Облака стремительно меняют ИТ-ландшафты предприятий, и Россия не исключение: в этом году оте­чественный рынок облачных сервисов, по оценкам аналитиков, приблизится к полумиллиарду долларов. Облакам стали доверять не только вспомогательный функционал, но и критически важные системы. Computerworld Россия опросил представителей ряда провайдеров облачных сервисов и интеграторов о том, какие компании наиболее склонны переходить в облака, какие предложения больше всего востребованы, кто является драйвером или, наоборот, тормозом перехода на облачные системы. На наши вопросы ответили Динар Гарипов, руководитель направления развития бизнеса департамента облачных технологий группы Softline, Никита Дергилев, руководитель облачного провайдера «Техносерв Cloud», Аркадий Карев, вице-президент группы «Борлас», и Антон Захарченко, руководитель направления разработки облачных решений МТС.

Предмет рассмотрения

По данным аналитического агентства IDC, в 2016 году облачные сервисы стали одной из самых динамичных областей российского ИТ-рынка. Этот сегмент вырос на 20,1% по сравнению с 2015-м — до 422,11 млн долл. Доля публичных облаков составила 86,8%.

Наибольшей популярностью пользуется SaaS (программное обеспечение как сервис) — 63,4%. Доли IaaS (инфраструктура как сервис) и PaaS (платформа как сервис) значительно меньше — 28,3% и 8,3% соответственно.

Наибольшим спросом облака пользовались в розничной и оптовой торговле, финансовом секторе, промышленном производстве и сфере профессиональных услуг: на их долю пришлось в сумме более 50% объема потребления сервисов. При этом в IDC отметили изменения в структуре потребления облаков в России: крупные и очень крупные организации повысили свою долю.

В этом году, по прогнозам аналитиков, рынок облачных сервисов вырастет на 11,8%, опережающими темпами будет расти потребление инфраструктурных сервисов. А к 2021 году объем рынка достигнет 696,18 млн долл.

Взгляд на развитие облаков наших респондентов в целом совпадает с выводами аналитиков. Лидирующая роль SaaS не подвергается сомнению. Потребление таких сервисов, как электронная почта, CRM, и многих других не из облака часто уже не рассматривается, особенно если мы говорим о малом и среднем бизнесе», — считает Дергилев. Более того, облака, по мнению Гарипова, привнесли с собой софтверные сервисы, которых раньше, «в локальном варианте», не было.

Растет популярность и IaaS (Захарченко даже считает, что именно перевод в облака инфраструктурных сервисов способствует принятию многими компаниями SaaS-решений), тем более что во многих случаях осуществляется переход не с сервера в облако, а из локального гипервизора в облачный.

В целом сценарии использования облаков становятся все сложнее, в них начинают переносить критические системы, хотя и не полностью. «Мы, конечно, еще не встречали в компаниях, с которыми работаем, полностью облачных инфраструктур. То, что используется, — это гибридные модели в том или ином сочетании», — говорит Карев.

Счастливы по-своему

Ответы на вопрос о том, какие черты объединяют компании, склонные к переходу в облако, касались самых разных характеристик. Если смотреть на сферы деятельности, то это организации, работающие на рынках «с минимальной маржой и высокой конкуренцией за эту маржу» (например, розничная торговля, финансовый сектор). Этот тип предприятий назвали Гарипов и Карев. Дергилев добавил в число «облакозависимых» компаний также те, чей бизнес завязан на продажи или продвижение через Интернет.

Еще одну категорию потенциальных клиентов облаков, независимо от сферы деятельности, по мнению Гарипова, образуют организации, деятельность которых носит ярко выраженный сезонный характер: «Им нерентабельно вкладывать деньги в локальную инфраструктуру для того, чтобы пережить пиковую нагрузку, потому что ресурсов в пик порой требуется в десятки раз больше». Таким организациям, считает он, выгоднее в «высокий сезон» докупать дополнительные облачные ресурсы в дополнение к тем мощностям, которыми они пользуются в остальное время.

Также, полагает Гарипов, легче переходят в облака территориально распределенные компании (например, крупные торговые сети), вычислительные мощности которых сконцентрированы в едином центре. У таких компаний уже есть навык удаленной работы, и переход от собственного ЦОД в облачный у них происходит проще.

Размер компании при миграции в облако тоже имеет некоторое значение. Так, Карев полагает, что охотнее всего в облака переходят очень крупные компании, которым становится тяжело управлять своим ИТ-хозяйством, не говоря уже о том, чтобы его развивать, а также совсем маленькие, которым не хватает ресурсов, чтобы купить серверы, содержать площадку под них, нанимать админа. Или новые направления в рамках крупных структур, которым аренда ИТ-мощностей позволяет быстро стартовать, добавляет Гарипов.

Важнейший фактор, обеспечивающий успешность перехода в облако, — состояние самой компании и готовность к этому ее руководства. Бизнес-процессы в компании должны быть зрелыми, руководство должно иметь стратегию ее развития и быть готовым к переменам, в том числе к смене устоявшихся, «созревших» бизнес-схем.

Бизнес — за. Кто против?

По общему мнению, наибольшую выгоду от использования облаков чаще всего видят владелец компании, ее руководители и финансовый директор. Первым двум облака представляются средством оптимизации нецелевых расходов. А для финансистов облачные сервисы означают предсказуемость затрат на ИТ посредством пресловутого «перевода капитальных затрат в операционные». Это основые двигатели перехода в облака.

Еще одна категория сторонников облаков — руководители функциональных направлений. По словам Карева, в облаках они видят для себя возможность быстро получить недостающие ИТ-ресурсы для существующих бизнес-процессов или даже выстроить новый процесс на базе облачного решения — без длительных процедур закупки серверов, софта, его внедрения, присущих традиционным проектам.

Более того, по словам Дергилева, отдельные подразделения зачастую начинают самостоятельно внедрять облачные теневые ИТ, использование которых может стать головной болью и для служб безопасности, и для ИТ-отделов.

Основным же противником облаков, по общему мнению, является служба безопасности, которая считает, что обеспечить защиту в облаках довольно сложно. Причем, как отметил Дергилев, «чем крупнее заказчик, тем больше вопросов (по части безопасности. — Д. Г.) возникает».

Что до ИТ-директоров, то они занимают промежуточную позицию. Они понимают плюсы и минусы облачной модели. При этом им достаются в основном минусы: сложная работа, связанная с интеграцией облачных сервисов и существующей инфраструктуры, управление сервисами, взаимодействие с провайдерами. Кроме того, облачная модель уменьшает бюджеты, находящиеся в распоряжении ИТ-директоров, а от их размеров негласно зависит степень влияния на процессы в компании.

Тем не менее, по наблюдению Дергилева, понемногу ИТ-директора склоняются к использованию облаков и сейчас голосуют за них приблизительно в половине случаев, тогда как пару лет назад сторонников было лишь около 30%.

Возможно, «перековавшиеся» поняли, что, несмотря на вышеупомянутое формальное уменьшение бюджета, их роль в компании при переходе в облака растет: если раньше они были только техническими специалистами по обслуживанию серверов, то теперь становятся экспертами, которые рекомендуют, какие из ИТ-инструментов будут наилучшим образом соответствовать задачам бизнеса.

Несколько тормозит внедрение облаков со стороны ИТ наличие большого собственного хозяйства, с которым жалко расставаться. Поэтому некоторые компании переходят в облака понемногу, по мере устаревания установленного парка серверов, благо технологии это позволяют. Или по мере добавления нового ИТ-функционала, который проще сразу разворачивать в облаке, минуя стадию собственного ЦОД.

Изменяется и позиция служб информационой безопасности, при всем их консерватизме. Они начинают нарабатывать практику работы с облачными решениями, понимают их плюсы, осознают, что того уровня безопасности, который обеспечивает грамотный провайдер, собственными силами добиться очень трудно. Как отметил Карев, «бизнес-данные любой компании намного проще получить через инсайдера, чем взломать провайдера облачных услуг».

Из тени в свет…

Использование теневых ИТ (не только облачных), о которых упоминал Дергилев, по общему мнению, практически неизбежно: кто не пользовался файлообменниками, бесплатной электронной почтой или просто собственным смартфоном при решении рабочих задач? Оценки аналитиков относительно использования теневых ИТ весьма впечатляют: «в компаниях в среднем в восемь раз занижают оценки использования облачных сервисов» (исследование Cloud Security Alliance); «для хранения критичных данных в компаниях используется в 15 раз больше облачных сервисов, чем утверждено руководством» (Cisco); «более половины ответственных руководителей пользуются приложениями или программами, не прошедшими проверку в ИТ-службе, а среди генеральных директоров таких пользователей оказалось 75%» (Code42).

Все наши респонденты так или иначе сталкивались с этой проблемой. Теневыми сервисами начинают пользоваться тогда, когда ИТ-отдел не предлагает ничего со схожей функциональностью. Бороться с этим явлением бессмысленно. «Если вы неправильно уложите дорожки в парке, то люди будут ходить коротким путем по газону. То есть все равно будут пользоваться удобными им сервисами», — говорит Карев. Поэтому ИТ-подразделение должно не бороться с теневыми ИТ, а ввести их работу в общее корпоративное русло, встроить эти сервисы или их аналоги (благо таковых, заточенных под бизнес-использование, на рынке хватает), в том числе собственной разработки.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF