Константин Самойлов уверен, что сегодня основное различие между многими конкурирующими продуктами — в простоте их использованияПоставщикам продуктов и услуг в сфере ИТ пора прекратить гонку за функциональностью и обратиться к более важному аспекту — удобству использования. С таким призывом выступает сообщество RusCHI, объединяющее более 50 специалистов. RusCHI — это российское отделение ACM SIGCHI, специализированной группы по взаимодействию человека с компьютером, входящей в международную профессиональную ассоциацию Association for Computing Machinery.

Что же такое «юзабилити»? По мнению председателя RusCHI Константина Самойлова, это не просто английский эквивалент «удобства использования», а отдельное направление, в совокупности рассматривающее такие параметры, как эффективность, продуктивнось и удовлетворенность пользователей. Ближе всего оно стоит к эргономике. Но Самойлов предпочитает разделять эти понятия: «Говоря об эргономике, мы поднимаем пласт исторических понятий, которые не всегда имеют отношение к тому, о чем мы говорим сейчас».

По мнению управляющего партнера компании Usethics Александра Белышкина, эту дисциплину можно назвать современным вариантом когнитивной эргономики — раздела эргономики, изучающего познавательные процессы. Хотя такое толкование кажется удовлетворительным далеко не всем, ясно одно: данное понятие возникло в первую очередь из коммерческих соображений и в процессе своего развития сохранило тесную связь с потребительским рынком.

Но, несмотря на это, ясно, что на удобство использования обращают все большее внимание — и в мире, и в России. Так, об этой проблеме говорили сразу на четырех московских конференциях, прошедших в начале ноября: Client Side 2007, Software Engineering Conference 2007, User Experience 2007 и «Всемирном дне юзабилити», организованном RusCHI. Такая «кучность» не случайна: 8 ноября — Всемирный день юзабилити, отмечаемый в 175 городах 35 стран мира. Однако, по мнению Самойлова, четыре конференции подряд — это совсем не много. В Соединенных Штатах, для сравнения, проблеме удобства использования посвящено 43 конференции в год.

Самойлов считает, что данная дисциплина постепенно превращается в одно из центральных направлений инженерии. По его мнению, большинство технологических задач уже решено, и львиная доля проблем, возникающих при использовании программ и устройств, вызвана человеческим фактором. В этой связи удобство использования становится мощнейшим инструментом конкурентной борьбы, а поскольку конкурирующие продукты и услуги часто имеют одинаковые характеристики, то лидерами продаж становятся те из них, с которыми легче работать. Причем для повышения простоты использования, а следовательно, конкурентоспособности иногда предпочтительно отказаться от некоторых функций. Именно так, по словам Самойлова, поступила корпорация Microsoft при создании пакета офисных приложений Micfosoft Office 2007.

Того же мнения придерживается Александр Павлович, руководитель службы дизайна продуктов «ВымпелКом» — нового подразделения компании, задача которого состоит в повышении удобства использования как новых, так и старых услуг компании. По его словам, этот мобильный оператор предлагает до трех новых сервисов в месяц, однако опыт показывает, что людям часто не удается освоить ту или иную услугу, даже если она им действительно нужна. Более того, в случае успешного освоения полный набор функций оказывается востребованным со стороны очень немногих. Павлович уверен, что существенно упростить использование услуг можно, только хорошо зная клиента. Поэтому, как он считает, первоочередная задача его службы состоит в том, чтобы разделить клиентов сети «Билайн» на поведенческие группы и изучить каждую из них.

Найти баланс между простотой и функциональностью пытаются и производители делового программного обеспечения. По данным руководителя отдела разработки программ документооборота фирмы «1С» Александра Безбородова, с 2002 года объем функционала деловых программ удвоился. При этом пользователи часто не желают добавления новых возможностей. В «1С» стараются если не уменьшать число функций, то хотя бы создавать как можно меньше новых. Например, при разработке восьмой версии программы «1С:Платежные документы» большая часть изменений коснулась повышения простоты использования. Результат — ускорение операций в два раза, снижение числа пользовательских ошибок в два с половиной раза и увеличение быстроты освоения программы почти в четыре раза.

Но, несмотря на такие впечатляющие результаты, многие компании пока воздерживаются от инвестиций в упрощение работы со своими продуктами и услугами. Причину этого Павлович видит в отсутствии необходимых количественных методик оценки, ведь бизнесменов скорее убедят не такие показатели, как время, затрачиваемое на освоение продукта или услуги, а размер потенциальной финансовой выгоды. Кроме того, если эффективность и продуктивность можно реально измерить, то с третьей составляющей, удовлетворенностью пользователей, возникают большие сложности. По мнению Павловича, в мире пока не существует достоверных тестов для оценки этого параметра. Метод, применяемый, в частности, Microsoft, — размещение на лице пользователей датчиков, фиксирующих их мимику, подходит, по словам Павловича, скорее для измерения уровня неудовлетворенности, чем удовлетворенности.

Есть и такие компании, которые обращаются к «юзабилистам», следуя веяниям моды и не понимая, чего в действительности они хотят. Многие не видят разницы между юзабилити и маркетингом. Впрочем, в России грань между ними действительно стерта. По словам Белышкина, «юзабилистам» часто приходится выходить в смежные области: помогать маркетологам и даже давать консультации по построению бизнес-процессов.

При этом собственно специалистов соответствующей квалификации в России очень мало. Самойлов объясняет это тем, что само это понятие складывается из трех факторов: технического, экономического и человеческого, а сложившаяся в стране система обучения проводит слишком четкую грань между техническими и гуманитарными науками. Сокращение количества специальностей в связи с переходом на двухуровневое образование также не обещает ничего хорошего для развития данной дисциплины как отдельного предмета изучения.

Отсутствие у государства интереса к данному вопросу видно и из того, что, как утверждает Самойлов, до сих пор не предпринято никаких попыток привлечь «юзабилистов» к нашумевшему проекту разработки национальной операционной системы. Зато понимание его актуальности среди коммерческих компаний возрастает с каждым годом. Он заверил, что уже в очень скором времени смещение акцентов станет очевидным: рекламируя свои продукты, компании будут в первую очередь говорить о легкости их освоения и простоте использования, а не о том, насколько они функциональны.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями