- В сентябре 1983 года вы инициировали проект GNU (GNU is Not Unix) с целью создать свободную Unix-подобную операционную систему. И с того времени являетесь ведущим архитектором и организатором этого проекта. Почему вы предприняли этот шаг? Уже в то время было понятно, что программное обеспечение становится коммерческим?

В 1983 году все операционные системы были коммерческими. Нельзя было просто купить компьютер и свободно его использовать. Коммерческое программное обеспечение разобщает пользователей и лишает их помощи. Коммерческими программами нельзя обмениваться, нельзя менять их исходный текст. Я мог свободно распоряжаться своими компьютерами, только создав другую операционную систему и сделав ее свободной. Я объявил о своих планах в сентябре 1983 года, а в январе 1984-го начал разрабатывать систему GNU.

- 3 февраля 1976 года Билл Гейтс написал свое знаменитое "Открытое письмо любителям", в котором он утверждал, что за программы нужно платить точно так же, как за оборудование. Вы прочитали тогда этот манифест? Какое впечатление он на вас произвел?

В то время я о нем и не слышал. Я не был любителем. Я был системным разработчиком в Лаборатории искусственного интеллекта МТИ. Меня мало интересовали 16-разрядные микрокомпьютеры, поскольку возможности машины PDP-10, которой располагала лаборатория, с емкостью памяти, эквивалентной 2,5 Мбайт, были значительно шире. Паскаль был более слабым и менее элегантным, чем Лисп, наш язык функционального программирования. А для тех вещей, от которых требовалась скорость, язык ассемблера оказывался значительно более гибким.

Я не знаю, как бы я отреагировал в то время, если бы этот меморандум попался мне на глаза. Мой опыт, полученный в Лаборатории, заставил меня высоко ценить дух совместно используемых и свободных программ, но я еще не пришел к выводу о том, что платное (коммерческое) программное обеспечение - это несправедливо. В 1976 году я не использовал никаких платных программ. Это произошло только в 1977 году, когда редактор Emacs был перенесен на платную систему с разделением времени Twenex, из-за чего коммерческое программное обеспечение начало вызывать у меня неприязнь. Потребовалось время, чтобы осознать это как этическую и политическую проблему.

- Что вы думаете об интеллектуальной собственности?

Я изо всех сил стараюсь не использовать этот запутанный термин в своих рассуждениях, поскольку описывает он нечто не очень четко определенное и вводит в заблуждение. Этот термин "смешивает" законы, регламентирующие совершенно разные вопросы, так, как если бы они касались одного и того же предмета.

Авторские права существуют, и у меня есть свое мнение по поводу закона об авторском праве. Патенты тоже существуют, но закон о патентах кардинальным образом  отличается от закона об авторском праве. Мое мнение по поводу закона о патентах также полностью отличается от моего мнения по поводу закона об авторском праве. Существует и закон о торговых марках, и он не имеет ничего общего с законом об авторском праве или с законом о патентах. Если вы четко себе представляете каждый из этих законов, то первым делом следует рассматривать их как три различные темы.

Если вы что-то говорите об "интеллектуальной собственности", то на самом деле пытаетесь обобщать три совершенно различных закона. Что бы вы ни сказали, это будет ошибочное обобщение: на это провоцирует сам термин. Я решил избежать этой ловушки и никогда его не употреблять.

- Что для вас важнее: огромное число пользователей GNU или большое число его разработчиков?

Я благодарен обеим категориям, но ни одной не отдаю предпочтения. Мы создаем GNU не ради некого технического триумфа или только для того, чтобы добиться успеха. Наша цель - завоевать свободу, для себя и для вас.

В отношении GNU важно отметить, что он дает возможность свободно использовать компьютеры. Но я должен сделать одно предостережение. Существуют сотни вариантов дистрибутивов GNU, и почти все они содержат в себе какое-то платное программное обеспечение.

- По прошествии стольких лет видите ли вы сейчас свет в конце туннеля, время, когда свободное программное обеспечение снова вернет себе утраченные позиции благодаря тому, что оно будет преобладать на серверах в следующем десятилетии?

Операторы серверов должны, конечно, иметь свободу, но компьютеры,  напрямую влияющие на свободу большинства пользователей, - это компьютеры, на которых они работают. Это компьютеры, где использование свободного программного обеспечение важнее всего. Поскольку коммерческие операционные системы создаются для того, чтобы все больше ограничивать и контролировать пользователя с помощью управления "цифровыми правами", они сейчас порабощены даже больше, чем раньше. Если вы не хотите оказаться связанными по рукам и ногам, у вас один выход - перейти на свободную операционную систему.

- Люди используют термины "свободное программное обеспечение" (free software) и "открытое программное обеспечение" (open software) как синонимы. Это корректно?

С точки зрения идей свободное и открытое программное обеспечение - это совершенно разные вещи. Первое - это политическое движение, а второе - модель разработки.

Движение в поддержку свободного программного обеспечения посвящено этическим и социальным ценностям. Наша цель - завоевать для пользователей свободу, сотрудничать и управлять своими собственными компьютерами. Таким образом, в отношении каждой из программ, с которой вы работаете, вы должны обладать четырьмя основными свободами.

  1. Запускать ту программу, какую вы хотите.
  2. Изучать исходный код и менять его, если программа делает не то, что вы хотите.
  3. Распространять точные копии, когда вы того хотите, либо раздавая, либо продавая их.
  4. Распространять копии модифицированных вами версий, когда вы этого хотите.

Термин "открытое" был предложен в 1988 году теми, кто не хотел произносить слова "свободное" или "свобода". Они ассоциировали свой термин с философией, которая затрагивает только ценности практического удобства.

Сторонники свободно распространяемого программного обеспечения (к каковым я себя не отношу) пропагандируют "модель разработки", в которой принимают участие пользователи, утверждая, что это, как правило, делает программное обеспечение "лучше". И, когда они говорят "лучше", они имеют в виду только технический аспект. На самом деле, используя этот термин таким образом, они неявно утверждают, что важно только практическое удобство, а не ваша свобода.

Я не говорю, что они ошибаются, но они не понимают сути. Если вы пренебрегаете ценностями свободы и социальной солидарности и цените только мощные, надежные программы, вы совершаете ужасную ошибку.

- То же самое происходит с Linux, код которого был выпущен в 1991 году. Люди привыкли считать Linux синонимом GNU, почти так же как Windows становится синонимом для операционной системы для ПК. Но это не одно и то же, не так ли?

Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду под словами "одно и то же". Windows - это официальное название (а не только синоним) для порабощающей пользователя коммерческой операционной системы, разработанной Microsoft. Однако Linux - это не операционная система, а всего лишь компонент таковой. Linux - это ядро: компонент операционной системы, выделяющий ресурсы машины другим программам, с которыми вы работаете. Впервые ОС Linux была выпущена в 1991 году не как свободное программное обеспечение: ее лицензия не разрешала коммерческое распространение.

В 1984 году я начал разработку системы GNU, которая должна была быть свободным программным обеспечением и тем самым давала пользователям возможность работать с компьютерами и оставаться свободными. Проект GNU предполагал настолько большую работу, что даже большинство моих друзей говорили, что это невозможно. В 1992 году система GNU была полностью завершена, за исключением ядра. (Наш собственный проект по созданию ядра, начатый в 1990 году, продвигался медленно.) В феврале 1992 года Линус Торвальдс изменил лицензию, сделав Linux свободным программным обеспечением.

Ядро Linux заполнило последний существенный пробел в GNU; сочетание GNU/Linux стало первой свободной операционной системой, которая могла работать на ПК. Эта система была выпущена как GNU с добавленным к ней Linux. Пожалуйста, не называйте ее Linux. Если вы так говорите, это значит, что вы не доверяете главному разработчику. Пожалуйста, называйте ее GNU/Linux, делая ссылку и на то, и на другое в равной степени.

- Free Software Foundation выпустила второй предварительный вариант лицензии GNU версии 3 (GPLv3). Что в ней изменилось и на что могут рассчитывать пользователи, получая эту лицензию?

Мы опубликовали официальный окончательный текст GPL версии 3 в июне, и многие программы с того времени были выпущены на ее условиях. Основная цель GNU General Public License в третьей версии такая же, как и была всегда: защитить свободу всех пользователей. Изменения сделаны в деталях.

- Торвальдс, по его словам, считает, что GPLv2 - это превосходная лицензия, но при этом заметил, что "существует примерно 50 различных лицензий на открытое  программное обеспечение, и с этой точки зрения GPLv3 - лишь еще одна". Сотрудничает ли Линус с вами или с GNU над созданием свободного программного обеспечения?

Тот факт, что Торвальдс сказал "открытое" вместо "свободное" говорит о многом. Я написал GNU GPL для того, чтобы защитить свободу всех пользователей всех версий программ. Я разработал третью версию лицензии для того, чтобы она работала еще лучше и для того, чтобы защититься от новых угроз.

Торвальдс сказал, что он отвергает эту цель, и вот, вероятно, почему он не оценил GPLv3. Я уважаю его право высказывать собственные взгляды, даже несмотря на то, что считаю их ошибочными. Однако, если вы не хотите утратить свою свободу, вам лучше не следовать его примеру.

- Недавно в Microsoft заявили, что в свободных программах, таких как Linux, OpenOffice и некоторых программах электронной почты, нарушено 235 из ее патентов, но при этом Microsoft подтвердила, что она не намерена пока обращаться в суд. Может быть, это начало нового правового кошмара?

Патенты на программное обеспечение (в тех странах, которые оказались достаточно безрассудными, чтобы их разрешить) - это правовой кошмар для всех разработчиков. Около половины всех патентов в любой области принадлежит мегакорпорациям, что дает им полный контроль над технологией. В странах, которые разрешают патенты на программы, это происходит и в сфере программного обеспечения.

- Нынешним летом корпорация Microsoft опубликовала следующее заявление: "Имеются утверждения, что распространение Microsoft сертификатов на сервисы поддержки Novell, что делается в рамках соглашения с Novell о совместной работе по обеспечению интероперабельности, требует принятия лицензии GPLv3, но мы не уверены, что такие утверждения имеют юридическую основу с точки зрения законов о контрактах, интеллектуальной собственности или любого другого закона". Они готовятся к битве?

Microsoft пытается отрицать, что ее контракт с Novell означает то, что означает. Это свидетельствует о том, что наши усилия, предпринятые с тем, чтобы GPLv3 превратила их контракт в оружие против Microsoft, принесли свои плоды. Я уверен, что Novell не согласна с Microsoft по этому пункту и заявит, что эта сделка применима к программному обеспечению, распространяемому на условиях GPLv3.

Они используют термин "интеллектуальная собственность" в пропагандистских целях. Это сделано для того, чтобы отбить у вас охоту сосредоточиться на конкретном законе, законе о патентах, который они пытаются использовать для того, чтобы запретить свободное программное обеспечение.

- Вы считаете, что сообщество сторонников свободного программного обеспечения может выиграть войну против Microsoft?

Никто не знает, кто победит в этой борьбе, поскольку результат зависит от многих людей. Вы будете бороться за свободу? Вы откажетесь от Windows и MacOS, а также от другого несвободного программного обеспечения и перейдете на GNU/Linux? Или вы окажетесь слишком ленивы, чтобы сопротивляться?

- Некоторые аналитики считают, что такого рода соглашение между Microsoft и Novell позитивно для потребителей и, более того, может способствовать популяризации свободного программного обеспечения. Будто бы потребители получат большую поддержку от производителей в том, что касается интероперабельности, и смогут более эффективно использовать свои приложения. Вы согласны с этими аргументами?

Это все равно что утверждать: курение табака благоприятно для вашего здоровья, поскольку поможет вам похудеть. Я не знаю, насколько их утверждение относительно популярности соответствует истине в узком смысле, но я уверен, что это неверно по сути. Не имеет значения, насколько популярным станет GNU/Linux, если он не сможет дать вам свободу. Цель, которую преследует Microsoft в сделке с Novell, состоит в том, чтобы люди боялись использовать GNU/Linux, не платя Microsoft за разрешение. Вот почему мы разработали GPLv3, чтобы обернуть их оружие против них самих.

Что же касается интероперабельности, то добиться ее очень просто - нужно, чтобы разработчики коммерческого программного обеспечения перестали этому препятствовать. Работая со свободным программным обеспечением, пользователи сами всем управляют. Пользователи хотят быть уверенными в совместимости продуктов, с которыми работают, и, когда программное обеспечение свободно, они получают то, что хотят. С несвободным программным обеспечением разработчик управляет пользователями. Разработчик разрешает интероперабельность, когда это удобно самому разработчику, а что хотят пользователи - не имеет значения.

Microsoft часто навязывает несовместимость. Сейчас, например, она проталкивает патентованный "стандарт" OOXML вместо того, чтобы поддерживать Open Document Format. В Microsoft уверены, что они настолько сильны, что могут разработать несовместимый формат, создать препятствия к его реализации другими и вынудить большинство пользователей на него перейти. Вы думаете, что пользователи действительно настолько неразумны?

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями