Computerworld, США

Истинные масштабы влияния ИТ на финансовый шторм на Уолл-стрит неизвестны, но уже сейчас звучат призывы к тому, чтобы воспрепятствовать повторению сложившейся ситуации. Один из предлагаемых планов реализации этих призывов базируется на складывающейся в мире ИТ тенденции — росте популярности программного обеспечения с открытым кодом.

Комиссия по ценным бумагам и биржам США фактически отдала вопросы финансового регулирования на откуп самим компаниям, предоставляющим финансовые услуги и опирающимся в этом на закрытые программные системыСтарший преподаватель права из Университета штата Нью-Мексико Эрик Джердинг, долгое время занимавшийся изучением причин возникновения мыльных пузырей раздутой стоимости фондовых активов, отметил, что, отталкиваясь от существующих компьютерных моделей, Комиссия по ценным бумагам и биржам США фактически отдала вопросы финансового регулирования на откуп самим компаниям, предоставляющим финансовые услуги и опирающимся в этом на закрытые программные системы.

Какой же выход видится из сложившейся ситуации? Необходимо предоставить заинтересованным лицам доступ к кодам программ, как это делают представители сообщества Open Source, с тем чтобы повысить прозрачность финансовых услуг, к которым прибегают при расчете рисков.

Модели финансовых рисков оперируют тысячами переменных и не менее сложны, чем модели систем прогнозирования погоды. Для их функционирования требуются огромные вычислительные мощности, что подтверждается затратами по отрасли. В 2003 году компании, специализирующиеся на предоставлении финансовых услуг, потратили на высокопроизводительные вычислительные системы 169 млн долл. К 2007 году, по оценкам аналитиков IDC, затраты достигли 305 млн долл.

По мере расширения возможностей и увеличения мощности ИТ-систем инвестиции приобретают все более комплексный характер. В качестве примера здесь можно привести ценные бумаги ипотечных компаний. Уверенность регулирующих органов в этих инструментах возросла настолько, что Комиссия по ценным бумагам и биржам США внесла ряд фундаментальных изменений в процесс регулирования. Под давлением поставщиков финансовых услуг 28 апреля 2004 года Комиссия ослабила существовавшие ранее нормы, согласившись использовать при оценке рисков внутренние компьютерные модели этих фирм. Данному событию, которому в то время уделялось недостаточно внимания, недавно была посвящена большая статья в New York Times.

«По мнению многих представителей регулирующих органов, применяемые модели оценки рисков позволяли кредиторам и игрокам на финансовых рынках точнее назначать цены и более грамотно осуществлять управление рисками. Комиссия по ценным бумагам и биржам приняла свое решение в то время, когда вера в компьютерные технологии не подвергалась сомнению. Алан Гринспэн, бывший руководитель Федеральной резервной системы США, в 2005 году с оптимизмом утверждал, что технологии и новые модели оценки кредитоспособности предоставили заимодателям «эффективные средства расширения своей деятельности и охвата самого широкого круга потребителей».

А кто же входил в этот «широкий круг» потребителей? Заемщики, оформлявшие субстандартные ипотечные кредиты. «Если раньше ненадежным клиентам просто отказывали в выдаче кредита, то теперь у ипотечных банков появилась возможность эффективно оценивать риски, связанные с каждым конкретным претендентом, и выражать их в денежной форме», — уверял Гринспэн.

Однако утверждение, что у кредиторов появилась техническая возможность достаточно точно оценивать риски, оказалось неверным. По данным компании RealtyTrac, уже в этом году из-за проблем с погашением кредитов своих домов лишатся до миллиона людей.

Отрицательные последствия выдачи кредитов ненадежным заемщикам усугубляются особенностями функционирования финансовой системы. Наряду с размещением займов кредитное учреждение проводит и целый ряд других инвестиций, вследствие чего риски значительно возрастают. Человеческий фактор, в частности выдача так называемых «кредитов лжецам» (то есть займов, основанных на неподтвержденных доходах), в моделях рисков, как правило, не учитывается. Ожидается, что возникновение таких ситуаций приведет к росту инвестиций в управление рисками.

По мнению Джердинга, ответ на возникшие трудности лежит в открытии кода финансовых приложений, что позволит банкам и рейтинговым агентствам контролировать функционирование моделей, определяющих требования к размещению капитала, и методику оценки рисков.

«В случае применения программного обеспечения с открытым кодом другие пользователи смогут копировать эти модели и вносить в них изменения исходя из своих потребностей», — подчеркнул Джердинг. Кроме того, как известно, в тестировании подобного программного обеспечения с открытым кодом принимает большее количество специалистов.

В отличие от регулирующих органов США, их европейские визави проводили обязательный аудит моделей рисков, что повышало уровень прозрачности и доверия.

«Чем прозрачнее ситуация, тем лучше для нашего бизнеса, — подчеркнула Кэш. — В Европе регулирующие органы изучали программный код, но согласились не раскрывать его».

Впрочем, некоторые полагают, что повышение прозрачности — более сложная задача по сравнению с открытием кода. Директор по технологиям компании Keane Business Risk Management Solutions Питер Тойтен заметил, что в управлении рисками нет общих стандартов. Там нет «универсальных нагрузочных тестов», за исключением простейшего набора сценариев рисков. 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF