Инсталляция кабельных систем часто напрямую сопряжена со строительными проблемами.

Обычно практические вопросы инсталляции кабельных систем остаются за рамками обзоров отечественной специализированной прессы. Считается, что те, кто зарабатывает на этом деньги, и так все знают, поскольку специально этому обучались, а те, кто собирается кабельные системы эксплуатировать, должны получить представление в первую очередь собственно об СКС с точки зрения их функциональных характеристик. Подобное заблуждение приводит к тому, что неподготовленность заказчиков в этих вопросах зачастую оборачивается дополнительными проблемами и расходами при монтаже систем и их дальнейшей эксплуатации. Неподготовленность заключается не столько в отсутствии адекватного представления о том, что такое монтаж кабельной системы (хотя и такие знания нелишни), сколько в недопонимании одного из основных постулатов концепции СКС. Этот постулат во многом определяющий (в частности, мы на него ссылались, рассказывая о гарантиях на СКС в обзоре "СКС с высоты птичьего полета" в июньском номере LAN за этот год) и гласит: "Кабельная система является частью инфраструктуры здания". Возникающим из-за такого недопонимания проблемам и посвящен этот обзор.

ЧТО К ЧЕМУ

Прежде всего определим круг вопросов, которые мы собираемся затронуть в данном обзоре, а также источники фактов и комментариев, в нем использованных. Опыт работы над рубрикой "Поучительный пример" свидетельствует, что "архитектурные" проблемы при монтаже кабельных систем весьма нередки и что каждому инсталлятору приходится регулярно с ними сталкиваться. В силу этого мы сочли нецелесообразным — и невозможным с практической точки зрения — проводить массовый опрос инсталляторов (которых в одной только Москве десятки), а решили выборочно пообщаться со специалистами из самых различных компаний. Мы постарались составить наш список так, чтобы респонденты представляли интересы различных производителей СКС, действовали на разных сегментах рынка, имели разную историю прихода в этот бизнес и, разумеется, обладали богатым опытом работы. Мы опросили специалистов компании "АйТи", "Рика-Инжиниринг", APT-ROS, ICS, Statel, Flit. В ходе опроса выяснилось, что возникающие при монтаже СКС проблемы можно условно разделить на усложняющие прокладку трасс ошибки при строительстве, ремонте и монтаже силовой проводки, а также внутренние и внешние организационные конфликты различного рода (по понятным причинам, говоря о каких-то конкретных примечательных случаях, мы умалчиваем имена заказчиков, среди которых есть известные компании и организации). В результате общения со специалистами нам удалось также сформулировать ряд рекомендаций, как избежать всех проблем, которые мы детально рассмотрим ниже.

CТРОИЛИ МЫ, СТРОИЛИ...

Самая распространенная ошибка заказчиков — обращение к инсталлятору с опозданием, из-за чего последний бывает вынужден производить монтаж кабельной системы уже после завершения всех или большей части ремонтно-строительных работ. Такая ситуация возникает прежде всего из-за того, что в сознании ответственных за принятие решения лиц кабельные системы часто никак не ассоциируются с капитальным строительством. Выступающие представителями заказчика руководители отделов ИС, например, еще не забыли, как сами прокладывали коаксиальный кабель между столами и крепили его к плинтусам, поэтому даже относительно хорошо информированные про СКС люди подчас видят проблему, так сказать, в неверном свете.

Заметим также, что до недавнего времени средний срок аренды помещения в Москве составлял 2,5 года. Кабельная система в таком офисе была, естественно, временной структурой, и, даже когда организация обзаводилась собственным зданием, отношение к ней, как к чему-то эфемерному, сохранялось. В итоге при проектировании инсталлятору приходится вписывать кабельную систему в уже существующую планировку, что заметно стесняет его в выборе средств и решений.

В принципе, это еще полбеды. Вполне эффективно можно работать и в уже готовых помещениях при условии, что они были спланированы (для простоты под этим словом в дальнейшем будем подразумевать "и отремонтированы") в соответствии с типовыми офисными проектами. К сожалению, далеко не все заказчики исповедуют функциональный подход к дизайну помещений, и инсталляторам регулярно приходится работать в дорогих и крайне неудобных, с их точки зрения, интерьерах. Один банк, например, отделал пол операционного зала (очень большое помещение) весьма дорогим зеленым мрамором. Все бы ничего, но предполагаемое количество рабочих мест в этом помещении было таково, что одних только настенных розеток было бы явно недостаточно для подключения всех сотрудников. Вскрывать пол для прокладки трасс заказчик категорически запретил, поэтому поверх всей этой красоты инсталлятору пришлось уложить фальшпол, под которым он и проложил всю необходимую горизонтальную проводку. Итог — дополнительные расходы на фальшпол, а мрамором любоваться смогут только мыши, да и те вряд ли заведутся в таких условиях.

Другой пример неприкосновенного пола — реставрированный дубовый паркет восемнадцатого века. Заказчик строго-настрого запретил что-либо делать с полом, а также отказался от пластиковых плинтусов (коробов в форме плинтуса для прокладки кабелей), как несоответствующих стилю. Монтажникам пришлось выпиливать желобки для кабеля в имеющихся плинтусах (по счастью, не имеющих особой ценности). Разумеется, о запасе на будущее говорить уже не приходилось.

Эти два случая, конечно, скорее экзотика, чем правило, но нередко даже наличие фальшпола не облегчает жизни монтажникам, поскольку часто либо его невозможно разобрать, либо под полом попросту невозможно производить какие-либо работы, либо квадраты ковролинового покрытия не совпадают с ячейками пола, и весь ковролин приходится снимать, а по завершению работ перестилать заново.

Не меньше хлопот причиняют стены и потолок. Самый худший вариант — это отсутствие фальшстен и подвесного потолка в сочетании с дорогими обоями и лепниной. Сам подвесной потолок может оказаться неразборным и украшенным лепниной, а фальшстены могут иметь внутри множество продольных и поперечных перегородок. Сегодня, по счастью, практичные решения более распространены, но тем не менее в старых зданиях заказчики часто желают сохранить общий стиль постройки, а "красота требует жертв".

Говоря о старых зданиях, мы не можем не упомянуть также о таком вопросе, как утилизация имеющихся кабельных трасс. Очень часто в зданиях советской постройки или даже в более старых строениях, где в свое время был проведен качественный капитальный ремонт (бывшая партийная собственность, например), уже имеются кабельные трассы, в той или иной мере пригодные для монтажа СКС. Если пригласить инсталлятора до проведения основных ремонтных работ, то он может заранее проверить их пригодность для использования. На завершающих стадиях работ пытаться задействовать старые трассы уже поздно. К сожалению, заказчики редко прибегают к обследованию доставшихся в наследство трасс, и не в последнюю очередь потому, что оно стоит денег, как и любая работа с привлечением специалистов. Некоторые компании, правда, проводят эту процедуру бесплатно, но пока это не вошло в широкую практику, в частности, по следующей причине. Отечественные заказчики часто не имеют представления об этике проведения тендеров и могут с предварительным проектом одного кандидата на получение заказа придти к другому и попросить "сделать то же самое, но дешевле". Поэтому инсталляторы за предварительные работы такого рода требуют оплаты, чтобы, во-первых, не работать на конкурента бесплатно, а во-вторых, чтобы сразу привязать к себе заказчика. Но вернемся к утилизации трасс. Относительно небольшие деньги, затраченные на их обследование, помогают сэкономить куда большие средства, которые заказчику может потребоваться затратить позже на прокладку дополнительных трасс или, наоборот, на неудачную попытку использования имеющихся.

Вообще, у инсталляторов особое отношение к старым зданиям, очевидно, нелестное. Старые здания проектировались и строились без малейшего представления о кабельных системах, и единственным возможным решением в такой ситуации остается только капитальный ремонт с практически полной заменой перекрытий и перегородок. Поскольку новые хозяева или арендаторы помещений идут на подобные радикальные меры довольно редко, то монтажники вынуждены лечить "старческие болезни" таких зданий. Характерными недостатками "антикварного" нежилого фонда являются такие крайности, как слишком низкие или слишком высокие потолки, слишком тонкие "картонные" перегородки или, наоборот (а может, и в сочетании), стены полутораметровой толщины, сделанные из очень твердого кирпича или камня. Если инсталлятор приглашается уже после завершения ремонтных работ, то ему может потребоваться, грубо говоря, изуродовать отдельные участки стен и перекрытий, поскольку тот же каленый кирпич поддается даже самому мощному профессиональному инструменту неохотно, и иногда проще вынуть его целиком, чем просверлить в нем отверстие.

Впрочем, несвоевременное обращение к инсталлятору нередко оборачивается негативными последствиями для отделки и в случае стандартного офисного помещения, поскольку причиняющие неудобства особенности конструкции могут проявиться в любой момент. Например, не очень часто, но достаточно регулярно встречается такой дефект, как нестыковка вертикальных каналов прокладки. Причем это может быть либо просто несовпадение осей каналов на соседних этажах, либо разнесение каналов по разным стенам. Для электропроводки и обычной бытовой телефонии данное обстоятельство некритично, поэтому строители либо не обращают внимания на точность, либо делают так, как им удобнее.

Характерным просчетом является несовпадение запланированной расстановки мебели с реальной. Причиной тому может быть как ошибка в проектировании и дизайне помещений, так и человеческий фактор, а попросту говоря, перетасовка рабочих мест после въезда в здание. Результат — абонентские розетки находятся "не там, где надо", так что после многое приходится переделывать заново. Впрочем, несовпадение розеток и реальных рабочих мест может быть вызвано и тем, что заказчик просто говорит инсталлятору, сколько розеток ему нужно на помещение, без дополнительных деталей. Инсталлятор в таком случае обычно исходит из равномерности распределения сотрудников по помещению, что не всегда адекватно отражает их реальную рассадку. Для типовых офисных помещений это не критично, к тому же за 15—20-летний срок службы СКС во внутренней планировке обязательно произойдут какие-нибудь перемены, но в двух случаях этот вопрос приобретает критическое значение. Во-первых, при "спецдизайне", когда внутренняя планировка производится в соответствии с эстетическими соображениями, во-вторых, при использовании стационарной мебели, как часто бывает в тех же операционных или дилинговых залах.

Кстати, планирование числа абонентских розеток — еще одно слабое место в расчетах заказчиков. Во-первых, часто заказчики мыслят не в присущих СКС категориях рабочих мест, означающих две (обычно, но, может быть, и больше) универсальных розетки на одного сотрудника, а пытаются прикинуть, сколько информационных и сколько телефонных розеток им нужно на одну комнату. Во-вторых, заказчик опасается переусердствовать с запасом на последующее расширение и просит заложить в проект минимальную избыточность. Практика показывает, что подавляющее большинство в результате просчитывается. Обычный довод типа "Все равно в этой комнате никогда не будет сидеть больше N человек", на самом деле не срабатывает, поскольку цены на офисную площадь и физические возможности ее расширения, как правило, все равно заставляют решать проблемы размещения новых сотрудников в первую очередь за счет уплотнения. В результате инсталлятор вынужден регулярно наращивать кабельную систему. Для тех, кто считает расточительством замуровывать в стены излишки кабеля, сообщим, что одна доложенная полная линия обходится в среднем дороже запасной на 20%, поскольку работать приходится "по-живому", и доступ к трассам, а также возможности прокладки новых трасс ограничены. Сами инсталляторы, кстати, вовсе не стремятся ввести заказчика в дополнительные расходы. На такого рода поддержку им приходится привлекать дополнительные кадры, и рентабельность исправления ошибок заказчика не очень высока: куда выгоднее направить те же человеческие ресурсы на выполнение крупномасштабных проектов. Так что, инсталлятор, по сути, заинтересован в том, чтобы заказчик эффективнее распорядился своими средствами.

Очень часто, как это было в вышеописанном случае с мраморным полом, не учитывается то, что часть сотрудников будет размещена не по периметру помещения. Иногда заказчик говорит, пусть даже точно и с запасом, сколько ему нужно абонентских розеток, но забывает уточнить, что рабочие места предполагается разместить и на значительном удалении от стен. Хорошо, если плотность розеток покажется инсталлятору подозрительно высокой, но он может и без вопросов честно установить (особенно, когда сроки поджимают) требуемое количество по периметру. Потом, уже после расстановки мебели, инсталлятор ломает вместе с заказчиком голову над тем, как бы незаметнее дотянуть до середины комнаты абонентские шнуры, да так, чтобы их случайно не оборвали сотрудники или уборщицы. Второе, на первый взгляд незаметное, но серьезное последствие просчетов в планировании заключается в том, что на систему, которая подобным образом постоянно доделывается, весьма затруднительно, если вообще возможно, получить системную гарантию производителя (смысл и важность гарантийной поддержки мы освещали в уже упомянутом выше обзоре в июньском номере журнала).

Еще одна ошибка планирования — отсутствие подходящих помещений для главного кросса и распределительных пунктов этажа и настойчивые попытки приспособить под них явно неподходящие помещения (из того, что осталось). Главная причина, как обычно, — опоздание по времени. Все помещения уже подготовлены, отделаны и распределены. Кроссы обычно втискивают в серверные/телефонные комнаты, на и без того невеликие площади которых уже имеют виды и отделы ИС, и отделы телекоммуникаций со своим разнообразным оборудованием. Нередка практика, когда распределительный пункт находится в открытом, хотя и удаленном участке коридора или рабочего помещения. Впрочем, даже если удается выбить отдельное помещение под распределительный пункт, оно все равно оказывается самым тесным изо всех имеющихся в здании и находится вдалеке от трассы вертикальной проводки. Происходит это не всегда от вредности или жадности, а потому, что подходящее помещение просто не было предусмотрено. Между прочим, к площади подобного "чуланчика" есть совершенно четкие требования стандарта (см. врезку "Стандарт TIA 569A"). В нашей стране они носят скорее рекомендательный, чем обязательный характер, но часто не выполняются и наполовину.

"Ё-МОЕ, ЧТО Ж Я СДЕЛАЛ-ТО?"

Одним из технических требований к кабельной системе является наличие сделанного по всем правилам заземления. Из разговора с инсталляторами выяснилось, что проблема заземления возникает даже при использовании неэкранированной кабельной проводки. Дело в том, что СКС объединяет все этажи и помещения здания и множество различных работающих от электрической сети устройств. Телефонные станции при этом подсоединены к внешним линиям со своими контурами заземления. По словам специалистов в вопросах заземления, на практике они предпочитают ориентироваться на интуитивный личный опыт, поскольку в любой момент могут начаться "чудеса".

Пример из жизни. Кабельная система установлена в здании, где имеется контур заземления, на который выведены шлейфы с кроссов. Работы только-только завершились, и эксплуатация здания еще не началась, но при прикосновении к корпусу шкафа, в котором находится кросс, можно почувствовать легкий удар током. Другой случай из практики. Никаких неприятных и непонятных фокусов вроде бы не происходит, но замеры напряжения между фазой и землей показывают 180 вольт, а между землей и нулем 140 при абсолютно устойчивых 220 вольт между фазой и нулем. Никакие математические манипуляции с этими величинами не позволяют определить, что происходит. Но хотя причина и не ясна, последствия не заставляют себя ждать. При проведении сварки — аппарат включен в сеть, клемма земли накинута на батарею, первый сполох — и все модули в телефонной станции перегорают. Подобные случаи характерны для старых зданий, где вопросы заземления изначально не учитывались при проектировании. Специалисты (правда, неофициально, — ГОСТ есть ГОСТ) сходятся во мнении, что если нет уверенности в том, что контур заземления может быть организован без ошибок, то лучше вообще обойтись без него. Коллективный опыт показывает, что неправильно сделанное заземление приносит больше вреда, чем его отсутствие.

Проблемы с заземлением нередко возникают и при строительстве новых зданий, поскольку строители часто подходят к этому вопросу формально. Происходит это не столько от безответственности, сколько от непонимания сути проблемы. В обыденной жизни (в жилых домах, например) разность потенциалов в 100 вольт в максимально удаленных точках здания по большому счету не чревата никакими проблемами, поскольку эти две точки друг от друга абсолютно независимы. Не имея представления об СКС, строители даже не догадываются, что эти точки могут оказаться соединенными друг с другом. Случаются, впрочем, и нарушения технологий, когда, в частности, контур грозозащиты подключается к контуру технологического заземления. Во что это может вылиться, рассказывать нет нужды, а обнаружить такой дефект бывает трудно. Квалифицированные инсталляторы в состоянии выявить все недостатки, даже неочевидные, но попытки вторжения в область полномочий генерального подрядчика почти всегда встречают в штыки.

Несмотря на все сопротивление строителей и электриков, инсталляторам приходится переделывать часть проектов силовой проводки для компьютерного и сетевого оборудования, поскольку строительные организации не имеют практического многолетнего опыта проектирования так называемых "чистых" систем электропитания. Сама мысль о том, что здание должно иметь по сути отдельный контур силовой проводки для компьютерных систем (со своими щитами и автоматами), им еще пока в новинку, не говоря уже о том, что они имеют слабое представление об ИБП различных классов и о том, как их распределять по помещениям. Правда, убежденность строителей в том, что они сумеют все сделать не хуже и дешевле, пока не слабеет, хотя редко подтверждается на практике.

Специфической проблемой является совместное использование кабельных трасс (в основном коробов, поскольку скрытые каналы, как правило, разделяются). Если в одном и том же коробе различные бригады укладывают кабельную систему, "чистую" силовую проводку, бытовую силовую проводку или другие линии (что диктуется экономической целесообразностью), то возникает почва для различного рода производственных конфликтов. Например, электрики могут особо не церемониться с "чужой" проводкой. Не исключается также ситуация, когда различные бригады, образно говоря, стоят друг у друга над душой или толкаются локтями, потому что для прокладки проводки им выделяются одни и те же временные рамки. Такая ситуация также приводит к тому, что совместный доступ к одним и тем же трассам затрудняет определение ответственности исполнителей за качество монтажа, и, соответственно, препятствует получению гарантии на СКС. Однако производственные конфликты лежат уже в плоскости взаимодействия различных бригад исполнителей, а сама тема заслуживает отдельного рассмотрения, которому мы и посвящаем следующий раздел.

ПЛЕЧОМ К ПЛЕЧУ

Помимо чисто технических или проектных проблем большую роль в процессе монтажа кабельной системы играет взаимодействие инсталлятора со строительными организациями. В этом процессе немаловажное значение имеет психологический фактор. Во-первых, строители традиционно недолюбливают организации, действующие на субподряде, потому что в глубине души они всегда уверены, что могут сделать все сами. Такое внутреннее убеждение может привести к тому, что они будут неохотно идти на сотрудничество, а также попытаются доказать, что действительно могут сделать все сами, причем за меньшие деньги. Для строителей характерно также заблуждение, что они могут где-то получить гарантию или сертификат на "свою" систему. Заблуждение базируется на предположении о существовании ГОСТа на кабельные системы и наличии сертифицирующих (в соответствии с ГОСТом) организаций, хотя, как известно, нет ни ГОСТа, ни каких-либо сертификаторов, кроме производителей СКС. Сегодня в подавляющем большинстве случаев такие попытки "перетянуть на себя одеяло" заканчиваются обычно ничем, но время они отнимают.

Обратная сторона медали — отношение к строителям самих инсталляторов. Все они по-разному приходят в этот бизнес, кто-то — со стороны компьютерных сетей, кто-то — со стороны телефонии, кто-то изначально нацеливался на данный рынок, но в любом случае далеко не все они близки по духу со строителями. Чем технологичнее и интеллектуальнее, если можно так выразиться, корни инсталлятора, тем сильнее его расхождения в менталитете со строительными организациями. Все-таки тяжело найти общий язык, скажем, бригаде бетонщиков и бригаде монтажников, на 90% состоящей из людей с высшим образованием (что характерно для кабельных отделов компаний-интеграторов). Что уж там говорить, и со стороны инсталляторов в такой ситуации может возникнуть пренебрежительное отношение к смежникам, выражающееся в предубеждении (не всегда, правда, безосновательном), что объяснить им ничего невозможно, а поэтому и не нужно.

Однако межличностными отношениями проблемы взаимодействия между исполнителями работ далеко не исчерпываются. Строители нередко очень неохотно делятся с кем-то полной проектной документацией. Инсталлятор вынужден в итоге с боем добиваться того, чтобы помимо планов этажей ему предоставили, например, информацию о коммуникациях внутри здания. Большой редкостью является наличие у строителей (под рукой или в доступных пределах) планов и чертежей в электронном виде. Инсталляторы бывают вынуждены сканировать бумажные чертежи (что нелегко при больших форматах), импортировать их в ПО типа AutoCAD в качестве растровой подложки, и поверх нее все перечерчивать заново, что опять-таки не лучшим образом сказывается на сроках и затратах.

Отдельного разговора заслуживает согласование технологических циклов строителей и инсталляторов. Например, при так называемом "турецком" методе рабочие набиваются в строящееся здание подобно муравьям, причем работы ведутся лихорадочно сразу на всех этажах. Здание при этом благополучно сдается в сроки, но никто, кроме усердных турецких гастарбайтеров, работать там одновременно не может. Подрядчика стоит больших трудов уговорить вести работу сверху вниз по этажам, в несколько этапов, по конвейерному принципу.

Помимо неизбежных проблем синхронизации работ конвейерный метод требует внимательного контроля за тем, что и как строительные рабочие делают, сменяя на трудовой вахте инсталляторов. Оставив кабельную систему без присмотра, инсталлятор может через некоторое время столкнуться с различными неприятными сюрпризами. Например, строители прикрепляют что-то к фальшпотолку или просто фиксируют его ячейки после того, как кабели были проложены под ним в металлорукавах. Недрогнувшей рукой они ввинчивают в потолок шуруп-саморез, а тот проходит сквозь рукав и врезается в кабель. Неисправность обнаруживается уже на этапе отделки начисто, когда производить замену кабеля уже затруднительно.

Представим себе другую ситуацию. Заказчик согласен с тем, что ему нужен запас емкости кабельных трасс на будущее, и металлический лоток для дополнительной горизонтальной разводки закладывается под пол. На этапе отделочных работ строители заливают бетоном пол, причем как вокруг лотка, так и сам лоток, в результате чего он становится абсолютно недоступен. Или же пол сделан по всем правилам типичного офисного здания, с фальшполом с лючками для доступа и ковролиновым покрытием, но в некоторых помещениях (лифтовые, вестибюль) уложены гранитные плиты. Кому-то приходит в голову "блестящая" идея отполировать "недостаточно гладкий" пол уже после начала пробной эксплуатации всей системы, под абразивные круги льется в больших количествах вода, и люки, рассчитанные на работу уборщиц, но никак не на бурные потоки, протекают. Через некоторое время, когда вода просачивается на большую глубину, она вызывает короткие замыкания в кабельной системе.

Наконец, даже если строители никак не затрагивают проводку, всегда остается риск того, что различного рода строительный мусор попадет в розетки, особенно если они заделаны в стену заподлицо. Даже несмотря на то, что большинство розеток имеет защитные шторки, они все равно не застрахованы от попадания мелкодисперсной пыли (цемент, известь) или различных жидкостей. Популярные сегодня методы отделки стен в офисах с использованием различных эмульсий и сухих смесей вроде мраморной крошки могут забить контакты в розеточных модулях самыми различными, нередко трудно удаляемыми смесями. Нередки случаи, когда строители проводят работы в помещениях с уже установленными кроссами, где вред от строительного мусора может оказаться еще более ощутимым.

Есть еще один тонкий вопрос, не относящийся к производственным конфликтам, но могущий возникнуть при утверждении проекта. Дело в том, что недавно выпущенная пожарная инструкция предписывает при наличии под подвесным потолком или фальшполом проводки определенной плотности организовывать там систему активного пожаротушения. Инструкция не уточняет, какая проводка имеется в виду — только силовая или же слаботочная тоже, поэтому каждый пожарник может толковать ее по-своему. Во всяком случае инсталлятору надо быть морально готовым к задушевным беседам с пожарной инспекцией, которые, впрочем, пока обычно заканчиваются к обоюдному удовольствию.

Это были примеры проблем, скажем так, внешнего взаимодействия, однако организационные неувязки могут возникнуть и внутри структур самого заказчика еще на стадии планирования и подготовки проекта.

КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН?

Прежде всего, следует признать, что концепция универсальной кабельной системы еще не закрепилась окончательно в умах корпоративных заказчиков, и часто "телефонисты" и "компьютерщики" (воспользуемся для краткости этими жаргонными словами) претендуют каждый на отдельную кабельную систему для своих сетей. Если оба заказа попадут к одному и тому же инсталлятору, то он, конечно, проведет разъяснительную работу и скорее всего убедит все стороны в необходимости монтажа единой кабельной системы. Но бывает и так, что одна из служб, чаще всего телефонисты, настоятельно требует выделения своей подсистемы и непременно отдельной трассы. Иногда эти требования доходят до крайностей, в частности трассы требуют прокладывать по разным путям. Забавно, но паутина коробов и скрытых каналов может завершаться в одном распределительном пункте, и даже на одном кроссе, поскольку заказчик захотел формально иметь СКС (и получить гарантию), но фактически он имеет две независимые системы. Впрочем, бывает и наоборот, при инсталляции обычной СКС телефонисты нередко просят себе отдельные кроссы и кроссовые помещения. Наконец, различные (сетевые и телефонные) линии могут прокладываться по одним и тем же трассам, но расхождение интересов различных подразделений могут привести к ситуациям наподобие следующей. Телефонист прокладывал свои линии, а кабельный канал было уже и без того забит. Тогда он, недолго думая, выдернул один сетевой кабель ("их и так там было десять"), никому при этом ничего не сказав. Позже, естественно, возникли проблемы.

Что касается "злого гения — телефониста", то такое отношение заслуживает отдельного комментария. Мы, разумеется, не ставим своей целью как-то принизить сотрудников отделов телекоммуникаций и связи, но инсталляторы чаще всего жалуются на недопонимание именно с их стороны. Причин тому несколько. Эта отрасль намного старше сетевой, а, имея за плечами многолетний опыт, специалисты намного менее восприимчивы к новшествам, чем сотрудники отделов ИС. СКС, в свою очередь, пришли в Россию благодаря прежде всего сетевой интеграции, и сама концепция была воспринята "телефонистами" с опозданием или через вторые руки (очень немногие издания, посвященные вопросам телефонии, уделяют достаточно внимания кабельным системам).

Неопределенность принадлежности кабельной системы какому-то одному из подразделений часто вызывает конфликты при определении источника финансирования кабельного проекта. И телефонисты, и компьютерщики обычно имеют свой отдельный бюджет, причем у каждого из подразделений, как правило, он достаточно скромен по сравнению с бюджетом всей организации. В результате это приводит к спорам, кто сколько должен из своего бюджета выделить на кабельный проект. Попытки поделить расходы сообразно количеству портов, условно принадлежащих различным подразделениям, обычно заканчиваются неудачей, так как, во-первых, система универсальная, а во-вторых, СКС создается с некоторой избыточностью, а как в будущем распределятся незадействованные порты, предсказать невозможно. Одной крупной организацией с жесткими бюджетами подразделений было принято, например, соломоново решение — деньги берутся из бюджета отдела ИС, но за эксплуатацию будет отвечать подразделение связистов. Правда, бюджет отдела ИС в этой организации, использующей весьма дорогостоящую технику, солидный, и данный случай, скорее, исключение из правил, причем достаточно экзотическое.

В борьбу интересов могут включиться также и другие службы, поскольку концепция интегрированной кабельной проводки подразумевает также применение СКС для систем пожарной и/или охранной сигнализации, а руководители соответствующих подразделений весьма ревниво относятся к своим интересам и, скорее всего, будут до последнего отстаивать собственную автономию. Улаживание подобных конфликтов отнимает немало времени, что с учетом типичных временных рамок на реализацию кабельных проектов заметно осложняет процесс работы.

"ЕСЛИ САМ БЫ ВЫБИРАЛ СЕБЕ КОНЕЙ"

Разумеется, опрошенные инсталляторы не только делились своим негативным опытом, но и выдвигали конструктивные предложения по организации процесса монтажа кабельных систем. Первый пункт — источник финансирования. Все инсталляторы единодушно сходятся на том, что расходы на монтаж кабельной системы должны быть выведены из бюджетов подразделений ИС и связи и отнесены к капитальному строительству. Такой подход исключает конфликт денежных интересов, а также отдает процесс монтажа кабельной системы под непосредственный контроль администрации заказчика.

Идеальный, с точки зрения ряда инсталляторов, вариант организации строительства офисных зданий видится в том, что генеральный подрядчик должен организационно стоять надо всеми исполнителями (т. е. он не должен быть одним из непосредственных исполнителей). Это позволит добиться централизованного и беспристрастного руководства и согласования деятельности различных исполнителей. Поскольку в настоящее время подобные консалтинговые компании на российском рынке представлены мало, эти функции пока что должны в той или иной степени лечь на плечи заказчика, которому надо быть готовым к тому, что ему придется вникать в изложенные в материале проблемы. Во всяком случае убедить строителей с самого начала проекта действенно сотрудничать с инсталляторами и не пытаться отнять у них часть подряда может только авторитет заказчика. (К слову сказать, в результате взаимодействия с инсталляторами строительные организации приобретают некоторое представление о кабельных системах и могут произвести впечатление компетентных людей, но единственное подтверждение компетентности — сертификат производителя СКС.) Контроль за взаимодействием генерального и субподрядчика привносит, несомненно, дополнительные хлопоты, но пойти на них придется ради собственного же блага. Впрочем, альтернативный и вполне реальный вариант состоит в назначении главного подрядчика по всем кабельным системам. Он должен взять на себя проектирование и координацию работ различных исполнителей. Эту роль может сыграть инсталлятор, а в роли отдельных исполнителей выступят, в частности, и бригады строителей. Такая структура подрядов непроста в смысле вертикальной подчиненности подрядчиков (есть опасность образования замкнутого круга), но она может обеспечить единый непротиворечивый проект.

Далее, планирование кабельной системы должно начинаться до начала работы над проектом ремонта или строительства здания, чтобы к моменту проектирования кабельных трасс их требуемая емкость была уже известна. Инсталлятор должен подключаться к работе над проектом здания на ранних стадиях, а не дорабатывать уже готовый проект. В случае ремонта в старом здании имеющиеся кабельные трассы следует обследовать на предмет оценки рентабельности их использования. Может оказаться так, что экономически оправданным решением будет полный отказ от их использования (в случае их сильной засоренности, например) и прокладка кабеля в коробах. Иногда целесообразной может оказаться полная ликвидация имеющейся в трассах проводки и замена ее на новую, иногда экономичнее и проще (при достаточно просторных каналах) проложить новую проводку рядом со старой, просто отключив последнюю. Предварительное обследование проект заметно не удорожит, но, подчеркнем еще раз, позволит сэкономить куда большие средства.

Предварительное планирование должно включать в себя также распределение помещений между различными отделами организации и проработку вариантов размещения рабочих мест. Второе является необходимым, так как вероятность того, что абонентские розетки окажутся расположены неудобно, очень велика. Особого внимания требует зонная проводка, о необходимости которой заказчик должен сообщить инсталлятору, если предполагает организовать рабочие места посередине помещений.

Разделение полномочий между субподрядчиками и определение того, какими именно видами проводки должен заниматься инсталлятор, следует осуществить на как можно более раннем этапе. Здравый смысл подсказывает, что СКС и "чистую" силовую проводку должен устанавливать инсталлятор, более того, если одни и те же короба и каналы будут использоваться для прокладки всех типов проводки, то все работы надо перепоручать ему. Последнее пожелание продиктовано не только естественным стремлением инсталлятора заработать больше денег, но в первую очередь тем, что его степень ответственности за качество работ по монтажу самая высокая.

Следует быть готовым к тому, что вопросы синхронизации и согласования работы различных бригад окажутся достаточно сложны. Идеальный для заказчика вариант, когда инсталлятор появляется на объекте лишь однажды, для монтажа системы, на практике трудно осуществим. Избежать многих неприятных ситуаций можно, только когда инсталлятор задействуется на различных этапах строительства (см. Рисунок 1). Например, на ранних этапах он участвует при закладке кабельных трасс, затем появляется, чтобы проложить кабель, потом возвращается на объект, чтобы установить розетки и кроссовые панели. Разумеется, такая поэтапная работа чревата различными несогласованиями, поэтому главное здесь — добиться от строителей принципиального понимания и готовности к работе в таком режиме, тогда мелкие неурядицы бригады ликвидируют сами в рабочем порядке.



Рисунок 1. При оптимальном планировании инсталлятор привлекается на самых различных этапах строительства, а также в интервалах между ними.

В том, что касается очага заземления, идеальным вариантом многие считают американскую технологию его построения. Суть американского подхода в том, что под всей площадью фундамента создается металлическая решетка, в узлах которой находятся стержни, уходящие в землю на различную глубину (см. Рисунок 2). Такой очаг заземления обеспечивает как достаточную надежность, так и легкость подключения (контур заземления можно вывести на него в любой точке). К сожалению, мы не располагаем точными требованиями к геометрическим (электрические, в общем, ясны) параметрам контура, но думаем, что при желании заинтересованный читатель может найти соответствующие американские нормы. Если построить такую систему в силу каких-то причин невозможно, заказчику надо взять на контроль соблюдение отечественных ГОСТов и подключить к этому инсталлятора, который заинтересован в их соблюдении, так как это влияет на его часть проекта, а также на определение степени ответственности при наступлении аварийного случая.

Еще один вопрос — планировка подсобных помещений. Даже если нормы по площади соблюсти не удастся (особой надежды на это пока нет, 20 или больше квадратных метров отвести пока что мало кто готов), то минимальных требований следует все же придерживаться, в частности, чтобы через эти помещения не проходили явно или в скрытом виде (в стенах) стояки отопления или, наоборот, чтобы это не было неотапливаемое угловое помещение, промерзающее зимой.



Рисунок 2. Такая схема компенсирует любую разность потенциалов.

Последнее "нравоучение", вынесенное из беседы со специалистами, таково: срок жизни кабельной системы — 15—20 лет, в то время как кабельные трассы (в первую очередь, скрытые) служат практически весь срок жизни здания и могут быть востребованы вновь и вновь. Удельный вес вложенных в них инвестиций в пересчете на год (да и в самом строительстве) оказывается очень невелик — не надо, как говорится, "экономить на спичках".

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Главное, что нам хотелось бы, чтобы читатель вынес из данного обзора — это стоящий за всеми техническими и организационными проблемами все тот же базовый постулат концепции СКС. Он должен заставить задуматься над тем, что же такое "инфраструктура" и что значит быть ее хозяином. Вполне понятно желание, чтобы приобретенное решение отвечало принципу plug-n-play, а попросту говоря, чтобы, заплатив деньги, ни о чем больше не надо было беспокоиться. Однако при долгосрочных затратах, к которым можно отнести и затраты на СКС, такой подход оказывается порочным, особенно в нашей стране, где интеграция различных отраслей на сегодняшний день пока оставляет желать лучшего. От заказчика требуется осознание того, что значит владеть кабельной системой, да и зданием в целом, особенно если это здание предполагается сделать интеллектуальным. Впрочем, это уже тема отдельного разговора.

C Александром Авдуевским можно связаться по адресу: shura@lanmag.ru.

Стандарт TIA-569A

В США проблемы согласования строительных и кабельных проектов давно не существует, поскольку и строители, и инсталляторы пользуются одним и тем же стандартом ANSI TIA/EIA 569 "Стандарт на кабельные пути и закладные трассы телекоммуникационных кабелей в коммерческих зданиях". Стандарт регламентирует самые разнообразные вопросы проектирования и строительства кабельных систем, а также других подсистем инфраструктуры здания в той мере, в какой они касаются кабельных систем.

При всей ценности документа, он изобилует фразами вроде "в США типичными являются ...", "промышленность США, как правило, придерживается ..." и так далее. Стандарт опирается на сложившиеся в США традиции строительства (они, кстати, варьируются от штата к штату) и фактические стандарты обслуживающей строительство и монтаж кабельных систем промышленности, в соответствии с типовыми размерами прокатных и листовых металлоизделий, пластиковых штампов и т. д. Поскольку в России в строительстве и монтаже используются изделия как отечественной, так и американской и европейской промышленности, некоторые формальные требования стандарта можно счесть не столь актуальными, однако ряд положений стандарта, несомненно, продиктован очевидными практическими и технологическими соображениями. Например, некоторые требования к подвесным потолкам таковы: подвесные потолки должны быть разборными и иметь высоту не более 3,4 м от пола, высота свободного пространства за потолком должна быть такова, чтобы между кабельным каналом и перекрытием оставалось не менее 300 мм, элементы крепления потолка запрещается использовать как опорные при прокладке.

Для фальшпола стандарт предписывает минимальную высоту 150 мм, причем в аппаратных комнатах она должна быть не менее 300 мм. Площадь самих аппаратных также должна отвечать определенным требованиям. В частности, минимальная общая площадь аппаратной устанавливается равной 14 кв. м. Площадь помещения, где находится кросс, должна составлять не менее 6 кв. м. В частности, если кросс обслуживает рабочую площадь до 500 кв. м, то помещение должно иметь размеры 3,0х2,2 м. Как можно видеть, минимальная "подсобная" площадь должна по стандарту составлять в совокупности 20 кв. м. TIA-569A ставит еще целый ряд требований, соблюсти которые в отечественных условиях бывает непросто.

Впрочем, насколько критичным является соблюдение требований этого стандарта в России? В принципе, соответствие стандарту TIA-569 формально входит в условия предоставления гарантии многими американскими производителями СКС. В России, однако, они, за исключением, может быть, отличающейся своей принципиальностью Siemon, смотрят на буквальное соответствие инсталляции стандарту сквозь пальцы и следят только за отсутствием грубых нарушений. В результате требования стандарта носят у нас больше рекомендательный характер, так что внимание на них обращают только инсталляторы, поскольку они, как никто другой, понимают практические обоснования требований стандарта и необходимость его соблюдения в целом. Отсутствие обязательного для выполнения ГОСТа на кабельные каналы сказывается в первую очередь на строителях и проектировщиках, причем куда более пагубно, чем отсутствие отечественного стандарта собственно на СКС. К сожалению, в отличие от последнего, частной инициативы по принятию ГОСТа, аналогичного TIA-569, даже не приходится ожидать, поскольку за это более чем неблагодарное занятие просто некому взяться.

Пассивная безопасность

Отдельного внимания заслуживает вопрос обеспечения пассивной информационной безопасности. В отличие от активной информационной безопасности, которая обеспечивается программно-аппаратными средствами, пассивная безопасность закладывается при проектировании и строительстве кабельной трассы раз и навсегда. Конечно, в результате последующих строительно-монтажных работ, например при капитальной реконструкции здания, могут быть проведены мероприятия по дополнительной защите кабельных трасс.

Конструкция трасс с точки зрения обеспечения информационной безопасности должна быть запланирована в соответствии с требованиями к классу защиты. Стоимость кабельных трасс при этом может варьироваться в широких пределах. Последнее в равной степени относится к СКС, создаваемым как в федеральных учреждениях, так и в коммерческих организациях.

В связи с этим заказчику — как будущему владельцу СКС уже на стадии технико-экономических расчетов необходимо тщательно оценивать сравнительную стоимость мероприятий по обеспечению активной или пассивной информационной безопасности, если, конечно, последняя не является обязательной для соответствующего класса защиты. В большинстве случаев такая экономическая оценка не делается. Либо работы по обеспечению дополнительной защиты потоков информации начинаются на уже почти готовых трассах СКС, либо еще на стадии проектирования избыточные элементы защиты информации закладываются в конструкцию трасс по прихоти заказчика.

Таким образом, с целью создания трасс СКС с наилучшими технико-экономическими показателями, заказчикам СКС уже на стадиях разработки технического задания необходимо привлекать наряду со службами связи и информатизации свои структуры безопасности. Это в конечном итоге позволит немало сэкономить на создании СКС.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями