Владимир Соловьев Барс Груп
ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ: «Главная головная боль разработчиков — нехватка нормативной базы и отсутствие ее адаптации под ИТ-системы, из-за чего внедрение МИС застряло на этапе пилота»

По мере развития Единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ) все чаще звучат мнения о необходимости изменения концепции ее создания. Требует ли корректировок путь, по которому идет информатизация российского здравоохранения? И если требует, то каких именно? На эти вопросы Computeworld/MedIT отвечают эксперты рынка.

Дефицит последовательности

Информатизация здравоохранения — это портфель проектов, а корректировки плана — неотъемлемый процесс в реализации любого долгосрочного проекта. К примеру, Великобритания в этом году внесла значительные коррективы в национальный проект информатизации здравоохранения, фактически начав его заново и списав колоссальные затраты бюджета в убытки. «Учитывая, что Мин­здрав участвует в амбициозном проекте информатизации здравоохранения всего третий год, к коррективам надо относиться естественно и не считать принятые на этапе инициации проекта решения ошибками», — сказал Антон Декстер, директор по проектам НИПК «Электрон».

Главное сегодня — не увлекаться корректировкой пути, а попытаться его наконец реализовать, считает Олег Симаков, замдиректора компании «Медстрах». «Наша главная беда в том, что мы не успеваем реализовать в полном объеме один план, как появляется новый, еще лучше, в результате нет ничего или почти ничего завершенного», — сказал он. Сейчас еще не полностью реализовано то, что было запланировано на 2012 год. По расчетам Симакова, около 30 млрд руб., израсходованных за последние два года, составляют примерно четверть суммы, необходимой для первичной информатизации отрасли.

«В стратегическом плане для внедрения ИТ в медицине гораздо важнее последовательность и постоянство, чем мощный разовый толчок, который сделан сейчас», — добавил Борис Зингерман, заведующий отделом ИТ Гематологического научного центра. Тем более что выделенное огромное финансирование не может быть использовано оптимально в условиях ограниченности времени.

Однако, если в 2014-2016 годах финансирование ЕГИСЗ будет приостановлено из-за трудностей с наполнением госбюджета, это будет означать потерю всех инвестиций, сделанных в 2012-2013 годах. «ИТ-решения, которые не стали обязательным элементом повседневной работы, без финансовой поддержки просто отомрут, а не нагруженные системами компьютеры быстро морально устареют», — отметил Зингерман. Но даже в этой ситуации приучение мед­работников к ИТ и их подключение к Интернету очень полезно, полагает он, пусть поначалу их будут больше интересовать погодные сайты.

Чтобы не потерять уже сделанное и обеспечить рациональное расходование средств в отрасли, требуется увеличение инвестиций в информатизацию из бюджета ФФОМС или как минимум сохранение их на прежнем уровне, утверждает Симаков.

Коррекция курса

На осеннем заседании Экспертного совета Мин­здрава РФ по вопросам использования ИКТ в системе здравоохранения было принято решение собрать и обсудить в течение октября 2013 года предложения по совершенствованию текста Концепции создания ЕГИСЗ. Можно ожидать, что акценты в предложениях будут сделаны на региональный сегмент ЕГИСЗ, который пока развивается не так интенсивно, как федеральные сервисы, а также на планомерное внедрение этих сервисов в работу медицинских организаций всех уровней, предположил Симаков.

Большая часть принципов и подходов, заложенных в Концепции, остаются актуальными, но отдельные моменты имеет смысл скорректировать, считает Алексей Сошнин, директор по консалтингу департамента по работе со здравоохранением IBS. В первоначальной версии Концепции предполагалось, что инфраструктура ЕГИСЗ будет строиться по федеративному принципу, но в последней версии закреплен принцип преимущественной централизации вычислительных ресурсов, в том числе и для размещения региональных компонентов ЕГИСЗ. По мнению Сошнина, это было ошибкой. На практике регионы создают собственные вычислительные мощности, и эта ситуация должна быть отражена в новой редакции Концепции.

Более серьезной ошибкой Сошнин и Зингерман считают отнесение Интегрированной электронной медкарты (ИЭМК) к управленческим системам. Это привело к смещению акцентов, к фокусу на использование ИЭМК, в первую очередь для решения задач управления здравоохранением, а не задач обеспечения лечебного процесса, разорванного между различными медицинскими организациями. «ИЭМК следует рассматривать как инфраструктурный компонент, обеспечивающий доступ к медицинской информации и документам», — пояснил Сошнин. В США аналогом такой системы на уровне отдельных штатов являются брокеры обмена медицинской информацией (Health Information Exchange, HIE). Конечно, можно использовать ИЭМК и для сбора четко структурированных данных, необходимых для персонифицированного учета оказанных услуг, и для формирования медицинской статистики, но эти задачи можно решить более простыми средствами.

Первоначальная идея «ИЭМК как инструмент честной медcтатистики» не работает, констатировал Зингерман. Создание системы ИЭМК продвигается трудно во всем мире, сталкиваясь с массой нормативных, организационных и стандартизационных проблем, но главная — не ясно, кому она реально нужна. По мнению Зингермана, крайне важно назначить долгосрочного полномочного оператора системы ИЭМК, заинтересованного в ее развитии. «В советские времена cоздали бы какой-нибудь ВНИИ ИЭМК, который, при должных полномочиях и финансировании, возможно, продавил бы решение нормотворческих, организационных и стандартизационных проблем», — отметил он. На практике второй год меняются коммерческие исполнители, которых трудно обвинить в том, что их интересы не распространяются дальше подписанных актов.

Придется подстегнуть?

«Министерство здравоохранения разработало грамотную стратегию информатизации, но не все запланированное удается выполнить в срок», — заметил Владимир Соловьев, заместитель гендиректора компании «Барс Груп». Основных причин, по его мнению, три. Во-первых, изначально не была учтена разница в готовности регионов к информатизации. К примеру, в отдаленных районах Сибири и Забайкалья нет телефонии и сотовой связи, не говоря уже о доступе к Интернету, там внедрение медицинских систем может растянуться на долгие годы. Во-вторых, параллельно информатизации идет административная реформа здравоохранения: продолжаются процессы реструктуризации, не завершено строительство и ремонт. «Но главная головная боль разработчиков медицинских информационных систем по-прежнему нехватка нормативной базы и отсутствие ее адаптации под ИТ-системы, из-за чего внедрение МИС застряло на этапе пилота, хотя давно пора переходить на промышленные мощности», — отметил Соловьев. К примеру, до сих пор не утвержден справочник лекарственных средств: формально он существует, но для МИС не пригоден.

По мнению Декстера, в первую очередь следует создать условия для развития потенциала отечественных системных интеграторов, специализирующихся в сфере здравоохранения, которые стали появляться после того, как в отрасль пошли федеральные субсидии. Во всем мире требования по сертификации МИС чаще всего не отличаются от требований к медицинскому оборудованию, разработчики вынуждены получать и заключения CE в Европе, и FDA в США. «У нас этого пока нет, что приводит к засилью на рынке низкокачественных, технологически и функционально бесперспективных продуктов», — заявил Декстер.

Когда в отрасли не очень сильны внутренние позывы автоматизироваться, надо, чтобы Минздрав «подстегивал» медучреждения обязательными требованиями предоставления документов в электронном виде, хотя это и будет вызывать яростный негатив у медицинских работников, полагает Зингерман.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF