Рубеж третьего тысячелетия может привести к полной несостоятельности многих систем, поэтому одна из организаций предпочла заняться нейтрализацией последствий до того, как часы пробьют двенадцать.


НА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВЫСОТАХ
ГРЯДУЩЕЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ
ЗАБОТЫ КОМПАНИИ
ОГРОМНАЯ РАБОТА
ДО ЗАВЕРШЕНИЯ ЕЩЕ ДАЛЕКО
ЧТО ТАМ, ВПЕРЕДИ?
СЧЕТ ЗА ПЕРЕХОД К 2000 ГОДУ
Подготовка доводов

Жаль, но что поделаешь. Мы тут ни при чем. Это все оно - чудовище. Банк, а не человек.

Да, но в банке сидят люди. Вот тут Вы неправы, совершенно неправы. Банк - это нечто другое. Бывает так: людям, каждому порознь, не по душе то, что делает банк, и все-таки банк делает свое дело. Поверьте мне, банк - это чудовище. Сотворили его люди, но управлять им они не могут.

Джон Стейнбек, "Гроздья гнева"
(Перевод Н.Волжиной)

В течение многих лет банки напряженно работали над тем, чтобы изменить представление, которое сложилось о них в далеком 1939 году, когда Джон Стейнбек написал эти уничтожающие слова. Ирония судьбы заключается в том, что с приближением 2000 года банки снова оказались в ситуации, когда банковский механизм, казалось бы находящийся под контролем, ставит под угрозу всю финансовую инфраструктуру.

На сей раз той силой, которая стоит за людьми, представляющими банк, является компьютерная система. Сила, которую приветствовали за все то полезное, что она принесла с собой. Сила, которая теперь находится на грани краха. Парадокс ситуации заключается в том, что с приходом нового тысячелетия и сменой показаний внутренних часов мэйнфреймов и других вычислительных систем с 12/31/99 на 1/1/00 системы не смогут отличить 1900 от 2000 года, в результате, вполне возможно, эти системы окажутся повергнуты в состояние хаоса.

Несмотря на то что такой взгляд на развитие событий выглядит чересчур пессимистическим, исследования подтверждают, что финансовый мир (так же, как и многие сферы промышленности) обязательно подвергнется напастям, если не займется проблемой, получившей название "переход к 2000 году".

Всемирно известное финансовое учреждение - Бостонский банк (Bank of Boston) - полагает, что это зловещее предсказание не далеко от истины. Вот почему банк взялся за подготовку своих систем к наступлению 2000 года. Реализация этого решения сопряжена с большой и напряженной работой, однако она, бесспорно, необходима для банка, если он хочет продолжать заниматься своим бизнесом - и при этом сохранять влияние - в наступающем столетии.

НА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВЫСОТАХ

Стратегии корпораций представляют собой часто лишь декларации на бумаге. Однако подобное утверждение не относится к Бостонскому банку, где стратегия воспринимается не только как способ ведения бизнеса, но и как руководство по созданию новых услуг, совершенствованию существующих и контролю за перспективными разработками. Поэтому неудивительно, что этот банк взвешенно обдумывает неизбежные последствия перехода в новое тысячелетие. Обязательства банка относительно доходов его акционеров, качества обслуживания клиентов и поддержания реноме вынуждают банк отнестись со всей серьезностью к оценке возможных последствий указанного перехода.

"В складывающейся ситуации у нас нет иной альтернативы, кроме той, чтобы заняться тщательным изучением проблемы и установить степень риска, - заявляет старший менеджер проекта Бостонского банка по подготовке к 2000 году Дэйв Ясино. - Когда мы осознали, что некоторые базовые элементы нашей корпоративной стратегии могут подвергнуться опасности вследствие наступления нового тысячелетия, то поняли, что не стоит так рисковать".

Несмотря на подготовку конкурентов к наступлению 2000 года, руководители многих корпораций по-прежнему занимают выжидательную позицию - "надейся и жди". Однако те, кто активно занят подготовкой, рассматривают ее не только как способ избежать некоторых системных сбоев, но и как одну из возможностей укрепления конкурентоспособности своего бизнеса. (Дополнительную информацию о том, каким образом персонал Бостонского банка подходит к решению проблемы 2000 года и какие удачные предложения он представил на рассмотрение высшему руководству банка, можно найти во врезке к статье.)

Ясино говорит, что преимущества, получаемые банком от использования программного обеспечения, предпочтительнее демонстрировать на примерах из области бизнеса, а не с помощью технической терминологии. Например, если наступление нового тысячелетия не принимать во внимание, то вполне вероятна ситуация, когда корпоративные клиенты не смогут осуществить электронные переводы в миллионы долларов. Аналогично, клиенты не смогут получать наличные деньги в банкоматах. "Снятие 50 долларов наличными представляет для нас точно такую же важную операцию, как и многомиллионные сделки, - поясняет Ясино. - Невозможность выполнения даже самой простейшей операции идет вразрез с нашей корпоративной стратегией".

Ясино замечает, что банк будет напряженно работать над нейтрализацией последствий этой сложной ситуации, и вполне возможно, что, поступая таким образом, он извлечет из нее какие-нибудь преимущества для своего бизнеса. Однако достижение поставленных целей дорого обойдется банку. Самые оптимистичные оценки показывают, что в течение последующих 3,5 лет банк израсходует миллионы долларов на обеспечение безболезненного перехода к 2000 году. Оценка возможного риска показывает, что эти затраты неизбежны. "Мы свято чтим интересы наших клиентов", - сказал Ясино.

В связи с наступлением нового тысячелетия финансовая отрасль в целом находится в затруднительной ситуации. В настоящее время нет какой-либо четкой стратегии относительно того, каким образом банки должны организовать работу своих систем, чтобы удовлетворить потребности клиентов. Однако, как только достаточное число ответственных лиц, регулирующих банковскую деятельность в США, осознает возможную угрозу отсутствия такой стратегии, вопрос будет снят.

ГРЯДУЩЕЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ

Для тех людей, которые заняты проблемой 2000 года, она реальна, однако для остальных - это просто набор слов. Сутью рассматриваемой проблемы является ограниченность количества позиций, отводимых в логике компьютеров и прикладных программ для записи календарных дат. На многих мэйнфреймах до сих пор работают программы, которые отображают дату в формате MM/DD/YY, оставляя по две позиции для месяца, дня и года. При наступлении нового столетия цифры в позициях года превращаются в "00", как следствие, система не может различить 2000 и 1900 года.

Когда-то, в 60-х годах, разработчики приняли решение использовать для поля, отведенного под хранение года, две цифры вместо четырех с целью экономии места и финансовых ресурсов. Отбрасывание двух цифр, обозначающих столетие, из каждой строки программного кода тогда обеспечило огромную экономию. Однако со временем, после того, как место, отводимое для хранения данных, перестало служить камнем преткновения, никто и не подумал вернуться назад и изменить длину поля для записи столетия. Теперь же решение возникшей проблемы требует преобразования огромных массивов программного кода, содержащего календарные даты, т.е. большинства прикладных программ из области финансов и других бизнес-приложений.

Для множества компаний, перед которыми стоит проблема 2000 года, пилюля оказывается горькой. Возможностей две: ничего не делать и надеяться, что система сможет справиться сама, или что-то предпринять и снизить степень риска. Если вы выберите последнюю альтернативу, то переход к 1 января 2000 года с достаточной степенью вероятности окажется безболезненным.

Несмотря на то что расходование огромных денежных сумм может поначалу не принести каких-либо выгод, подготовившиеся к наступлению нового тысячелетия компании смогут извлечь преимущества из своего положения в отрасли. Те же компании, у которых отсутствует план соответствующего перехода, по мере усиления конкуренции станут просто беспомощными.

Нейтрализация последствий перехода относится к числу приоритетных далеко не во всех компаниях, тем не менее она таковой является. Более того, когда этот переход касается финансовых учреждений, его возможные последствия просто нельзя игнорировать. Бостонский банк начал подготовку к тому, что его, по-видимому, ждет, еще два года назад, и администрация до сих пор не уверена, есть ли у банка на это время.

"Для нас, - объясняет Ясино, - сложность заключается не только в решении проблемы до наступления 2000 года, но и также в том, что некоторые финансовые проекты завершаются уже после наступления 2000 года".

Как поясняет Ясино, банк уже имел опыт индивидуальной работы с закладными, депозитными сертификатами и подобными финансовыми документами со сроком погашения в будущем. Он соглашается, что сейчас процесс не отработан.

ЗАБОТЫ КОМПАНИИ

Несмотря на то что необходимость решения проблемы 2000 года очевидна, многие компании, обеспокоенные проблемой перехода, отказываются поделиться информацией. Причин такого отказа множество, но, главным образом, банки и компании стремятся получить в конкурентной борьбе преимущество благодаря непрерывности операций и после наступления 2000 года.

Более правдоподобно, что финансовые компании просто не хотят тревожить клиентов. У каждого банка схожий круг задач, одинаковый период времени, в течение которого должен быть осуществлен переход, и одни и те же обязанности перед своими клиентами. "То, каким образом банк решает эту проблему, -считает Ясино, - служит хорошим показателем отношения компании к своим обязательствам перед клиентами".

По словам экспертов, "молчание" играет немаловажную роль в проблеме 2000 года. Компании, подобные Бостонскому банку, стремятся обезопасить свои фьючерсы, решая надвигающуюся проблему заранее и поощряя своих корпоративных клиентов и поставщиков поступать так же, как и они. "Нет никакого проку держать в секрете свои планы относительно 2000 года, - полагает Ясино. - Эта информация должна быть как можно более доступной. В мире, где все взаимосвязано, одно учреждение не может существовать отдельно от других".

Корпоративные стратегии и цели занимали важнейшее место с того самого момента, когда Бостонский банк приступил к исследованию проблемы. "Мы взялись за эту проблему потому, что рассматриваем наших клиентов и акционеров как главную цель бизнеса, - указывает Ясино. - Нам не хотелось бы рисковать благополучием своих клиентов. После предварительного анализа проблемы нам стало ясно, что если мы не предпримем каких-либо мер, то риск окажется слишком велик".

Служащие Бостонского банка не только обеспечивают качественное обслуживание, но и постоянно повышают его. Они работают единой командой и исповедуют такие общие принципы, как инициатива, честность и индивидуальный подход. При подобных отношениях в компании, по мнению Ясино, гораздо легче справиться с проблемой подобных масштабов. К счастью, главного инженера Бостонского банка Майкла Лезенски не пришлось долго убеждать в том, что ситуация представляет собой проблему. "Майкл поддержал проект с самого начала. После нашей первоначальной оценки он занялся более глубоким анализом, - комментирует Ясино, - и постарался определить цель, затраты, а также сформулировать соображения для руководства с целью обосновать запрашиваемое финансирование на 1996 год". Проблема перехода рассматривалась как риски и как благоприятные возможности для получения преимущества в конкурентной борьбе. С самого начала проект расценивался как имеющий непосредственное отношение к бизнесу.

Если получение поддержки со стороны высшего руководства Бостонского банка оказалось делом довольно простым, то ответственные лица в других компаниях до сих пор сталкиваются с серьезными препятствиями на этапе представления подобного плана своей администрации. По мнению Ясино, этот первый шаг является критическим для проекта. "Поддержка проекта означает не только получение финансовых средств на его реализацию, но также и внимание со стороны администрации - о том, насколько это важно, говорить никому не надо. По традиции наша философия работы заключалась в планировании и выполнении. В случае же проекта перехода к новому тысячелетию - это планирование и выполнение, затем снова планирование и снова выполнение".

По мере того как Бостонский банк все больше углублялся в проблемы, основные вопросы стали вырисовываться все четче. Во-первых, специалисты банка поняли, что процесс выявления строк программного кода, зависящих от календарных дат, будет, мягко говоря, непрост. Согласно оценкам отрасли, затраты на выявление, корректировку и тестирование проблемы составят от 50 центов до 1 доллара в расчете на одну строку кода. Какова будет общая сумма, можно легко посчитать, зная, что некоторые приложения содержат миллионы строк программного кода.

Кроме того, информация, касающаяся перехода, представляла собой огромную и сложную задачу с точки зрения ее распространения. Банк должен был обеспечить согласованность сообщениий о намерениях в рамках всей корпорации, а ведь банк ведет операции по всем миру. Отделения банка нуждались в общем анализе проблемы и разработке решения для отождествления, изменения и проверки всех своих данных.

Однако на этом работа над проблемой не заканчивается. Для банка оценка имущества корпоративного клиента неотделима от исследований риска, связанного с этим клиентом. "Прежде чем предоставить займы для компаний, мы оцениваем их способность вернуть долг, - поясняет Ясино. - Если при анализе финансового состояния наших корпоративных клиентов мы обнаруживаем, что они не предпринимают никаких шагов на пути к решению проблемы перехода в новое тысячелетие, то их сложности волей-неволей становятся нашими".

Проект перехода не должен забывать и о локальных сетях. "Среди организаций наблюдается тенденция к исключению приложений типа клиент-сервер из процесса сертификации и тестирования на предмет готовности к наступлению нового тысячелетия, - говорит Ясино. - Большинство людей полагает, что поскольку локальные сети являются современной технологией, они избавлены от унаследованных проблем".

Однако, по словам Ясино, приложения, предназначенные для работы в сетях, заслуживают не меньшего внимания. "Между источником информации и пользователем ПК или рабочей станции имеется множество промежуточных звеньев. Эти компоненты были разработаны сторонними организациями со своими подходами и уникальными стандартами, если таковые вообще у них имелись". По мнению Ясино, приложения для работы в сетях не отличаются по существу от наследуемых систем, которые, как ожидается, вызовут наибольшие сложности.

ОГРОМНАЯ РАБОТА

Всемирная корпоративная сеть Бостонского банка построена на базе множества различных компьютерных платформ, машин типа VAX и AS/400, на каждой из которых имеются уникальные приложения и данные, которые должны быть преобразованы из двузначного формата представления года в поле с четырьмя позициями (см. Рис. 1).

Picture 1 (1x1)

Рисунок 1.
Бостонский банк готовит свои системы к наступлению 2000 года. Это учреждение, выполняющее операции по всему миру на нескольких аппаратных платформах с уникальными системами, в настоящее время преобразует формат календарных дат из двузначного представления календарного года в четырехзначное.

В качестве завершающего этапа Бостонскому банку осталось преобразовать поле для хранения календарного года в четырехзначный формат на всех мэйнфреймах.

Сегодня, когда СУБД банка, ориентированные на работу в локальных сетях, получают данные о календарной дате в двухзначном формате представления года, они выполняют перевод данных в формат с четырьмя позициями по методу скользящего окна. Скользящее окно анализирует каждое число, поступающее в базу данных, и действует на это число предписанным образом.

Метод скользящего окна представляет временное решение проблемы перехода. Если, к примеру, разграничительное значение для скользящего окна установлено равным 50, то двухзначные числа, обозначающие календарный год меньше 50, будут храниться в базе данных в виде 20хх, а двузначные числа больше 50 - в виде 19хх. Это паллиативное решение беспокоит Ясино ввиду своей ограниченности. "Возмем для примера дату рождения, - предлагает Ясино. - Если человек родился в 1948 году, СУБД будет хранить двузначное число 48 в виде 2048, что является ошибочным заключением. С формальной точки зрения, такой клиент просто не существует для банка. Банк не может установить демографические данные клиента на основании такой информации и, как следствие, не будет его обслуживать".

Поэтому банк намерен отказаться от скользящих окон. Иными словами, формат с четырьмя позициями для хранения календарного года будет соответствующим образом определен в самом источнике информации посредством корректировки приложения, генерирующего эти данные. Как следствие, СУБД в локальных сетях станут получать значение года в четырехзначном формате. "Любые данные о годе, передаваемые СУБД, будут представлены в формате с четырьмя позициями с помощью порождающего их приложения, - подтверждает Ясино. - Такой подход предполагается применять к наследуемым прикладным программам и приложениям типа клиент-сервер для локальных сетей".

В качестве завершающей стадии интеллектуальные средства должны быть запрограммированы и затем протестированы при различных сценариях. "Если наследуемые данные не будут преобразованы, они будут храниться на сервере баз данных в локальной сети в соответствии с правилом скользящего окна", - уточняет Ясино. Аналогично, по его словам, если приложение типа клиент-сервер в локальной сети принимает двузначное число, обозначающее год, в качестве входной информации, то СУБД будет хранить это число в базе данных в формате с четырьмя позициями для календарного года, в соответствии с правилами скользящего окна.

Вопросы, касающиеся календарной даты и времени и связанные с переходом к 2000 году, на этом не исчерпываются. Одним из таких вопросов является вопрос стандарта для обозначения даты и времени. Встроенные системные часы имеются на ПК, в локальной сети, содержащей приложение, и сервере баз данных, причем все они могут иметь различные форматы представления даты и времени. Еще один вопрос касается стандартов на процедуры расчета календарных дат на уровне приложений, в том числе определения високосного года, дня недели и т.д. Использование же производителями прикладного и системного ПО протоколов и форматов для представления календарных дат представляет собой отдельный вопрос.

ДО ЗАВЕРШЕНИЯ ЕЩЕ ДАЛЕКО

Понимание того, что необходимо изменить, - уже достижение; реализация же этих изменений представляет собой фундаментальную задачу. Наиболее важным этапом решения данной задачи является тестирование. Поскольку все манипуляции, связанные с изменением соответствующих строк программного кода, отличаются новизной, решающее доказательство того, что они применены надлежащим образом и обеспечивают взаимодействие со всеми приложениями и системными платформами, можно получить лишь при выполнении заключительного теста.

В Бостонском банке тестирования проводятся совместными усилиями группы, занятой проектом перехода к новому тысячелетию, - подразделением банка, владеющим конкретным приложением (например автомобильные займы или проверка счетов), и бизнес-партнером, использующим это приложение.

Участники, занимающиеся тестированием, готовят тестовые данные всех возможных типов - дни рождения, даты последних транзакций и сроки погашения закладных - с таким расчетом, чтобы они охватывали все возможные ситуации при переходе к новому столетию.

Процесс тестирования является специфичным для каждого приложения, причем наиболее важные данные тестируются наиболее тщательно. "Предназначенное для работы в локальных сетях приложение, в минимальной степени зависящее от календарных дат, не создает такого большого риска, как предоставляемая внешним клиентам банка услуга, чувствительная к дате, типа отсроченного перевода средств, - говорит Ясино. - Эта своего рода ранжирование по важности обработки данных должно быть спланировано и выполнено очень тщательно".

ЧТО ТАМ, ВПЕРЕДИ?

Побочные аспекты проблемы, связанной с переходом к 2000 году, также доставляют большое беспокойство. Кроме очевидных этапов - получение одобрения со стороны администрации, разработка эффективного плана, передача плана всем клиентам, определение необходимых изменений, внесение этих изменений,- встает также вопрос о том, кто будет платить по счетам. "Мы не перекладываем наши расходы, связанные с данной проблемой, на клиента, - заверяет Ясино. - Они входят в затраты, связанные с ведением бизнеса; если искомое решение необходимо для сохранения наших позиций в бизнесе и после 2000 года, то оно станет для нас приоритетным. Все очень просто".

Не все компании столь же благородны. Многим захочется переложить затраты на плечи клиентов, повысив цены на услуги или экономя на других услугах. К тому же проблема может иметь юридические последствия, если что-нибудь пойдет неправильно, или ошибки, сделанные на этом пути, заставят компании вернуться к исходной позиции. В качестве положительного момента следует отметить то, что смена тысячелетия "подтолкнет" процесс распространения открытых систем - еще одна проблема, над которой бьется компьютерная отрасль.

Являясь одним из элементов огромной финансовой структуры, Бостонский банк с уверенностью смотрит в будущее несмотря на то, что для его систем приближается зловещий срок - 2000 год. Насколько эффективна или даже необходима вся проделанная банком работа, еще предстоит увидеть. Однако судьба компании, чьи работа и средства были потрачены впустую, все же привлекательней той, что ничего не предпринимала для подготовки к 2000 году, поскольку 1 января 2000 года такая компания увидит, что все системы и весь ее бизнес в состоянии хаоса.


Пэт Бэкер, глава Becker Communi-cations, специалист по проблеме перехода к 2000 году. Связаться с ней можно через CompuServe по адресу: 103436.541@compuserve.com.

СЧЕТ ЗА ПЕРЕХОД К 2000 ГОДУ

Подготовка доводов

Если вы считаете свою работу трудной, попытайтесь представить себя на месте человека, который должен просить свое высшее руководство о многомиллионном финансировании проекта, причем такого, от которого его компания не получит по большому счету ничего, кроме возможности и дальше вести свой бизнес обычным образом.

В Бостонском банке расходы на нейтрализацию последствий проблемы 2000 года все меньше рассматриваются как необходимое зло и все больше как важное дело.

"Мы считаем имеющееся у нас программное обеспечение одной из своих ценностей, - утверждает старший менеджер проекта Бостонского банка по переходу к 2000 году Дэйв Ясино. - Если вы оцениваете ПО с точки зрения того, что оно делает для вас, необходимость оградить его от сбоев становится задачей номер один".

Исходя из этой простой, но веской предпосылки, Бостонский банк намеревается разработать бизнес-план, способный обеспечить работоспособность компании в новом тысячелетии. К сожалению, согласно общей закономерности, чем выше положение человека в организации, тем хуже он понимает технические вопросы (давняя дилемма, досаждающая специалистам в области обработки информации уже в течение многих лет). В настоящее время, столкнувшись с более угрожающей, чем прежде, ситуацией, менеджерам по информации необходимо проявить всю свою изобретательность для обеспечения финансирования.

"Слишком много людей рассматривают траты на обеспечение перехода к 2000 году как безвозвратно потерянные инвестиции, - считает Ясино. - Нашей целью было показать не только то, какие средства необходимы для решения проблемы, но и то, каковы будут потери, если компания не отважится на эти расходы".

Если рассматривать ПО в виде актива, то один из очевидных доводов состоит в том, что при отсутствии программ или при наличии ошибок в системе, работающей с этими программами, компания может быть буквально вышвырнута из бизнеса. Компании, которые подготовятся к смене столетия, получат заметное преимущество в конкурентной борьбе.

Однако несомненны и другие преимущества. "Возможность выполнять операции после наступления нового тысячелетия поднимет авторитет нашей компании", - подчеркивает Ясино. Он нашел решение для Бостонского банка при поддержке главного инженера компании Майкла Лезенски. Лезенски занимает достаточно высокое положение в структуре банка для понимания целей его бизнеса и, кроме того, знает как о преимуществах, так и о недостатках технических систем.

План, разработанный Ясино и его группой, был скрупулезно продуман. С самого начала ключевые вопросы рассматривались как руководство к действию. "Мы делали упор на том, что, помимо всего прочего, рассматриваемая проблема связана с защитой наших активов, - поясняет Ясино. - Мы рассматриваем ПО как одну из наибольших ценностей, имеющихся у нас".

Первым шагом был поиск консультанта по проблеме перехода в новое тысячелетие. Работая с фирмой Data Dimensions, занимающейся консалтингом по проблеме 2000 года, банк составил опись своего программного обеспечения в соответствии с его назначением и оценил проект в соответствии с необходимым уровнем объемов работ, который затем перевел в денежное выражение. По мнению Ясино, анализ ПО с точки зрения его назначения (например депозиты, займы и международные операции) сделал изложение ситуации более понятным для высшего руководства банка.

Результаты инвентаризации были переведены в человеко-дни. "Реально необходимые затраты определяются тем, сколько мы платим специалистам, выполняющим соответствующие функции", - добавляет Ясино.

При планировании затрат программные активы поделили на две группы: те, которые банк разработал сам, и те, которые были приобретены. В случае Бостонского банка соотношение между этими группами составило, примерно, 50 на 50.

Для определения расходов на обновление кода уровень требуемых работ умножался на тариф зарплаты в рамках компании. Поскольку покупной код составлял 50 процентов в портфеле банка, эта величина была удвоена с учетом реинтеграции перепрограммированного кода поставщика ПО.

До этого момента оценки затрат на проект учитывали только обновление миллионов строк программного кода, зависящего от календарной даты, иными словами, корректировку данных с целью их согласования по дате. Другие затраты, в том числе на управление, аппаратное обеспечение и тестирование, будут учтены позднее.

Для иллюстрации формулы, используемой для вычисления стоимости проекта, предположим, что общие затраты составят 1 доллар. Оставляя 25 процентов на непредвиденные расходы и 5 процентов на предполагаемые расходы на аппаратуру, составляющие для указанной формулы могли бы быть выражены следующим образом:

0,40 доллара = затраты банка на самостоятельное обновление кода (35%)
0,40 доллара = затраты на интеграцию обновленного кода, полученного от поставщика ПО (35%)
0,08 доллара = расходы на оборудование (5%)
0,12 доллара = непредвиденные расходы (25%)
1,00 доллар = полная смета

Для таких компаний, как Бостонский банк, затраты на реализацию перехода к 2000 году могут значительно превзойти уровень в несколько миллионов долларов, однако если это позволит в новогодний вечер 1999 года откинуться на спинку кресла и расслабиться, то потраченные усилия, по-видимому, можно будет считать оправданными.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями