Кевин Кеттлер: «Лет пять-шесть назад мы начали задумываться, к чему может привести гонка тактовых частот. Если бы она и дальше продолжалась теми же темпами, то сейчас или чуть позже мы бы имели процессоры с такой же плотностью тепловыделения, как на поверхности Солнца». (В руках у директора по технологиям Dell – система водяного охлаждения H2C, разработанная в корпорации и предлагаемая в качестве опции для настольных ПК серии XPS)Казалось бы, разве могут быть какие-то сомнения? Могут. Бытует даже мнение (хотя справедливости ради его следовало бы охарактеризовать как маргинальное), что Dell вообще не имеет никакого отношения к технологиям, поскольку своего производства комплектующих для ПК корпорация со штаб-квартирой в Техасе не имеет, а собрать компьютер из готовых компонентов сейчас может даже школьник. Выяснить, как дело обстоит в действительности, мы пытались вместе с директором по технологиям Dell Кевином Кеттлером.

Что привело вас в Москву? Какова основная цель приезда? У Dell появился интерес к каким-то российским технологиям?

Одна из целей это, конечно, ознакомление бизнес-партнеров Dell в России с нынешними технологическими разработками корпорации. Но в то же время нам бы хотелось побольше узнать и о том, что сейчас происходит в России в плане технологического развития в сфере ИТ, и понять, могут ли какие-то российские разработки (в первую очередь — программные) найти применение в решениях Dell.

У вас уже имеются какие-то конкретные варианты сотрудничества с российскими разработчиками?

Нет, пока об этом говорить преждевременно. Анонсы подобного рода у нас принято делать ближе к выпуску на рынок коммерческих продуктов, а до этого в любом случае еще очень далеко. На данный момент мы находимся лишь в стадии предварительного изучения возможностей для партнерства.

Как бы Вы охарактеризовали основные движущие силы прогресса информационных технологий в настоящее время? В недалеком прошлом такими силами считались сначала мультимедийные приложения, затем — Internet и то, что называют словом «мобильность». Что сейчас задает тон?

Я бы выделил три основных направления развития технологий. Первое — центры обработки данных. Здесь, наверное, в первую очередь нужно говорить о поддержании и увеличении производительности (непосредственно вычислений, операций ввода/вывода и т. д.) в сочетании с поиском решений, обеспечивающих оптимальный расход энергии и — что сейчас очень важно — эффективное охлаждение серверных систем и прочего оборудования, установленного в таких центрах.

Второе направление — клиентские бизнес-системы. Здесь одной из основных движущих сил развития технологий по-прежнему остается мобильность. Кроме того, как ни странно, во многих странах технологический прогресс сейчас достаточно тесно связан с деятельностью властных структур. Так, принятый в США несколько лет назад закон Сарбейнса-Оксли значительно ужесточил требования к финансовой отчетности компаний. Как следствие, многим из наших заказчиков сегодня требуется полный контроль финансовых данных плюс гарантия их сохранности и безопасности. Это, с одной стороны, способствует развитию технологий защиты данных, а с другой — появлению новых решений, обеспечивающих доступность данных без необходимости их физического размещения на локальных накопителях.

Наконец, третье направление — бытовая электроника. Точнее — Digital Home. Пять лет назад, когда мы только начинали эту работу, было очень непросто найти общий язык с производителями бытовой электронной аппаратуры. Нас рассматривали как потенциальных конкурентов или даже врагов. Мы были и остаемся заинтересованными в том, чтобы стало возможным объединение в рамках комплексной системы всей той техники, что окружает человека в современном мире (будь то музыкальный центр, автомашина или холодильник), и чтобы такая система обеспечивала возможность взаимодействия любых ее компонентов между собой. Но в то время, когда мы начинали, для такого взаимодействия не было ни физических интерфейсов, ни протоколов, ни общих типов данных внутри этих протоколов. Поэтому, прежде всего, стояла задача унификации в коммуникационной сфере. Сегодня определенный прогресс «на физическом уровне» уже достигнут — коммуникационные интерфейсы и протоколы появились, есть продвижение и в плане консолидации типов данных. Так что уже в ближайшие несколько лет можно ожидать появления на рынке коммерческих продуктов, созданных в рамках концепции Digital Home и обладающих значительно расширенными интерфейсными и коммуникационными возможностями по сравнению с устройствами нынешнего поколения.

Dell традиционно ассоциируется с решениями для корпоративных пользователей. В то же время некоторые считают, что корпоративный ИТ-рынок переживает стагнацию (или, как минимум, растет медленнее рынка систем для домашнего пользования и развлечений), а вместе с ним переживают стагнацию и корпоративные технологии. Вы с этим согласны? Может ли что-то придать дополнительный импульс развитию корпоративных технологий?

Я не согласен с теми, кто говорит о стагнации на корпоративном рынке. Более того, могу сказать, что корпоративный рынок в последнее время устойчиво демонстрирует очень приличные темпы роста, особенно это касается тех стран и регионов, которые принято относить к развивающимся ИТ-рынкам. Россия, безусловно, входит в их число, наряду с Китаем и Индией. Более того, когда мы говорим о России как о развивающемся ИТ-рынке, это в первую очередь обусловлено бизнес-инфраструктурой. Ситуация в потребительском сегменте, скорее, соответствует определению развитого рынка. Так что ситуация на рынке, на мой взгляд, вполне благоприятствует новому поколению технологий, таких как, например, виртуализация, которые не только открывают новые возможности для бизнеса, но и могут привести к радикальным переменам на ИТ-рынке.

Каким вы видите следующий шаг эволюции процессорных архитектур? И как долго, с вашей точки зрения, будет действовать закон Мура?

Для меня закон Мура был и остается фундаментальным законом, определяющим пути развития полупроводниковой индустрии. В последние лет двадцать то и дело поднимается вопрос о прекращении его действия, но всякий раз индустрия находит способ продлить ему жизнь. И у меня не вызывает сомнений, что еще, как минимум, лет десять он будет оставаться в силе. Топологические размеры элементов микросхем будут продолжать уменьшаться, а число транзисторов — увеличиваться. Правда, в последнее время мы наблюдаем изменения в том, как используются эти транзисторы.

Лет пять-шесть назад мы начали задумываться, к чему может привести гонка тактовых частот. Уже тогда было ясно, что тепловыделение процессоров становится большой проблемой. Если бы гонка частот продолжалась и дальше теми же темпами, то сейчас или чуть позже мы бы имели процессоры с такой же плотностью тепловыделения, как на поверхности Солнца. Нам пришлось надавить на Intel и AMD, чтобы ситуация стала меняться. Потому что со своей стороны мы не могли бы обеспечить такие процессоры эффективными системами охлаждения. Сегодня можно сказать, что это в значительной степени обусловило появление многоядерных процессоров.

Что будет дальше? Вероятно, количество ядер будет продолжать увеличиваться, появятся 8-ядерные процессоры, затем — 16-ядерные. Уже демонстрировались опытные образцы 80-ядерных процессоров, и мы теперь пытаемся понять, как их можно использовать. Ведь «реализация в кремнии» — это еще не все, необходимо соответствующее ПО.

Вы полагаете, что количество процессорных ядер может увеличиваться без каких-либо ограничений или все же есть какие-то пределы?

Чтобы многоядерность давала эффект, во-первых, необходим прогресс инструментальных средств, в частности, компиляторов. Это обязательное условие, и оно должно выполняться каждый раз при переходе к большему числу ядер.

Увидим ли мы со временем появление, скажем, 400- или 800-ядерных процессоров? На мой взгляд, вовсе не обязательно, что индустрия дойдет до такого уровня. Но если мы говорим о 16-, 32- и даже 64-ядерных процессорах, то есть все возможности для создания приложений с эффективным распределением функциональной нагрузки, которое позволило бы полноценно использовать такие чипы. Другое направление применения — для 4-, 8- и, возможно, 16-ядерных процессоров — это опять же виртуализация. Представьте себе: физически у вас есть одна машина и есть программа-гипервизор, которая обеспечивает работу множества виртуальных машин, поддерживая одновременное выполнение нескольких операционных систем. И каждой из этих ОС, каждой виртуальной машине гипервизор может выделить собственное процессорное ядро — подобные решения, на мой взгляд, очень перспективны. Кстати, мы уже сейчас работаем с компаниями, которые ведут такого рода разработки не только для многоядерных процессоров, но и для подсистем памяти и инфраструктур ввода/вывода.

Объявление Dell о начале выпуска систем на базе процессоров AMD в 2006 году многими было воспринято как сенсация. Почему было принято это решение? Участвовали ли вы, как директор по технологиям, в его принятии?

Да, я участвовал в этом решении, и, кстати, должен сказать, что это не первый, а второй опыт нашего сотрудничества с AMD. Первый имел место еще в 80-х годах с процессорами семейства 286, и потому об этом уже мало кто помнит. В последние шесть–семь лет мне лично довелось много работать с AMD. Их штаб-квартира расположена, как известно, в Калифорнии, но одно из крупных предприятий AMD находится в Техасе, совсем недалеко от головного офиса Dell. Нам пришлось провести много времени со специалистами AMD, чтобы помочь им понять наши потребности, которые в свою очередь диктуются потребностями наших заказчиков. В частности, я могу сказать, что такая совместная работа очень активно велась на ранних стадиях проектирования процессора Opteron. Это не значит, что мы влезали в разработку процессорного ядра, в ту область, где специалисты AMD действительно являются экспертами. Мы же в меру сил им помогали со своей стороны в том, что касается требований к интерфейсам ввода/вывода, наличия и характеристик инфраструктурных компонентов (в первую очередь, чипсетов), вопросов, связанных с конфигурированием систем и т. п.

Мне часто приходилось разговаривать с людьми, рассуждавшими примерно так: «Процессоры у AMD быстрее, чем у Intel. Почему бы вам их не использовать?» Как человек, от которого во многом зависело принятие этого решения, я могу достаточно четко определить основные критерии, которыми руководствовались в Dell. Во-первых, да, действительно у AMD в тот момент было преимущество перед Intel с точки зрения как производительности, так и архитектурных возможностей процессоров. Но этого было мало — можно иметь лучшую в мире технологию, но при этом не подкрепленную ни производственными мощностями, ни инфраструктурными компонентами. А без этого устойчивое развитие партнерских отношений просто невозможно. В нашем бизнесе типичная ситуация такова, что вчера нам не нужно было от вас ничего, а завтра нам потребуется партия товара в миллион единиц. Иными словами — производственная мощность имеет критическое значение, поскольку рынок не позволит обмануть ожидания конечного потребителя ввиду отсутствия товара у поставщика по причине нехватки того или иного компонента. Чтобы исключить какие бы то ни было срывы поставок, мы тщательно изучали не только возможности производственных предприятий самой AMD, но и всю их цепочку поставок, включая производителей подложек и корпусную упаковку процессоров. И наконец, лучшему в мире процессору нечего делать на рынке, если для него нет качественных чипсетов, и я могу сказать, что в появлении чипсетов nVidia и Broadcom для систем на базе процессоров AMD есть и некоторая доля нашей заслуги.

По числу суперкомпьютерных инсталляций, представленных в рейтинге Top500, Dell сейчас занимает третье место, уступая лишь IBM и HP. Обе эти компании давно известны как одни из ведущих поставщиков RISC-систем. Другие признанные лидеры этого рынка находятся позади Dell. Чем вы это можете объяснить?

Для всех наших машин стандартом является использование процессоров архитектуры x86. Причина этого заключается в том, что x86 по сравнению с любой RISC-архитектурой была и будет впереди по части улучшения возможностей. Кроме того, значительные по масштабам инвестиции продолжают подпитывать инфраструктуру вокруг x86, включающую в себя, в частности, дополнительные микросхемы для этой платформы (в первую очередь, чипсеты), инструменты разработки и программные продукты независимых разработчиков. Все эти компоненты обеспечивают архитектуре x86 гораздо более быстрое масштабирование по сравнению с RISC, формируя фундамент концепции масштабируемого предприятия, которую Dell преподносит корпоративным заказчикам в качестве архитектурной идеологии.

Какие основные тенденции вы в настоящее время видите в сфере технологий для высокопроизводительных вычислений (High-Performance Computing, HPC)?

Увеличение числа процессорных ядер, емкости массивов памяти, скорости межузловых соединений. Кроме того, по мере роста популярности 10G Ethernet и улучшения программного стека для этой технологии, постепенно произойдет унификация технологий межузловых соединений. Сейчас в HPC-системах, как правило, используются Infiniband, Fibre Channel или Ethernet. В будущем должно остаться что-то одно, и это будет Ethernet — из экономических соображений. Это значительно упростит HPC-инсталляции и позволит сделать их более доступными с экономической точки зрения. Вместе взятое, все это еще больше усилит позиции масштабируемых кластеров.

Почему в 2005 году было решено прекратить использование процессора Itanium в продуктах Dell? Что вы думаете о будущем Itanium?

Очень просто: процессор Itanium не удовлетворял требованиям Dell и требованиям наших заказчиков. Что касается будущего Itanium, я бы рекомендовал обсудить его непосредственно с Intel.

Весной 2007 года корпорацией были представлены настольные ПК серии Inspiron, допускающие в качестве опции возможность установки двух жестких дисков объемом по 500 Гбайт, что в сумме дает 1 Тбайт. Каким сегодняшним задачам могут быть адресованы такие системы? Через какое время они будут востребованы массовым рынком?

На сегодняшний день суммарная емкость жестких дисков в 1 Тбайт означает значительную прибавку к стоимости настольного компьютера по сравнению со «стандартными» 180 Гбайт, поэтому в моделях начального и среднего уровня применять подобные подсистемы хранения данных практически не имеет смысла. В то же время на потребительском рынке всегда есть ниша для систем старшего класса, оснащенных по последнему слову техники и адресованных тем пользователям, которые стремятся выжать максимум из своего ПК. В первую очередь такая емкость пригодится пользователям, которые занимаются обработкой видео или использует ПК в качестве медиасервера. В корпоративной среде сферой применения таких систем может стать, в частности, компьютерное моделирование с использованием САПР. Также я могу вам сказать, что среди наших заказчиков есть немалое количество тех, кто занимается имитационным анализом. Еще одна крупная группа наших заказчиков относится к нефтегазовой индустрии — им также приходится оперировать большими объемами данных. Так что потенциальных пользователей, как вы видите, уже сейчас довольно много. Конечно, со временем, их круг будет расти. Давайте вспомним, что когда-то аналогичный вопрос «А кому это нужно?» задавался в отношении жестких дисков объемом в 1 Гбайт, а в начале «эры ПК» машины поставлялись с 10-мегабайтными накопителями. Так что и 1 Тбайт через какое-то время окажется мало. На мой взгляд, пройдет около двух лет, и мы увидим такую емкость жестких дисков в стандартных конфигурациях ПК для массового рынка.

Почему из конкурирующих оптических технологий сменной памяти, претендующих на неофициальный титул «DVD следующего поколения», Dell поддерживает только Blu-ray?

Свой голос в пользу Blu-ray мы отдали на ранних стадиях разработки этого стандарта, подключившись к этой работе. Мы предпочли Blu-ray, а не HD-DVD, основываясь на тех достоинствах технологии Blu-ray, которые, как нам виделось, должны встретить положительный отклик со стороны наших заказчиков. Не могу сказать, что HD-DVD — плохая технология. Формат HD-DVD действительно имеет полное право называться «DVD следующего поколения», поскольку производственные процессы у этих двух технологий во многом схожи. Что касается Blu-ray, то это абсолютно новая технология, разработанная, что называется, с нуля. В числе достоинств Blu-ray — высокая емкость (50 Гбайт у односторонних двухслойных дисков), хорошие перспективы ее наращивания, лучшая проработанность технологии в отношении перезаписи данных, широкие возможности по обеспечению интерактивности. Мы полагаем, что впечатления пользователей от просмотра дисков Blu-ray будут намного лучше и полнее, чем в случае с HD-DVD.

Немаловажным фактором является и поддержка Blu-ray со стороны ключевых партнеров, таких как Sony. Потому что Sony — это массовое производство и сильный маркетинг. И еще потому что Sony — это PlayStation — очень весомое дополнение к тому, что могут предложить пользователям такие компании, как Dell.

Популярность Blu-ray растет очень быстрыми темпами, и мы не чувствуем необходимости поддерживать обе технологии в наших продуктовых линиях, так как это только сбивало бы с толку заказчиков.

А у вас не было ощущения, что вы пошли, возможно, неверным путем, в тот момент, когда заявление о поддержке HD-DVD прозвучало со стороны столь могущественной корпорации, как Microsoft?

Нет, у меня лишь возник вопрос, какова была мотивация Microsoft, чтобы принять такое решение. В игровой индустрии, когда у вас есть сильный противник и он готов представить на рынке новую технологию, которой у вас нет, это вполне может стать причиной для вас сделать выбор в пользу конкурирующего решения.

Некоторое время назад появилась информация о планах Dell начать поставки настольных ПК и ноутбуков с предустановленной ОС Linux. Как осуществляются эти планы? И почему всего этого пришлось ждать так долго?

Я бы хотел обратиться к истории «взаимоотношений» Dell и Linux. В свое время мы очень агрессивно начали внедрять Linux в своих решениях. Восемь лет назад эта операционная система поставлялась в комплекте со всеми нашими платформами, хотя спрос на Linux со стороны наших заказчиков тогда был невелик. Во многом это объяснялось недостаточной зрелостью Linux как технологии. Особенно это касалось клиентских решений, в частности — пользовательского интерфейса, который существенно отличался от того, что люди привыкли видеть в операционных системах Microsoft. Потом мы увидели, что началось реальное внедрение серверных Linux-решений, и решили, на время прекратив поддержку Linux на клиентских платформах (за исключением ряда моделей рабочих станций Precision), сосредоточиться на серверных решениях.

Теперь — о том, что произошло недавно. В качестве одного из механизмов общения с заказчиками мы используем сайт Dell IdeaStorm, где заказчики могут высказывать мнения о наших проектах, выдвигать свои идеи — что они хотели бы увидеть в продуктах Dell — или поддерживать идеи, высказанные кем-то еще. Так вот кому-то пришло в голову выдвинуть идею о том, что нам следует поставлять Linux с нашими ноутбуками и настольными системами. Эта идея получила исключительно широкую поддержку. Так что мы просто откликнулись на пожелания заказчиков. На потребительском рынке мы предлагаем компьютеры с дистрибутивом Ubuntu. Корпоративным заказчикам мы адресуем клиентские системы с Novell SUSE Linux Enterprise Desktop. В части серверных решений мы сотрудничаем с Novell и Red Hat. (Linux-серверы Dell c дистрибутивами от Novell и Red Hat доступны и в России. Однако, как уточнили в российском представительстве корпорации, поставки в нашу страну настольных ПК и ноутбуков с ОС Linux пока не ведутся и не планируются. — В. С.)

В прошлом Dell довелось попробовать свои силы на рынке карманных ПК. Почему этот опыт оказался неудачным?

Мы вышли на этот рынок, чтобы удовлетворить пожелания заказчиков. В тот период у нас было довольно много заказчиков, заинтересованных в появлении карманных ПК от Dell. Кроме того, тогда считалось, что есть растущие рынки для наладонных устройств. В качестве примера я могу назвать рынок оборудования для медицинских учреждений. Но получилось так, что спрос на карманные ПК оказался не настолько велик, как предполагалось. Свою роль сыграло и отсутствие стандартов архитектурной реализации этих устройств — как аппаратных, так и программных. Поэтому мы и приняли решение об уходе с этого рынка, хотя и продолжаем внимательно за ним следить. Так что я не могу сказать, что уход был окончательным. Мы вернемся, если это будет иметь смысл. 


Есть вещи важные и есть секретные

Один из важнейших компонентов персонального компьютера — материнская плата. Кто разрабатывает материнские платы для компьютеров Dell? По словам Кеттлера, в течение долгого времени в Dell самостоятельно занимались дизайном материнских плат для всех своих систем, будь то ноутбуки, настольные компьютеры или серверы.

Собственных линий монтажа материнских плат у Dell не было никогда — этот вид работ в компании доверяли и продолжают доверять производственным партнерам.

«Для нас критически важным является именно дизайн материнских плат, поскольку от него зависит очень многое — начиная от электромагнитной интерференции и целостности сигналов и заканчивая внедрением новых технологий и обеспечением максимума производительности», — отмечает Кеттлер.

Впрочем, в последние годы, по его словам, в Dell несколько отошли от принципа разработки материнских плат для абсолютно всех своих продуктов собственными силами и все больше используют готовые платы третьих фирм для систем начального уровня. Что же касается производственных партнеров корпорации, то в их числе в тайваньских источниках в последние несколько месяцев фигурировали MSI и Foxconn — по материнским платам, Flextronics и снова Foxconn — по коннекторам и корпусам для ПК, Asustek, Compal, Quanta и Wistron — по ноутбукам. Разумеется, все это были сведения неофициальные, и даже если они и соответствуют действительности, приведенный список, скорее всего, является неполным.

Как происходит выбор микросхем и пассивных компонентов (резисторов, конденсаторов, аккумуляторов) для материнских плат Dell? «По каждому компоненту у нас есть регулярно обновляемый список проверенных поставщиков — AVL (Approved Vendor List)», — говорит Кеттлер.

Попадание компании в такой список, как отметил он, означает, что у Dell уже был успешный опыт сотрудничества с данной компанией. В числе критериев, которыми руководствуются в Dell при составлении AVL, Кеттлер выделяет, прежде всего, гарантированные качество и объемы поставок, а также техническую поддержку. Являются ли эти списки открытой информацией? Разумеется, нет, хотя от партнерства с такими компаниями, как, например, Intel, Samsung или Infineon (а с недавних пор — и AMD) в Dell открещиваться не станут. Иными словами — есть вещи важные, а есть секретные. Такая диалектика.


Может ли Dell перечить Intel?

В критически настроенной по отношению к Dell части ИТ-сообщества сложилось мнение, что техасская компания всегда следует в фарватере Intel и Microsoft, не предлагая в технологической сфере ничего такого, что шло бы вразрез с интересами этих двух корпораций. По мнению Кеттлера, ситуация с Blu-ray — наглядный пример того, что это не всегда так, поскольку ни Intel, ни Microsoft поначалу не поддерживали эту технологию (затем в Intel несколько переменили позицию, но в Microsoft по-прежнему дистанцируются от Blu-ray).

Есть ли другие аналогичные примеры? Кеттлер уверяет, что есть. Одним из таких примеров, по его словам, является DisplayPort. «Сегодня уже можно сказать, что это фактически стандартный дисплейный интерфейс следующего поколения, но еще пару лет назад у него не было абсолютно никакой поддержки со стороны Intel», — говорит он.

Версия 1.0 спецификации DisplayPort была утверждена в качестве стандарта ассоциации VESA (Video Electronics Standards Association) весной 2006 года. Несколько месяцев назад, в апреле было объявлено о ратификации версии 1.1 этого стандарта. «Наша команда инженеров занималась технологией DisplayPort, а у Intel была своя разработка под названием Unified Display Interface, которую они всячески пропагандировали и предлагали стандартизовать», — вспоминает Кеттлер.

Действительно, многие помнят, что при непосредственном участии Intel в декабре 2005 года была создана организация UDI Special Interest Group, позже переименованная в UDI Working Group. Но в январе 2007 года в дни выставки Consumer Electronics Show в Лас-Вегасе от имени корпорации прозвучало заявление в поддержку DisplayPort.

«Сейчас Intel и Microsoft на 100% поддерживают DisplayPort, но так было не всегда», — подытожил Кеттлер.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями