Леонид Черняк — редактор журнала «Открытые системы». С ним можно связаться по электронной почте cherniak@osp.ru В компьютерном мире тоже случаются фатальные события, сообщения о которых выносят на первые полосы. Символично, что о банкротстве и продаже действительно за смешные деньги компании SGI объявили в день дурака — и это не розыгрыш.

Печальные события напомнили мне написанную в 2001 году статью «... DEC, Compaq... Кто следующий?». Тогда это была реакция на исчезновение двух компаний, одной любимой и одной не очень. Ответа на поставленный в названии вопрос пришлось ждать восемь лет. Покупки, совершавшиеся в эти годы, не в счет. Хотя сумма, за которую куплена SGI, не идет в сравнение с многочисленными миллиардными сделками — дело не в деньгах и не в их количестве, харизма не та. Для тех, кто в компьютерной отрасли давно, Silicon Graphics — не просто компания, это символ эпохи, как DEC. Компанию SGI в 1981 году основал, руководствуясь идеей создания графического процессора, профессор Стэнфордского университета Джеймс Кларк, которому помогали Эбби Сильверстоун и группа студентов. Все сегодняшние графические ускорители — потомки IRIS 1000. Что еще было сделано за последующие 28 лет, не поддается перечислению.

А кто же купил? Rackable Systems — по существу не компьютерная, а инженерная компания, примечательная тем, что она обладает большим конструкторским искусством в создании серверов и центров обработки данных на базе процессоров х86-архитектуры, и только. В определенной мере происходящее напоминает покупку DEC компанией Compaq. Ну что было такое Compaq по сравнению с DEC, однако же... Схожесть в том, что купленные компании в последний период своей жизни метались, не попадали в общий поток. Они не пошли, как все, «по камушкам», а искали что-то свое. Рискну высказать предположение, что самой большой ошибкой была сделанная SGI ставка на Itanium, и она стала последней. О роли этого процессора и его влиянии на компьютерную индустрию говорилось много и в основном с негативным акцентом. Жертвами этого процессора, причем не в конкурентной борьбе, а скорее от испуга, вызванного предвосхищением торжества архитектуры EPIC, стали MIPS и Alpha. А главное, Itanium своим пассивным присутствием расчистил поле для x86. Получился весьма дорогостоящий, но исключительно эффективный маркетинговый прием. Подумать только, год рождения IA-32 — 1985-й. Наверное, немногие помнят появившиеся тогда i386 и Am386, а архитектура эта жива и здравствует.

То, что сегодня подавляющее большинство «суперкомпьютеров» (кавычки не случайны) построено на процессорах архитектуры, задуманной почти три десятилетия назад в предназначении для ПК, по меньшей мере странно. Мало того, почти вся серверная индустрия нацелена на то, чтобы повысить с 5% до 15-20% КПД серверов, размноженных в сотнях миллионов экземпляров и живущих три года. Восхваляемая коммодитизация привела к тому, что проектирование компьютеров как таковых прекратилось. На первое место выходят конструкторы, которые могут лучше упаковать одни и те же процессоры и диски в разные боксы.

Количество полюсов в компьютерном мире неуклонно сокращается. И в этом контексте нельзя не упомянуть о несостоявшемся слиянии Sun Microsystems и IBM, двух разработчиков процессоров RISC-архитектуры, Power и SPARC, из которых могла бы вырасти реальная альтернатива монополии x86. Известно, что кризисы в развитии систем возникают по мере накопления ошибок, а на нынешнем витке спирали компьютерной эволюции набралось достаточное количество ошибок.

Но не прошло и трех недель, как на вопрос «кто следующий?» свой ответ предложила корпорация Oracle. Сделка между Oracle и Sun ни у кого не должна вызывать удивления. Не надо быть крупным аналитиком, чтобы понять — произошедшее абсолютно логично и фантастически перспективно, две компании сходятся как части одного пазла. Что касается программной составляющей продуктового портфеля Sun, то здесь все на поверхности, а вот с процессорами дело выглядит посложнее. Ларри Эллисон заявил, что намеревается увеличить инвестиции в процессоры, он верит, что наступает время, когда системы нужно проектировать как совокупность аппаратного и программного обеспечения. Хоронить SPARC рано: ниша для этой архитектуры есть, как и для двух ее ближайших конкурентов — IBM Power и Intel Itanium.

Что же касается Rackable Systems, то она взяла себе «новое» имя — Silicon Graphics International. У обновленной SGI будет две продуктовые линейки: одна — унаследованные собственные стандартные серверы и системы хранения, вторая — серверы, системы хранения, технологии виртуализации и сервисные подразделения, приобретенные вместе с SGI. Логотип новой компании отличается только цветом…

Леонид Черняк — редактор журнала «Открытые системы». С ним можно связаться по электронной почте cherniak@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF