба на базе нашего оборудования. В большинстве случаев они могут самостоятельно работать над проектами. Но в случае очень крупного проекта, когда местный партнер не в состоянии справиться с ним в одиночку, у компании есть проектный отдел, из числа сотрудников которого назначается менеджер проекта. Этот менеджер оценивает и ведет проект, привлекает разработчиков к реализации специального программного и аппаратного обеспечения. Естественно, мы стараемся не переходить дорогу партнерам и работаем с заказчиком напрямую, только когда он сам того требует. Тем не менее, даже в таких случаях, мы стараемся учитывать их интересы и по мере возможности привлекать их к проекту.

LAN: Optical Access предлагает достаточно сложное оборудование. Как осуществляется его техническая поддержка?

Терлекчиев: Компания предлагает четыре уровня технической поддержки: специальная поддержка для больших проектов, поддержка ответственным за территорию инженером, поддержка с помощью локального офиса, поддержка с помощью партнеров. Пока в России мы осуществляем поддержку на четвертом и втором уровне и планируем оказывать ее на третьем уровне. Партнеры стараются оказывать техническую помощь на месте. Если их возможностей не хватает, они обращаются к инженеру компании, однако, не присутствуя на месте, разобраться в деталях достаточно сложно. Очевидно, что в структуре поддержки имеется пробел на уровне московского офиса, и он должен быть восполнен. Если все намеченные планы будут выполнены, то в представительстве потребуется технический специалист. Пока нам помогает то, что наше оборудование достаточно надежно и ломается редко, поэтому проблемы возникают нечасто, но с увеличением продаж по закону больших чисел таких случаев будет больше.

LAN: Как обстоят дела с сертификацией оборудования?

Терлекчиев: До недавнего времени это был один из самых больных для нас вопросов. Ведь ориентация на рынок операторов связи предполагает наличие полного пакета сертификатов на все предлагаемое нами оборудование, а их отсутствие приводит к возникновению трудностей как у заказчика, так и у нас. К счастью, эта проблема уже решена. Недавно был закончен процесс сертификации в системе «Электросвязь» семейства конвертеров FiberDriver. Сейчас подходит к концу аналогичная сертификация коммутаторов OptiSwitch, причем сертифицированы будут не только уже существующие модели шасси и модулей, но и те, которые только анонсированы к выпуску в текущем году. Что касается семейства TereScope, то сертификация этих устройств будет проведена, как только мы увидим устойчивый спрос на данный вид оборудования.

LAN: Каковы задачи российского офиса компании?

Терлекчиев: До организации представительства продвижением торговой марки в России занимались только наши партнеры, однако смена имени компании и ее переориентация на новые рынки привели к необходимости все начинать заново. Сейчас мы этим активно занимаемся, и наша первоочередная задача состоит в том, чтобы имя Optical Access стало известно и узнаваемо на рынке, потому что даже если у тебя есть отличные технологические решения, но о них никто не знает, то заметных успехов добиться не удастся. Нам есть о чем рассказать, поскольку новые продукты появляются чуть ли не еженедельно. Люди часто приобретают оборудование не потому, что оно лучшее или хорошее, а потому, что они о нем знают. Поэтому проблема с осведомленностью о нашей продукции и является для нас первоочередной. Думаю, что в первом-втором квартале нам удастся ее решить.

LAN: Кто является вашими основными конкурентами на российском рынке?

Терлекчиев: В отношении коммутирующего оборудования, многое зависит от области применения. Если OptiSwitch рассматривать как устройство второго уровня, то подобные продукты для корпоративных сетей предлагают многие производители — Cisco, Nortel, Allied Telesyn и т. д. Если же OptiSwitch рассматривать как компонент решения по организации сети доступа, то на сегодняшний день я не знаю ни одного производителя, кто бы предлагал нечто подобное — как полное решение с классификацией трафика. Но этот рынок мы только начинаем осваивать.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями