в нахождении верных пропорций между специалистами различного ранга и профиля эксперты видят главную задачу на ближайшее будущее. Пока же на рынке труда предложение совершенно неадекватно спросуВнедрение профессиональных, а за ними и образовательных стандартов обещают отечественному рынку труда большие перемены. За разработку профессиональных стандартов с энтузиазмом взялись и ИТ-компании. А теперь они предлагают помощь учебно-методическим объединениям в создании стандартов образовательных, в то время как и учебные заведения, и бизнес стремятся взять за ориентир мировые критерии качества. Но, как во всяком новом деле, двигаться приходится на ощупь, и на структуризацию рынка труда для отечественных ИТ-специалистов, вероятно, уйдут еще годы.

«Славянофилы» и «западники»

Несмотря на то что разработка профессиональных стандартов признана завершенной, ее участники до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно целей этого проекта. В Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий, АП КИТ, указывают (см. «Учить по стандарту», Computerworld Россия, № 2, 2008), что это российское начинание, отражающее особенности спроса на местном рынке, а потому ориентация на зарубежные аналоги была бы совершенно излишней. Директор аналитического центра REAL-IT Василий Буров, ставший методистом по стандартам «Менеджер по продажам», «Системный архитектор» и «Программист», не столь категоричен. Он считает, что требования российских компаний к кадрам немногим отличаются от требований зарубежных коллег. Однако, по его мнению, в России, как и во всех странах, есть ряд особенностей, которые необходимо было отразить в профессиональных стандартах: отличия отечественных образовательных уровней, традиционное восприятие профессионального роста в тесной связи с занимаемой должностью, специфика реализуемых проектов, уровень зрелости рынка и т. д.

Сомневается в наличии у России особого пути научный директор Лицея информационных технологий Александр Гиглавый, руководящий разработкой профессиональных стандартов «Специалист по цифровой технике», «Специалист по сборке изделий цифровой техники» и «Специалист по ремонту изделий цифровой техники». Он подчеркивает, что для любой компании, желающей выгодно позиционироваться на международном рынке, принципиальное значение имеет качество ее специалистов, подтвержденное мировыми стандартами: «Мы не из тайги, у нас те же представления о профессиях».

Кто нужнее

Тем не менее представление о том, сколько именно нужно тех или иных специалистов, пока не сложилось. Статистических исследований на данную тему никто не проводил, и профессиональные стандарты этот вопрос никак не проясняют. Буров считает: «Не хватает cпециалистов любых профилей, но, наверное, наибольший дефицит наблюдается по разработчикам, архитекторам, руководителям проектов, что ярко демонстрируют их постоянно растущие зарплаты».

По мнению Гиглавого, сегодня важно опережающими темпами развивать рынок услуг системной интеграции для малого и среднего бизнеса, который в России «засиделся на старте»: «Во всем мире SMB — динамичнейший сектор. Все новые страны и регионы начинают его развивать. А людей для него готовить нужно иначе, чем для разработки, скажем, крупных банковских или транспортных информационных систем». И при обучении таких специалистов следует учитывать, в частности, свойственную SMB непредсказуемость, ведь «чем меньше бизнес, тем больше внешних рисков».

В связи с этим Гиглавый считает очень своевременным появление профстандарта «Специалист по информационным системам», описывающего навыки сотрудника, который участвует в создании и сопровождении информационных систем на протяжении их жизненного цикла: «Это массовая категория людей, которых сейчас выращивают одним-единственным способом: закончил вуз, поработал в большом проекте, если удалось, или самостоятельно прошел некие учебные курсы компаний… и наступает момент, когда он работает с одним или несколькими заказчиками, которые ему поручены, отвечая практически за все».

Но есть и профессиональные области, где не все столь однозначно. Например, никто не берется судить, насколько в действительности востребованы специалисты по цифровой технике, созданием профессиональных стандартов для которых занят Гиглавый. Он признает, что инженерам по разработке и эксплуатации в области микроэлектроники и вычислительной техники гораздо сложнее найти работу в России, чем специалистам по программированию или телекоммуникациям: «В лучшем случае такой человек оказывается в сфере обслуживания уже имеющейся техники. А потребность в инженерах, которых учили разработке нового, пока никто толком определить не может».

Ответ на этот вопрос предполагалось искать у работодателей. Но из нескольких десятков компаний, которым было предложено поучаствовать в разработке стандартов, откликнулось всего пять. Поэтому подготовить пока удалось не стандарты, а только их эскизы. Как полагает Гиглавый, специалистов, занимающих должность ведущего или главного инженера на производственном предприятии, работающем над выполнением заказов, очень трудно оторвать от дела. Буров, кроме того, считает, что экспертов и рецензентов по цифровой технике отыскать вообще непросто: «Реального производства аппаратного обеспечения у нас в стране нет». На его взгляд, специалистов необходимо было привлекать из смежных рынков. Тем более что, по мнению Бурова, в других областях, связанных с ИТ, в России экспертов вполне достаточно.

Глазами образования

Все последствия, которые повлечет за собой появление профстандартов, сложно предугадать. По словам Бурова, пока что их разработка позволила обобщить некоторые пожелания, сформулированные представителями отрасли, а ведь без этого не может быть ни системы сертификации, ни эффективной работы кадровиков.

Создание профессиональных стандартов, отметил Буров, стало началом «конструктивного диалога» с разработчиками образовательных стандартов. Тем не менее учебная общественность вовсе не отождествляет эти два понятия. Директор Департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Министерства образования и науки Нелли Розина считает, что профессиональные стандарты должны быть лишь частично перенесены в образовательные, так как значительная часть требуемых от сотрудников умений и навыков приобретается непосредственно на рабочем месте. На такое «доучивание», как полагает Гиглавый, уходит от полутора до трех лет.

Проректор по научно-методической работе Московского государственного университета экономики, статистики и информатики Юрий Тельнов обратил внимание и на то, что образовательные стандарты разрабатывались параллельно с профессиональными, а не на их основе, хотя у учебно-методических объединений и остается время для внесения некоторых корректив. Принципиальное различие между этими документами он видит в следующем: если в профессиональных стандартах высказаны четкие требования к конкретным должностям, то образовательные описывают широкий набор необходимых знаний. Шагом навстречу работодателям можно считать то, что Минобрнауки призвало учебные заведения дать этим знаниям более практическую направленность — учить умению их применять. Также в образовательные стандарты решено добавить информацию о социальных качествах, которыми должен обладать выпускник (лидерство, умение работать в команде и т. д.), которые на рабочем месте развивать уже поздно.

Однако маловероятно, что образовательные учреждения оперативно начнут играть роль, отведенную им в воспитании рабочей силы.

«Сколько лет займет этот процесс, учитывая традиции и реальный кадровый состав университетов, ни один ректор не предскажет», — полагает Гиглавый. Несмотря на то что к 2010 году будет осуществлен повсеместный переход на двухуровневую систему обучения, он не верит в то, что ИТ-рынок получит быстрый приток кадров за счет выпускников бакалавриата. Опыт вузов, уже внедривших двухуровневую схему, доказывает, что практически все студенты продолжают обучение в магистратуре, и, пока значительная часть бакалавров не пойдет работать, у нас не будет действовать болонская схема. А ведь, по словам Розиной, сейчас стране необходимы именно грамотные исполнители, а не магистры.

Новые задачи

Что профессиональные стандарты действительно дали отрасли, так это более четкие ориентиры для построения должностной иерархии. Так, Гиглавый отметил, что если для разработки новых программных продуктов необходимо хорошее высшее образование, то чистым программированием вполне могут заниматься выпускники средних специальных учебных заведений.

Также, заглядывая вперед, Гиглавый говорит, что, возможно, с годами следует ждать «укрупнения» специальностей: «Не будет такого узкого разделения, как сейчас, когда инженер-связист готовится по программам, сильно отличающимся от тех, по которым готовят классических технарей, знающих компьютеры и умеющих их проектировать».

Именно в нахождении верных пропорций между специалистами различного ранга и профиля эксперты видят главную задачу на ближайшее будущее. Пока же на рынке труда предложение совершенно неадекватно спросу.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF