Марк Цукерберг создал Facebook в 2004 году в комнате общежития Гарвардского университета и с тех пор неотрывно контролирует развитие компании

Но за его спиной еще стоит целая команда менеджеров, консультантов и инвесторов. У каждого из них свои задачи, и каждый участвует в управлении компанией.

Но так ли это на самом деле? Насколько кто-либо, кроме Цукерберга, в действительности вовлечен в управление Facebook? Ведется ли борьба за власть в эшелонах руководства Facebook? Есть ли вероятность, что Цукерберга когда-нибудь вытеснят и кем-то заменят? И кто все-таки в реальности управляет Facebook?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно выделить ключевых игроков и их роли в компании — официальные или нет. Сведения о том, кто есть кто, можно найти на странице Facebook на сайте Crunchbase.com.

На зарплате

Марк Цукерберг, генеральный директор. Этот человек в представлении не нуждается. Он создал Facebook в 2004 году в комнате общежития Гарвардского университета, и с тех пор неотрывно контролирует развитие компании.

По всеобщему мнению, Цукерберг далеко не номинальный руководитель Facebook. Он глубоко и неотделимо вовлечен в принятие всех важных решений, касающихся компании.

Цукерберг постоянно находится в перекрестье прицелов СМИ: пресса неумолимо документирует его малейшие просчеты.

В этом году, к примеру, издание Business Insider похвасталось, что в его распоряжение попали протоколы переписки в системе мгновенных сообщений 19-летнего Цукерберга, в котором он высмеивал, обзывая дебилами, пользователей, выдающих ему свою личную информацию.

Шерил Сандберг, директор по операциям. Ранее вице-президент Google и руководитель персонала Казначейства США. В Facebook перешла в 2008 году, став директором по операциям. Делались предположения, что Цукербергу, в то время 23-летнему, был необходим «надзор взрослого». Сейчас стало понятно, что Сандберг не готовили в качестве замены Цукербергу. На самом деле она лишь отвечает за повседневные операции сбыта и маркетинга, слишком скучные для самого Цукерберга.

Питер Тиль, директор. Один из основателей Paypal. Ныне — венчурный капиталист, первый крупный инвестор Facebook. Вклад в размере 500 тыс. долл. принес ему 10,2-процентную долю в компании, ныне официально оцениваемую в 1 млрд долл. Приверженец нестандартных политических взглядов (и, как говорят, сторонник жестких антииммиграционных мер), Тиль заседает в совете директоров вопреки требованиям сообщества Facebook под названием «За изгнание шовиниста Питера Тиля из правления Facebook», которое насчитывает около 3 тыс. пользователей. Также прославился тем, что в одном из своих высказываний приравнял авторов технических блогов к террористам.

Джим Брейер, директор. Фирма Брейера Accel Partners стала источником первого серьезного венчурного взноса в Facebook, когда в 2006 году вложила в компанию свыше 12 млн долл. Брейер, получивший место в правлении, лично владеет долей Facebook в размере 1%. В различных интервью для СМИ он намекал, что вовлечен в руководство операциями компании больше, чем другие директора.

Марк Андриссен, директор. Присоединился к совету директоров Facebook недавно. Создатель Netscape, Андриссен какое-то время был личным наставником Цукерберга. Андриссен руководит малоуспешным конкурентом Facebook, компанией Ning, которая дает возможность пользователям за деньги создавать свои собственные социальные сети. Неизвестно, как Цукерберг мирится с присутствием конкурента в правлении, но следует отметить, что Андриссен — единственный директор, не владеющий долей Facebook.

Другие инвесторы

Microsoft, крупнейший инвестор Facebook. В 2007 году корпорация вложила в социальную сеть 240 млн долл., что на тот момент соответствовало доле размером всего в 1,6%. Сделка (переговоры по которой, по слухам, велись в основном посредством SMS) основательно подняла ценность Facebook, но практически не повлияла на то, как управляется компания. Кроме пакета акций Facebook, в Microsoft получили эксклюзивное право размещения баннеров на сайте социальной сети до 2012 года. Однако, учитывая отсутствие у Microsoft мест в совете директоров Facebook, корпорация сегодня, по-видимому, остается «безмолвным» партнером.

Ли Кашин, гонконгский миллиардер. Вложил в Facebook 60 млн долл. в 2007 году, затем еще 60 млн по условиям опционного соглашения. Сделка выглядела странновато, поскольку Ли инвестирует главным образом в гонконгские компании и владеет обширным конгломератом предприятий с общим штатом в четверть миллиона человек. В случае с Facebook 79-летний инвестор явно отошел от своих правил, хотя наблюдатели высказывали предположение, что со временем результатом сделки могла бы стать экспансия Facebook в Китай.

European Founders Fund. Facebook приняла небольшой, в 15 млн долл., взнос от этой германской группы финансистов в 2008 году, озадачив многих экспертов, поскольку за предшествующий год компании удалось получить в общей сложности около 300 млн долл. Фонд инвестирует в основном в крупные европейские интернет-проекты, и, хотя точный объем участия группы в управлении Facebook неизвестен, с большой вероятностью можно утверждать, что практически он равен нулю.

Triple Point Capital. Эта финансовая компания из Кремниевой долины предоставила Facebook в 2008 году кредит на сумму 100 млн долл. — сверх 30-миллионного кредита, уже выданного ею ранее. Будучи кредитором, TriplePoint не владеет долей Facebook, но со временем должна получить свои деньги назад. Если она и имеет какое-то участие в управлении Facebook, то, скорее всего, оно ограничено финансовыми соглашениями.

Digital Sky Technologies, инвестиционная компания с российскими корнями. Самый недавний и вызвавший наибольший интерес инвестор. В 2009 году получила почти 2% Facebook в обмен на 200 млн долл. Еще около 3% DST приобрела у других акционеров Facebook во главе с Тилем. Российское происхождение привлекло интерес многих, кто не был знаком с DST, и та быстро приобрела широкую известность в США. Несмотря на утверждение Цукерберга о том, что у DST «немало опыта, которым компания могла бы поделится с Facebook», известно, что она остается всего лишь инвестором, не влияющим на повседневную работу Facebook и не стремящимся к этому. Принимая вклад DST, Цукерберг заявил, что ему не слишком нужны эти деньги и что он просто берет их как страховку на будущее.

Так кто же управляет Facebook?

Перед тем как перейти к обсуждению этой животрепещущей темы, заметим, что никто из инвесторов и менеджеров компании не ответил на наши запросы и даже не подтвердил их получение. Даже аналитики отказались от комментариев, и их легко можно понять. Facebook сегодня едва ли не самая влиятельная компания в Интернете, и все хотят с нею сотрудничать. Учитывая, что Цукерберг известен тем, что руководит в стиле «начальник всегда прав», раскрытие репортерам секретов менеджмента Facebook, скорее всего, не входит в интересы «приближенных ко двору».

Однако нам все же удалось найти человека, который поделился своими знаниями. Им стал соредактор блога Mashable.com Бен Парр, прежде ярый критик Facebook, а ныне благожелатель компании и автор многих публикаций о ней. Его статьи не раз цитировал сам Цукерберг в своих публичных выступлениях, так что на осведомленность Парра можно положиться.

«Весь мой опыт общения с Facebook говорит о том, что там всем заправляет Цукерберг, — заявляет Парр. — Если с ним несогласны все, он пойдет против всех. Он не боится отказываться от проектов, готовых на 90%. Многим это не нравится, но голос Цукерберга всегда будет решающим. Кто из высшего руководства с ним не поладит, тому придется уйти. То же самое произойдет, если вы не разделяете его планов».

Слова Парра подтверждает профессор Гарвардской школы бизнеса Бен Эдельман. Он не близок к руководству Facebook, но, по его утверждению, легко заметить, что компания действует беспорядочно, особенно в том, что касается важнейших функций и настроек, и даже в рискованных ситуациях не проявляет предусмотрительности, которой следовало бы ожидать на нынешнем этапе развития Facebook. «Подобное поведение говорит о том, что решения в компании принимаются индивидуально, исходя из чьих-то персональных установок, а не коллегиально», — полагает Эдельман.

А что же насчет Сандберг и ее «взрослого надзора»? «Сандберг дает некоторые советы, но на самом деле она в компании только для того, чтобы выполнять повседневные, рутинные операции наподобие продажи рекламного пространства, — полагает Парр. — Думаю, они немало спорят с Цукербергом и она высказывает свою точку зрения, но в реальности она занимается продажами, а он — технологиями. Направление развития компании выбирает Цукерберг, и только он».

Ну хорошо, скажете вы, но ведь наверняка инвесторы в обмен на свои миллионы имеют хоть какое-то право голоса в управлении компанией?

Не слишком большое, как утверждает Парр. Никто из последних инвесторов, особенно DST, насколько известно, к управлению не причастен, и, более того, Цукерберг, по сведениям Парра, вообще не берет денег от тех, кто пожелает вмешиваться в дела компании. С тех пор как в 2005 году Accel Partners получила место в совете директоров Facebook, этого больше не случалось: несколько привлекательных предложений Цукерберг отклонил, поскольку претенденты требовали директорских полномочий в обмен на инвестиции.

Глава Facebook даже принял ряд мер, чтобы в будущем, после возможного IPO, он по-прежнему остался у власти в компании. Сообщается, что нынешние акционеры Facebook владеют акциями класса B, но по правилам после продажи они превращаются в акции класса А, у которых в десять раз слабее право голоса. Акциям, выпускаемым в рамках IPO, тоже будет присвоен класс A, чтобы власть над компанией оставалась в тех же руках, что и сегодня.

Как отмечает Эдельман, судя по частым «запинкам» Facebook, можно предположить, что инвесторы компании пытаются настаивать на смене курса. Однако Парр с этим не согласен: «Никто не может давить на Цукерберга. Он управляет советом директоров. Он позаботится о том, чтобы остаться генеральным директором после выхода на биржу. Он будет генеральным директором и через десять лет, и правление это прекрасно понимает. Цукерберг будет взрослеть вместе с компанией».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF