Юрий Зеленков: «Для большинства российских предприятий реструктуризация производственных процессов может быть гораздо полезнее внедрения MES и даже ERP»
Юрий Зеленков: «Для большинства российских предприятий реструктуризация производственных процессов может быть гораздо полезнее внедрения MES и даже ERP»

На российском рынке систем управления производством (Manufacturing Execution System, MES) теория значительно опережает практику. Во многом причиной тому является проблема зрелости — многие предприятия просто не доросли до эффективного использования такого рода систем. Кроме того, эти решения испытывают давление со стороны смежных технологий — АСУТП и ERP, пытающихся взять на себя часть их функционала.

Как результат, функционал существующих на рынке систем является расплывчатым и пересекающимся. Более того, наблюдается «перетягивание одеяла» между поставщиками различных решений, когда вендоры включают в свои продукты часть нетипичных функций.

Место и задачи MES-систем на современных предприятиях стали темой круглого стола «ИТ-поддержка управления производством», проведенного журналом «Директор информационной службы» совместно с компанией SITEK Group. В его рамках удалось собрать весьма представительную группу специалистов, в том числе представителей НПО «Сатурн», «Газпрома», «Сибура», Воронежского механического завода, а также экспертов по тематике MES. Они сошлись во мнении, что мотивация применения MES-систем в последние годы существенно меняется. Если раньше это была максимальная загрузка оборудования, то теперь главной целью становится ускорение выполнения заказов.

«Нынешнюю экономическую войну — а мы ее реально почувствуем сразу после вступления в ВТО — выиграет тот, кто на имеющемся оборудовании сможет выполнять больше заказов», — заявил Евгений Фролов, эксперт по системам управления производством.

Теоретические преимущества, которые способны обеспечить MES-системы, очевидны: в случае дискретного производства это повышение эффективности оборудования и возможность работы по индивидуальным заказам, а в случае непрерывного — переход от советской модели управления к прозрачному производству, делающий возможной концепцию «предприятия реального времени».

На практике же зачастую компании имеют загрузку оборудования не более 50% — эффективность его использования для них не столь актуальна. Более того, в условиях рыночной неопределенности им недоступно долгосрочное планирование, а возврат инвестиций в MES далеко не очевиден. Но самое главное — это отсутствие конкурентной среды, которая и должна двигать предприятия к модернизации.

Есть и еще одна, более приземленная проблема — неадекватность предлагаемых решений нынешним потребностям компаний. «Поставщики предлагают вместо нужного нам велосипеда дорогие автомобили — продукт, безусловно, более качественный, но с избыточным функционалом и неприемлемой ценой», — провел аналогию Михаил Рейснер, директор по ИТ холдинга ИЭК. Предприятия решают эту проблему различными методами, и в первую очередь с помощью собственных разработок. Например, так поступили в ИЭК, создав собственное решение и интегрировав его с учетной системой на платформе «1С». Этому предприятию приходится все больше ориентироваться на позаказное производство, а для этого требуется возможность оперативного планирования.

Другим вариантом является разработка необходимого функционала в рамках внедренного ERP-решения. Однако едва ли не единственным преимуществом такого подхода становится использование общей платформы вместо разрозненных решений. Минусов гораздо больше, в основном это весьма значительная стоимость доработки — очень немногие компании могут позволить себе такие инвестиции.

Кроме того, важное отличие MES от ERP заключается в том, что MES-системы, ориентированные исключительно на производственные процессы, позволяют корректировать планы столь часто, сколь это необходимо. На ERP возложена масса иных задач, поэтому ее возможности для перепланирования крайне ограниченны.

Наконец, именно использование в ИТ-архитектуре слоя MES позволяет сохранить баланс между уникальностью предприятия и лучшим мировым опытом. В противном случае этот компромисс приходится искать в процессе кастомизации ERP.

«Для большинства российских предприятий реструктуризация производственных процессов может быть гораздо полезнее внедрения MES и даже ERP», — подчеркнул процессную незрелость отечественной промышленности Юрий Зеленков, директор по информационным технологиям НПО «Сатурн». Лишь за последний год на «Сатурне» произошел перелом: сформировалась команда, которая начала продвигать проект системы управления производством. При этом новая управленческая модель реализуется самостоятельно, а уже впоследствии планируется внедрить тиражируемое решение.

«Внедрение MES без изменения бизнес-процессов может принести больше вреда, чем пользы», — согласился Геннадий Метан, архитектор MES компании «Сибур».

Одной из немногих позитивных тенденций на рынке является то, что инициаторами внедрения MES все чаще становятся бизнес-руководители — люди, отвечающие за финансовые результаты. Это означает как более высокий уровень поддержки проектов, так и иной подход к их обоснованию. Подобные изменения, вкупе с растущей управленческой зрелостью предприятий, способны в ближайшие годы стать основным движителем данного рынка.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF