Руслан Гаттаров
Закон работает не идеально, но это не повод его отменять, считает сенатор Руслан Гаттаров

На этой неделе состоялся круглый стол, на котором представители государства и общественности обсудили первые итоги, наверное, наиболее резонансного закона последнего времени — закона о цензуре в Интернете.

Закон №139-ФЗ, по сути, представляет собой поправки к другим законодательным актам — закону № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», а также законам № 126-ФЗ «О связи» и № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Одной из самых обсуждаемых стали поправки, которые ввели понятие фильтрации интернет-ресурсов и блокировку тех из них, что содержат запрещенную информацию. Под запрещенной информацией понимается детская порнография, а также информация, способствующая распространению наркотиков и склонению детей и подростков к суициду.

Закрыть нельзя блокировать

Само принятие и обсуждение закона вызвало широкий резонанс у общественности, и в первую очередь в интернет-среде. C критикой законопроекта выступили Google и «Яндекс», социальная сеть «ВКонтакте» и российская «Википедия».

Впрочем, несмотря на это, закон был одобрен парламентом в кратчайшие сроки и вступил в силу 1 ноября 2012 года. Тогда же начал работать и один из главных инструментов по его реализации — «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети Интернет, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено», курируемый Роскомнадзором. Этот реестр можно найти по адресу http://zapret-info.gov.ru/, где любой желающий, введя доменное имя, URL- или IP-адрес, может получить информацию, внесен ли запрашиваемый ресурс в реестр или нет. Там же любой желающий может оставить жалобу о наличии запрещенной информации на каком-либо сайте, и она будет проверена ФКСН — если речь идет о наркотических веществах, Роспотребнадзором — если информация касается суицида или Роскомнадзором, который специализируется на детской порнографии, а также распространении любой запрещенной информации в СМИ.

С момента начала работы реестра, по данным Роскомнадзора, поступили заявки на внесение в черный список 13 тыс. сайтов, из них на сегодняшний день заблокировано около 300. Кроме того, временной блокировке по обвинению в пропаганде наркотиков подвергся ряд известных в Рунете ресурсов, в частности энциклопедия «Луркоморье», торрент-трекер Rutracker.org, библиотека «Либрусек» и игра Eve Online. Они были разблокированы Роскомнадзором после того, как убрали запрещенную информацию со своих ресурсов. Чуть позже в список запрещенных попал видеохостинг YouTube, однако очень быстро был исключен из реестра, а его попадание объяснили технической ошибкой.

Работа над ошибками

Как рассказал член Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике Руслан Гаттаров, принявший участие в круглом столе, итоги первого месяца действия закона обсудят на заседании комиссии по развитию информационного общества в Совете Федерации, где могут быть выработаны рекомендации по внесению поправок в закон или подзаконные акты. Однако в целом, подчеркнул он, закон себя оправдывает, хотя и работает пока «не идеально».

Наиболее слабым местом в реализации закона Гаттаров назвал низкую производительность — рассмотрение поданных заявок занимает не три дня, как планировалось, а недели. Этим, в частности, объясняется такая большая разница между количеством поданных заявок на блокировку и количеством уже заблокированных сайтов.

В корректировке, считает сенатор, нуждается и сам механизм блокирования. Сейчас в этой области наблюдается некоторый разнобой: часть ресурсов блокируется по IP, у части доступ запрещается только к определенным страницам. В частности, этим Гаттаров объяснил резонансные блокировки, вызвавшие такую бурю протеста у интернет-общественности. К сожалению, уточнил сенатор, не все провайдеры обладают необходимым оборудованием для реализации блокировки только по URL, но в будущем с этим будет «наведен порядок», пообещал он.

Совершенно иное мнение по поводу эффективности закона высказал медиадиректор SUP Media, которой принадлежит блог-сервис Live­Journal, известный блогер Антон Носик. Он назвал принятый закон «тупым и бессмысленным». Об этом, по словам Носика, свидетельствует полное отсутствие логики в отношении того, что именно надо блокировать и каким образом. «Непонятно, как можно закрывать сайт по обвинению в пропаганде наркотиков, если самого такого понятия нет в мировой практике», — прокомментировал он.

Кроме того, по мнению Носика, в Интернете сложилась уже определенная практика «самоцензурирования»: пользователь жалуется на сайты, содержащие нелегальную информацию, провайдеру или владельцу ресурса, и те своими силами осуществляют блокировку. «Это сложившаяся и работающая модель», — подчеркнул Носик. Государство же, считает он, пытается разрушить ее, исходя из предпосылки, что надо бороться с интернет-площадками, а не сотрудничать. «И в этом заключается самая большая ошибка закона», — подчеркнул Носик. Кроме того, как считает он, исполнение закона возложено на чиновников, которые всегда и везде работают «для галочки», то есть им важно отчитаться о том, как много работы проделано, а не задуматься, нужно ли это делать.

Привлечь общественность

Утверждение Антона Носика о том, что в законе совершенно исключен общественный контроль над его исполнением, отвергли и Гаттаров, и еще один участник круглого стола, председатель правления Регионального общественного центра интернет-технологий Марк Твердынин. Последний напомнил, что представители интернет-отрасли сами подчеркнуто устранились от разработки закона о цензуре Лигой безопасного интернета и отказались от предлагаемой британской модели, где операторы сами блокируют сайты во внесудебном порядке, создав для этих целей собственную организацию. Гаттаров и Твердынин призвали ведущие интернет-компании принять участие в обсуждении первых итогов действия закона и корректировке методов его реализации. При этом, подчеркнули они, закон никто отменять не собирается, более того, борьба с запрещенной информацией будет продолжена. В частности, уверен Твердынин, будет осуществляться сканирование всех пересылаемых по электронной почте файлов на предмет содержания в них детской порнографии.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF