Мир алмазного бизнеса раскрывает некоторые свои секреты.

Обычно термин «вертикальный рынок» применительно к информационным технологиям подразумевает наличие некоторого числа предприятий со схожей спецификой бизнеса и организационной структурой. В рамках конкретного вертикального рынка информационные решения до известной степени тиражируемы, и изучение одного проекта может дать ответ на целый ряд вопросов о том, как решать те или иные задачи. Однако некоторые организации и компании имеют во многом уникальный характер, хотя бы в силу того, что других подобных предприятий крайне мало или нет совсем. Впрямую перенести опыт подобных организаций на решение своих собственных задач, очевидно, не удастся, но тем не менее и они заслуживают рассмотрения в рамках нашей рубрики. Во-первых, узкоспециальных с точки зрения информационных технологий решений почти не бывает, а во-вторых, как правило, всегда можно провести параллели между различными предметными областями. Наконец, просто интересно, как обеспечивается, например, сбыт алмазов.

КАМУШЕК К КАМУШКУ

Алмазодобывающая промышленность в России имеет особый статус. Даже в условиях рыночной экономики эта отрасль жестко регулируется государством, и любая самодеятельность здесь исключается. Это вызвано такими объективными факторами, как концентрация сырьевых ресурсов на одной территории (в Якутии) и специфика международного рынка алмазов. По сути, добычей и сбытом алмазов занимается одна большая организация «Алмазы России — Саха» (АЛРОСА), куда входит ряд относительно автономных предприятий. Нас сегодня интересует одно из них, под названием «Единая сбытовая организация АЛРОСА». ЕСО служит своего рода центром аккумуляции добытых алмазов, откуда они затем расходятся по российскому рынку, а также уходят на экспорт. Несмотря на свое название, ЕСО не только является дистрибьютором алмазов (если такой термин уместен в этой отрасли), но и представляет собой промышленное предприятие с достаточно сложным циклом производства.

Производственный цикл начинается с поступления в ЕСО партии свежедобытых алмазов. Камни эти предварительно отсортированы на месте добычи только по размеру, поэтому задача ЕСО состоит в более тонкой их сортировке с учетом таких характеристик, как, опять-таки, размер, качество, окрас, пригодность к ювелирной обработке. Сначала алмазы проходят некоторую первичную обработку (промываются в специальных аппаратах), после чего специальные установки разделяют их на группы по размеру, а затем специалисты на различных измерительных установках оценивают все параметры камней. Алмазы, чьи размер и качество находятся в одних и тех же определенных пределах, объединяются в группы, состоящие из десятков камней. Камни высокого качества (крупные, представляющие ценность как ювелирный материал) движутся по технологической цепочке индивидуально. Между этапами цикла обработки и сортировки алмазы в обязательном порядке подвергаются контрольному взвешиванию и подсчитываются. Делается это не только в целях предотвращения хищений — подобных случаев на предприятии, кстати, еще не было, — но и потому, что мелкие алмазы, например, могут потеряться, из-за действия статического электричества, притянувшись к любой наэлектризованной поверхности. Такое случается время от времени, но благодаря строгому контролю камни достаточно быстро находятся.

После того как поступившая партия камней разбита на мелкие группы и отдельные экземпляры, отсортированные алмазы вновь объединяются в партии для дальнейшей отправки. В принципе, вариантов комплектации не так уж много, поскольку, как уже говорилось, алмазы в нашей стране могут продаваться только по определенным каналам, а на экспорт идут вообще только по одному каналу — через известную компанию «Де Бирс». К слову, «Де Бирс» приобретает львиную долю камней, причем, согласно условиям контракта, камни из каждой партии отправляются на экспорт точно в таких же пропорциях (по группам оценки), в каких они были добыты. Соответственно, отсортированные алмазы консолидируются в большую партию согласно этому правилу. Оставшиеся камни поступают на внутренний рынок через дозволенные каналы, куда они передаются, либо в той же естественной пропорции, либо, в отдельных случаях, согласно запросам. Особо ценные алмазы отправляются либо в Гохран (впрочем, в Гохране хранятся перед продажей все камни), либо, в случае особо редких камней, в Алмазный Фонд России. Естественно, что на всех этапах комплектации партий камни подвергаются контрольному пересчету и взвешиванию.

Думается, сказанного достаточно для получения общего представления о работе ЕСО. Основными особенностями в данном случае являются весьма разветвленный производственный цикл обработки камней и необходимость постоянного учета и контроля (как за отдельными камнями, так и за их группами) на каждом этапе этого цикла. Необходимость эта вызвана не только требованиями предотвращения потерь, но и соблюдением правильности комплектации. Если неправильно укомплектованная партия попадет в «Де Бирс», то последние выставят серьезные штрафные санкции (даже если ошибка допущена «в мелочах», на уровне единственного пакетика с группой камней). Кроме того, время от времени органам охраны правопорядка требуется установить происхождение отдельных камней или небольших партий в связи с делами о контрабанде (очевидно, для них немаловажное значение имеет тот факт, каким путем контрабандист приобрел камни — по легальным каналам или же незаконно).

ЮВЕЛИРНАЯ ТОЧНОСТЬ

Итак, одной из основных задач является обеспечение максимального контроля за всем технологическим циклом обработки алмазов. Для выполнения этого требования все рабочие места автоматизированы. Поскольку производственный процесс практически не связан с какими-либо агрессивными средами, использовать специальные промышленные компьютеры нет необходимости. Данные вводятся преимущественно вручную (основная операция, напомним, — оценка и сортировка камней, и производится она людьми) и представляют собой код группы по соответствующему параметру, поэтому установить какие-либо высокопроизводительные машины непосредственно на рабочем месте не требуется. В таких условиях алфавитно-цифровых терминалов оказывается вполне достаточно. В качестве же ядра системы компания выбрала RISC-серверы Hewlett-Packard PA-9000 G30 для обслуживания базы данных (СУБД Informix) и ПО контроля за производством, разработанное силами сотрудников вычислительного центра ЕСО.

Для создания корпоративных приложений ВЦ ЕСО использует среду разработки UNIFACE компании Compuware. Выбор в пользу UNIFACE был сделан по нескольким причинам. Во-первых, продукт подходил для выполнения поставленных задач в принципе, так как он изначально ориентирован на разработку приложений масштаба предприятия и коллективную работу над проектами. Во-вторых, UNIFACE поддерживает мультиплатформенные разработки, что для ЕСО имеет большое значение, так как далеко не все рабочие места в сети компании представляют собой терминалы. Так, мастера участков и все сотрудники в офисе компании работают на ПК в среде Windows. Как следствие, функции доступа к системе должны быть реализованы как для UNIX, так и для Windows. Поддержка UNIFACE многоплатформенности в клиент-серверных приложениях упрощает в этом случае процесс разработки, так как максимально унифицирует код, используемый в клиентских частях приложений.

Любая информационная система, как известно, постоянно развивается, поскольку потребности заказчиков со временем изменяются, и некогда приобретенные оборудование и программное обеспечение постепенно перестают их удовлетворять. Организации в таких случаях переходят на новые аппаратные решения и новые версии ПО, обладающие большей производительностью. В ЕСО, впрочем, произвели не только количественное (или, что будет точнее, линейное) обновление системы, но и внесли в нее некоторые качественные изменения. Накопленная информация обо всех обработанных партиях алмазов и отдельных камнях, как мы уже говорили, может потребоваться в любой момент. Перебои в работе системы в разгар производственного процесса также чреваты серьезными проблемами (потеря контроля за движением камней недопустима), и ВЦ ЕСО принял решение повысить надежность системы. При помощи московской компании TopS в ядре сети ВЦ ЕСО был установлен кластер из двух серверов HP K-570. Кластер организован при помощи программного обеспечения Hewlett-Packard MC Service Guard и управляется посредством ПО ClusterView. Последнее интегрировано в используемую ВЦ ЕСО для мониторинга сети платформу HP OpenView.

Переход на новую платформу, даже если она не является радикально новой (в нашем случае преемственность все же сохраняется — HP-UX остается операционной системой ядра корпоративной системы, равно как сохраняются и основные приложения — изменения коснулись только версий), задача всегда непростая. В ВЦ ЕСО к вопросу миграции на новое решение подошли взвешенно и проанализировали предварительно целесообразность перехода на ту или иную новую версию ПО (старые версии эксплуатировались достаточно долго, и за это время вышло более чем по одной новой версии каждого программного продукта). Анализ показал, что переходить на самые новые версии во всех случаях нет необходимости, так как новая функциональность не всегда нужна, а требования к ресурсам с каждой версией возрастают (как следствие, производительность имеющегося оборудования несколько снижается). Сам процесс миграции занял два месяца. Связано это с рядом объективных факторов. Во-первых, переход на новые версии продуктов лучше осуществлять постепенно, не пытаясь установить новое решение сразу целиком (чтобы не разбираться потом в наслаивающихся технических проблемах). Во-вторых, пробная обкатка решения для выявления возможных проблем требует некоторого времени. И, наконец, в организации с весьма строгим охранным режимом достаточно непросто организовывать работу во внеурочное время. Старые RISC-серверы, разумеется, не отправятся в утиль, а будут использоваться как второе звено в трехзвенной архитектуре, а также как серверы резервного копирования.

Схема локальной сети ЕСО АЛРОСА.

Рассказ об информационной системе ЕСО АЛРОСА мы хотели бы завершить кратким описанием сети и перспектив ее развития. Схема сети ВЦ ЕСО приведена на Рисунке 1. Ее ядром, как мы уже говорили, является кластер из двух серверов, в качестве магистрали используется кольцо FDDI. В целях повышения надежности магистрали кольцо сделано двойным, а трассы обоих колец, насколько возможно, разнесены (основу сети ЕСО составляет кабельная система Mod-Tap). Через устройства 3Сom LANplex 6004 к магистрали подключены другие серверы и локальные сети Ethernet рабочих групп. Обеспечивающие внутриофисную работу серверы работают под управлением NetWare. До недавнего времени эти серверы обслуживали также Windows-терминалы (загружающиеся непосредственно с сервера бездисковые ПК, использующие сетевой диск как локальный). Сейчас ЕСО склоняется к замене этих станций на полноценные ПК, так как сегодняшние версии прикладного и офисного ПО требуют намного больших ресурсов, чем бездисковые станции способны предоставить. (Тем не менее отметим, что Windows-терминалы вполне успешно эксплуатировались в течение нескольких лет.) Вся сеть, а также ряд служб (телефония, сигнализация) защищены от перебоев в электропитании при помощи ИБП производства Merlin Gerin.

Сеть не имеет выхода в Internet, за исключением отдельного, изолированного от основной системы, сегмента, созданного для нужд ВЦ. Такой подход продиктован особенностями режима организации. Впрочем, сеть получит выход «наружу», когда схожая система будет установлена в Якутии (с целью унификации информационных ресурсов для удобства и повышения эффективности работы), но это будет выделенный канал «точка—точка».

ВЦ ЕСО также серьезно рассматривал вопрос перехода от собственных разработок на систему управления предприятиям типа SAP/R3 или Baan, но после консалтинга, проведенного TopS, собственные разработки было решено продолжать, так как схема технологического цикла ЕСО не укладывается в типовые («расходящиеся лучи» или «сходящиеся лучи»), а является их комбинацией, и добиться эффективной работы «фирменного» ПО в таких условиях не удалось бы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Добыча и сбыт алмазов — бизнес более чем специфический, однако, если абстрагироваться от конкретных технологий и политических вопросов, можно обнаружить, что Единой сбытовой организацией решаются вопросы, актуальные и для любой другой компании. В частности, в настоящий момент многие российские организации подошли к проблеме «капитальной миграции» на новые аппаратно-программные платформы. Это связано как с приближением 2000 года, так и с тем, что многие приобретенные в первые годы автоматизации решения как раз к настоящему моменту начали вырабатывать свои ресурсы.

Не исключено также, что особенности технологического процесса сортировки и предварительной обработки алмазов (с общей организационной точки зрения, конечно) присущи и другим типам производств, и используемое Единой сбытовой организацией решение можно попытаться примерить в них «как есть». Информационные технологии, как и алмазы, ценны везде.

Александр Авдуевский — редактор журнала LAN. С ним можно связаться по адресу: shura@lanmag.ru.


В двух словах:

Единая сбытовая организация АЛРОСА

Факты. ЕСО АЛРОСА занимается сбытом добываемых в России алмазов. Специфика этой деятельности требует жесткого контроля над всеми этапами подготовки камней к сбыту и хранения подробной информации обо всех прошедших через ЕСО партиях алмазов. Контроль процесса сортировки и оценки камней строго обязателен во избежание прямого ущерба от ошибок и штрафных санкций со стороны партнеров по сбыту.

Задача. Перед ВЦ ЕСО встала задача создания высоконадежной, отвечающей специфике предприятия системы управления производством и сбытом алмазов.

Решение. Ядром системы стал кластер из двух RISC-серверов Hewlett-Packard. В качестве ПО управления производством было решено использовать собственные разработки. Основным приложением является СУБД Informix, а средой разработки — ПО Uniface.

Вывод. На предприятиях с не укладывающимся в типовые рамки производственным циклом эффективнее использовать собственные (или заказные) разработки, чем готовые программные решения. Кластерные решения нашли себе нишу в нашей стране в качестве аппаратной платформы для систем поддержки критических приложений.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями