ВЛАДИМИР МАКАРОВ: «Мы выбрали вариант экстремальной разработки»
ВЛАДИМИР МАКАРОВ: «Мы выбрали вариант экстремальной разработки»

Здравоохранение — самое значимое для Москвы направление информатизации. В столице создается система управления потоками пациентов (СУПП), охватившая уже около сотни поликлиник. В течение года планируется разработать систему персонифицированного учета фактически оказанной медпомощи, систему электронных медкарт и cистему управления медицинскими регистрами. Все они станут сервисами единой медицинской информационно-аналитической системы города (ЕМИАС). О первых сделанных шагах и проблемах, с которыми приходится сталкиваться, Владимир Макаров, советник руководителя Департамента информационных технологий Москвы, рассказал Computerworld Россия/MedIT (полную версию интервью см. на сайте проекта www.osp.ru/MedIT/).

Какое место занимает информатизация здравоохранения среди ИТ-проектов столицы?

Первое. Бюджет ДИТ составляет 30 млрд руб., из которых около 8 млрд приходится на здравоохранение. Звезды в Москве сошлись удачно для здравоохранения: смена руководства, выборы потребовали изменений, быстрых и эффективных решений, реальных результатов.

Москва создает собственные информационные сервисы, не дожидаясь появления федеральных, значит, идет своим путем?

Нет. Конечно, Москва в выгодном финансовом положении, но мы не идем своим путем — другие просто стоят.

Как организована работа над проектом создания ЕМИАС?

Над проектом работает около тысячи человек. Проектный офис здравоохранения — это десять человек в ДИТ, которые под моим руководством занимаются координацией проекта. Кроме того, мы привлекли по конкурсу профессионального проектного управляющего, который помогает управлять подрядчиками, контролировать выполнение работ, вести мониторинг, обследовать медучреждения. У нас есть сеть генеральных подрядчиков, которые также привлекают не только своих сотрудников, но и внешних исполнителей. Кроме того, задействованы сотрудники городского контакт-центра и сотрудники московского ФОМС, обеспечивающие соединение своей информационной системы с ЕМИАС.

Можно идти классической каскадной моделью разработки, отводя по паре месяцев на каждый этап, но, если конечный продукт я впервые увижу через 10 месяцев, какова вероятность, что он удовлетворит врачей? Мы выбрали вариант экстремальной разработки, что называется, «с колес». Мы хотим как можно быстрее выдать систему в продуктивную эксплуатацию, получить обратную связь и улучшить ее. Так продукт будет «живой» и ориентированный на конечного потребителя — врача.

C электронной регистратурой это получилось, мы получили 6 тыс. замечаний и три четверти из них удовлетворили. Функционал системы готов примерно на 94%, разработка продолжается — ночью на сервер заливается новый релиз и уже утром поликлиники начинают с ним работать.

C электронной медкартой так не получится, срок разработки будет более длинным, а масштабирование — не на весь город сразу.

Москва живет по пятилетней программе «Информационный город». Огромная заслуга Сергея Семеновича (Собянина — И. Ш.), что у нас снялась безумная проблема — все закрыть до конца года. Ничто не мешает делать контракты переходящими и следующий сервис объявить по мере готовности ресурсов и нормативного обеспечения.

Есть ли измеримые целевые показатели эффективности внедрения по каждому из создаваемых сервисов?

Да. Один из показателей KPI по системе управления потоками пациентов, которого нужно добиться, это чтобы 80% записей на прием к врачу совершалось дистанционно и 20% — через инфоматы и регистратуры. Сейчас соотношение обратное.

Еще один KPI — омоложение контингента, обращающегося в поликлиники, что будет способствовать ранней диагностике заболеваний. Опыт регионов, где внедрена электронная регистратура, показывает, что это возможно.

Для остальных систем KPI формируются вместе с функциональными требованиями.

Работа в поликлинике непрестижна, забюрократизирована, превращена в потогонную систему. Чего ждать от врача, который пишет документации по 200 страниц в день? Поднятие престижа врача — тоже один из KPI. Для этого понадобится обеспечить ему удобство, возможности развития, непрерывного образования, в том числе с помощью систем поддержки принятия клинических решений.

Но шаг номер один — чтобы человек мог попасть на прием. Шаг номер два — понять, какие ресурсы есть в Москве. В СУПП есть возможность, например, направлять пациентов на лечебно-диагностические процедуры, а это означает планирование использования комплексного ресурса «врач — медицинское оборудование — расходные материалы».

Поликлиника — ворота в систему здравоохранения, и, если запись к офтальмологу есть только на седьмой день, с моей точки зрения, это катастрофа. А ведь бывают случаи записи и на три месяца вперед, например если врач долго болел. Но в этом случае надо распределять его нагрузку между специалистами ближайших поликлиник. Максимальный горизонт записи, заложенный в СУПП, — две недели.

В чем основная проблема информатизации здравоохранения?

Cистемная проблема здравоохранения, накопленная за несколько десятилетий, — устаревшее нормативное обеспечение. Ревизию нормативной базы давно никто не проводил. Продолжают действовать приказы аж от 1967 года, противоречащие друг другу, фрагментарные. И, начиная внедрять электронную запись к врачу, мы обнаруживаем приказ, по которому в поликлинике нельзя убрать журнал самозаписи.

Сами бизнес-процессы методически не урегулированы. Нет единых справочников, кодификаторов, классификаторов, методологии бизнес-процессов и их автоматизации. Это большая работа, но многомиллиардные проекты модернизации здравоохранения нельзя строить «на песке».

Например, я не могу найти ответ на простой вопрос: к каким врачам человек может сам записаться на прием? В одной поликлинике инфекционист не ведет первичный прием, в другой — ведет, и это считается принципиально важным в борьбе с эпидемиями. Каждая поликлиника решает этот вопрос по-своему, и как эту проблему разрешит федеральный сервис «электронная регистратура», непонятно.

Очень сильно сомневаюсь, что будет создано нормативно-правовое обеспечение. Регистры медперсонала и медоборудования давно существуют, а нормативных актов нет, и фактически регистры медработников сегодня ведутся в четырех системах.

Важнейшее условие для перехода от лоскутной информатизации к формированию единого информационного пространства, где огромное количество разнородных систем смогут обмениваться информацией, — наличие единой системы кодификации. И крайне важно, что Минздравсоцразвития это не только осознало, но и от слов перешло к делу, создав реестр нормативно-справочной информации здравоохранения.

На какую мотивацию внедрения ИТ для врачей и главврачей вы опираетесь?

Мы пытаемся улучшить их условия работы, высвободить время на пациента. Мы стараемся, и они это видят. Недавно мы провели анонимное анкетирование в 100 городских поликлиниках, попросив оценить по пятибалльной шкале удобство работы в системе, качество ее работы и качество работы внедренцев. По двум первым вопросам чуть не дотянули до четверки, по третьему получили 4,68. Исключительно хороший результат, учитывая сроки и условия реализации проекта. Но важнее другое: их мнение раньше никого вообще не интересовало.

В большинстве учреждений здравоохранения мы имеем полную поддержку медицинского персонала. Сформировались позитивные ожидания, и теперь важно их не обмануть.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF