Георгий Полихрониди: «Невозможно качественно делать абсолютно все и при этом сохранять лидирующие позиции на рынке»

Актуальные технологические тенденции меняют сложившийся ландшафт ИТ-рынка и роли его основных игроков. Вместе с тем характер происходящих перемен тесно увязан с текущей ситуацией в экономике, которую вряд ли можно назвать благополучной. Что в этих условиях следует предпринимать системному интегратору, чтобы в полном объеме удовлетворить корпоративных заказчиков, чьи потребности меняются вместе с рыночной конъюнктурой? Об этом Computerworld Россия рассказал генеральный директор компании IBS Platformix Георгий Полихрониди.

Рынок ИТ сильно меняется, прежде всего под влиянием новых технологических концепций — виртуализации, облачных вычислений, корпоративной мобильности. А как должен меняться интегратор и его роль с учетом этих новых тенденций?

Многие сейчас говорят про облака, виртуализацию и другие важные тенденции. Но давайте посмотрим на происходящее с точки зрения крупных интеграторов, выполняющих серьезные интеграционные проекты. Что для них сегодня меняется в плане предложения услуг? Лет 10–20 назад основная функция системного интегратора состояла в том, чтобы при развертывании «железа» грамотно определить оптимальную конфигурацию аппаратно-программных средств, на которые потом опирались бы прикладные системы. И что принципиально изменилось с тех пор? Ничего. Несмотря на появление новых тенденций, основные задачи интегратора остались прежними.

Ведущие вендоры, например Microsoft или Oracle, теперь предлагают инфраструктуру заказчикам непосредственно из своих облаков. Зачем в этой ситуации клиенту интегратор?

«Боевые», критичные системы предприятий вряд ли уйдут в чужое или публичное облако. По разным причинам. Во-первых, это может привести к нарушению законодательства о персональных данных, что актуально не только для России — подобные ограничения есть во многих странах. Во-вторых, есть специфические виды деятельности, для которых публичные облака тоже неприемлемы. Например, банки никогда не отдадут на сторону ту часть инфраструктуры, с помощью которой они зарабатывают деньги. Но, с другой стороны, банк может использовать инфраструктурные решения для построения резервных систем в частном облаке. Появление такого класса задач открывает новые возможности для интегратора, занимающегося инфраструктурными проектами. Однако принципиально ничего не меняется. В конечном итоге такие проекты предусматривают поставку серверов. Правда, их настройка теперь подразумевает не только развертывание системы виртуализации, чем мы занимаемся уже пять лет. Необходимо также создавать порталы самообслуживания, биллинговые системы и другие механизмы, которые будут помогать клиенту рассматривать свои ИТ в рамках сервисной модели.

Значит, роль интегратора не сужается?

Наоборот, расширяется. Для нас появляется новое поле деятельности. Например, многие предприятия сейчас стараются избавиться от собственных почтовых систем. С ними всегда возникает немало проблем. Становится выгодным перевести почту на аутсорсинг или вывести ее в облако. А дальше смотреть — сегодня у тебя 20 ящиков, и ты платишь ровно за это количество. Завтра тебе вдруг потребовалось 5 тыс. ящиков, и ты, не задумываясь об инвестициях в инфраструктуру, просто покупаешь нужные ресурсы в облаке. Таким образом предприятие освобождается от рисков избыточного инвестирования, потому что есть общее правило: если ты строишь инфраструктуру сам, то затраты всегда опережают текущие потребности. Такие проекты окупаются с трудом. Предпочтительнее выглядит облачный вариант. Но как осуществить миграцию почтового сервиса в облако? Это сопряжено с определенными сложностями, которые и призван решить интегратор. Другой пример: есть ИТ-системы, давно используемые заказчиками в режиме аутсорсинга. Допустим, бухгалтерия. Есть облачные решения в этой области, такие как «1С». Но перенос бухгалтерии в облако тоже довольно серьезный проект. И здесь возникает новое поле деятельности — услуги по такой миграции. То есть с появлением облачных технологий спектр наших услуг и решений расширяется.

Наряду с появлением новых технологических тенденций в России и в мире меняются экономические реалии, особенно для среднего бизнеса — основного потребителя услуг такого интегратора, как IBS Platformix. Как в этих новых условиях меняются потребности заказчиков в ваших услугах? И как ваша компания реагирует на изменения запросов клиентов?

Что у нас в стране поменялось с точки зрения экономики в сравнении с ситуацией прошлого года или двухлетней давности? Действительно, курс рубля стал менее устойчивым, но в целом в экономике происходят нормальные процессы — слабые вымирают, сильные укрепляются. В последние 15–20 лет мы периодически попадали в условия ежегодного роста бизнеса на 35%. Но в 1998, 2005 и 2008 годах рынок сокращался чуть ли не вдвое, после чего опять наблюдался стремительный рост. Бизнесом в таких динамичных условиях управлять нетрудно. Для компании, растущей на 35% в год, нужно только инвестировать в развитие на 33% больше, чем годом ранее, а на остаток — жить. Если же бизнес падает вдвое, необходимо вдвое сократить издержки, уволить половину персонала. А вот когда бизнес не растет и не падает, и непонятно, как он будет развиваться — вырастет на 1,5% или упадет на столько же, менеджмент испытывает трудности — надо быть эффективным. Европа живет в таком режиме уже лет 30, Америка тоже, и бизнесменам на западных рынках хорошо понятно, что нужно делать в подобных условиях. Теперь и у нас появилась задача день за днем понемногу улучшать свой бизнес. И для этого постоянно выявлять неэффективные процедуры, проводить анализ деловых процессов, находить точки убыточности и ликвидировать их. Одновременно нужно искать точки роста прибыли. Только в этих точках будет наблюдаться уже не 35% роста, а всего лишь 1%. Но достижение такого процента роста и будет самым важным с точки зрения эффективности. Этот рост будет зависеть от большого числа дополнительных факторов, играющих важную роль в регулировании бизнеса. У нас о них лишь начинают говорить. На первый план выходит работа с главным активом ИТ-компаний — с людьми. В такой работе уделяется внимание факторам, на которые прежде не обращали внимания, — этика ведения бизнеса, социальные вопросы и т.? д. И для этого нужны хорошо отлаженные инструменты, основанные на ИТ.

Какие еще задачи должны решать информационные технологии?

Сейчас ИТ трансформируются из сопровождающей функции бизнеса в инструмент, определяющий его функциональность (подчеркну: это касается среднего бизнеса, а не корпораций). Раньше ИТ применялись в бухгалтерии, для решения каких-то частных задач. Теперь ИТ превращаются в «средство для производства», обеспечивая функции аналитики, сбора информации, правильную отчетность и принятие обоснованных управленческих решений. Мы идем к тому, чтобы от ИТ напрямую зависело принятие управленческих решений в бизнесе. Формируется спрос на интеллектуальные услуги. Но их способны предоставить только те, кто заблаговременно инвестировал в расширение экспертизы, в опыт и интеллект.

Каким вы видите развитие ситуации на рынке системной интеграции в России в 2014 году? И каковы планы самой IBS Platformix?

На рынке системной интеграции в целом в текущем году существенных изменений не произойдет. Продолжится уход с рынка небольших игроков, а крупные компании будут развиваться. При этом у крупных интеграторов должно наступить осознание того, что дальше полноценно поддерживать весь функционал, предлагая полный набор услуг, от поставки сложного оборудования до замены лампочек в кабинете генерального директора, невозможно. У компаний должна появиться фокусировка, куда будут направлены все силы и ресурсы, иначе их просто выдавят с рынка. Что касается IBS Platformix, то наша главная задача заключается в том, чтобы полностью охватить все потребности клиентов с точки зрения ИТ-инфраструктуры. В принципе мы уже сегодня их покрываем, но где-то требуются точечные инвестиции в экспертизу.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF