Джон О’Мелиа: «В ближайшие годы произойдет консолидация рынка ECM, на нем останется два-три крупных игрока»Технологии управления контентом предприятия Enterprise Content Management (ECM), по определению ассоциации по обработке информации и изображений Association for Information and Image Management (AIIM), «в ведении» которой они находятся, как «инструменты и стратегии, позволяющие организациям управлять неструктурированной информацией, в какой бы форме она ни существовала». Современные системы ECM ведут свою родословную от систем управления документами Electronic Document Management Systems (EDMS), с помощью которых начиная с 80-х годов пытались архивировать нетекстовые документы, прежде всего изображения и конструкторскую документацию. Затем много лет направление ECM оставалось вне поля зрения компьютерной общественности. Однако в последнее время ECM сместилось с периферии интересов ИТ-сообщества в самый центр. С тех пор как количество неструктурированных данных стало превышать объем традиционных для ИТ структурированных, отношение к этим технологиям заметно изменилось.

Компания Documentum была одной из первых, специализировавшихся на ECM, и тот факт, что в 2003 году она была куплена корпорацией EMC, гигантом ИТ-рынка, является свидетельством конвергенции ИТ с информатикой.

Состояние дел в отрасли и ее перспективы прокомментировал вице-президент EMC по управлению контентом и архивированию Джон О’Мелиа.

В области ECM, по мнению аналитиков, есть три признанных лидера — IBM, Open Text и EMC. За ними следуют Oracle, Interwoven, Microsoft, Venette и Xerox, а далее еще примерно десяток компаний. Как вы можете охарактеризовать состояние дел у лидеров?

Мы все играем примерно на одном поле. Но в то же время у каждой из названных вами компаний есть своя история и свои сильные и слабые стороны. Если говорить об IBM, то эта компания работает в области управления контентом с 1995 года, с момента приобретения Lotus Notes, она много вложила в развитие этого семейства программных продуктов, есть значительные достижения у группы разработчиков СУБД DB2. Совсем недавно была куплена FileNet. То есть внутри этой компании существует множество архитектур и подходов, и основная проблема в сборе этих независимых решений воедино, в сложении их в ясное архитектурное решение. Создание информационного сервера Information Server ставит целью решение именно этой задачи. В отчете Gartner, опубликованном месяц назад, утверждается, что IBM потребуется от года до полутора лет для полноценной интеграции DB2 Content Manager и FileNet P8.

Что касается Open Text, то у этой канадской компании глубокие академические корни. Ее основатель Тим Брэй сегодня руководит направлением, связанным с Web-технологиями в Sun Microsystems, а в основу ее собственных программных продуктов были положены работы Гастона Гоне — выдающегося математика современности. Он начал работу над поисковыми машинами задолго до эпохи Internet, при разработке проекта электронной версии Оксфордского словаря. Впоследствии механизмы поиска были использованы в AltaVista и Yahoo!, самых популярных поисковиках в «догугловскую» эпоху. Позже Open Text купила компанию Odesta с ее продуктом для управления документами Livelink и преобразовала его в систему, основанную на Web-технологиях. Затем было еще несколько приобретений, крупнейшее из них — еще одна канадская компания Hummingbird. Сильная сторона Livelink заключается в возможности применения Web-технологий в корпоративных сетях intranet. Признавая несомненные достоинства предложения со стороны Open Text, нельзя не отметить, что они страдают определенной мозаичностью и, возможно, компания отстает в области инфраструктурных решений.

В этом отношении EMC проще. С момента создания компании Documentum, являющейся теперь частью EMC, мы оставались привержены изначальному курсу, избранному основателями Documentum — Говардом Шао и Джоном Ньютоном. Они двигались не от технологий, а от потребностей пользователей. У нас есть единый репозитарий, и, какие бы мы ни делали приобретения (а за последние пять лет, как вы знаете, их было немало), мы можем связать все в общую информационную инфраструктуру. У нас есть одно многофункциональное решение. Ясность архитектуры дает возможность видеть перспективы. Основная задача EMC — в создании сбалансированных решений, включающих традиционные для нее аппаратные и программные средства для систем хранения, технологии управления жизненным циклом данных с управлением контентом, приобретенным вместе Documentum.

А как вы оцениваете общее состояние рынка ECM?

Это очень молодой рынок. Для него характерно то, что лидеры не имеют такого решающего перевеса над другими участниками, как на рынке ERP, где есть SAP, Oracle и все остальные. Даже после приобретения FileNet у IBM менее 20%, EMC имеет около 16%, Open Text — не более 14%. Очевидно, что в ближайшие годы произойдет какая-то консолидация, в итоге на рынке будут доминировать две-три основные платформы. Это с неизбежностью произойдет в ближайшие два-три года, и мы хотим быть числе лидеров. EMC активно покупает компании, недавно мы купили голландскую компанию XHive, специализирующуюся на использовании XML в области ECM. Это приобретение существенно расширяет наши возможности.

Не кажется ли вам странным, что каждая из компаний разрабатывает свои собственные решения вне общей системы стандартов, как когда-то создавались мэйнфреймы. Ведь рынок становится массовым, когда есть общепринятые стандарты, — вспомните семиуровневую модель OSI и ее воздействие на рынок…

У каждой технологии своя история. Мы привязаны к определенным отраслевым решениям и не можем все резко изменить. Но распространение идей SOA (Service-Oriented Architecture) станет стимулом к развитию стандартизации, в этом отношении вы, безусловно, правы.

На мой взгляд те, кто занимается ИТ и управлением контентом предприятия, образуют два разных сообщества. В этом несложно убедиться, если сравнить состав участников конференций, где доминируют ИТ, и тех, которые посвящены ECM. Как вам удается согласовывать два типа ментальности в одной компании?

Это действительно так. На самом деле существует два типа покупателей, причем для нас оба этих типа важны. Мы привыкли к людям из бизнеса — они не столько думают о технологиях, сколько о работе с документами, а ИТ-специалисты мыслят иначе. Для них существуют массивы данных, в некоторых случаях им трудно перестроиться и начать мыслить в иных категориях. Это болезнь роста, но создание информационных инфраструктур потребует конвергенции двух типов ментальности, согласен.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями