Cisco Systems демонстрирует интерес к венчурным инвестициям в российские технологические компании

Андрей Морозов: «Инвестиции для Cisco — не благотворительность. Компания ведет себя как классический корпоративный венчурный инвестор. При выборе объекта для инвестирования преследуется две цели: первая — непосредственное получение дохода, вторая — возможность подлить масла в огонь основного бизнес»Одна из причин бурного роста ИТ-компаний в Кремниевой долине — активность венчурных капиталистов. Одна из причин не столь бурного роста технологических компаний в России — проблемы с инвестициями. Возможно, теперь ситуация изменится. С лета прошлого года государство через «Российскую венчурную компанию» начало финансирование венчурных фондов, направленных на инвестиции в технологические компании. Вслед за этим пока умеренный, но уже заметный интерес к вложениям в российские технологии стали демонстрировать глобальные инвесторы. Один из крупнейших профильных игроков — компания Cisco Systems завершила первую сделку в России — приобретение пакета акций компании Ozon.

C 2006 года за инвестиционные проекты Cisco в России отвечает Андрей Морозов. Москвич, выпускник МФТИ, специалист в области молекулярной электроники, Морозов с 1990 года жил и работал в США, но недавно вернулся в Москву. Его первая сделка — приобретение компанией Cisco в составе пула инвесторов миноритарного пакета Internet-магазина Ozon.ru. Совместно с венчурными фондами Index Ventures и Holtzbrinck Ventures в компанию было инвестировано 18 млн. долл.; размеры долей, которые в обмен получили инвесторы в российском Internet-магазине, не уточняются. О деталях этого проекта и планах компании Андрей Морозов рассказал в интервью Computerwrold Россия.

Какую роль в общем бизнесе Cisco играет инвестиционное направление?

Инвестиции для Cisco — не благотворительность. Компания ведет себя как классический корпоративный венчурный инвестор. При выборе объекта для инвестирования преследуется две цели: первая — непосредственное получение дохода, вторая — возможность подлить масла в огонь основного бизнеса. Каждая сделка анализируется с обеих сторон. Если проект интересен финансово, но не отвечает второму критерию, то, скорее всего, мы не будем в нем участвовать.

С точки зрения основного бизнеса Cisco нас могут интересовать организации, владеющие решениями или технологиями, которые наша компания могла бы использовать в своих продуктах. Либо проекты, которые в силу своей деятельности стимулируют спрос на продукцию Cisco. Именно к этой категории относится сделка с Ozon.ru.

Cisco делает как прямые инвестиции в компании, так и косвенные — через участие в венчурных фондах. С венчурными фондами связаны наибольшие успехи компании в этой области. Так, мы участвовали в финансировании Skype через один из европейских фондов, в котором Cisco выступала как инвестор.

Какого рода объекты для инвестирования Cisco ищет в России?

Это обязательно должна быть компания, работающая в сфере высоких технологий. Она должна существовать не менее трех-пяти лет и уже вполне оформиться как самостоятельная структура. Инвестировать в проекты, состоящие из пары инженеров и одного патента, мы не готовы.

Интересных для нас компаний, имеющих собственные оригинальные разработки, в России не так много, но они есть, и нам есть из чего выбирать.

Существует ли бюджет, выделенный Cisco специально для инвестиций в Россию?

Ни на Россию, ни на какие-то другие регионы определенного бюджета у нас нет. Каждая сделка рассматривается отдельно. У компании достаточно финансовых резервов, чтобы войти во все сделки, которые она считает для себя выгодными.

Целесообразно говорить не об общем бюджете на страну, а о величинах сделок, которые нас интересуют. Для России этот показатель составляет 2-5 млн. долл.

Что кроме денег приносит Cisco в проекты?

В России, впрочем, как и во всем мире, сейчас избыток капитала, но технологические компании до сих пор остаются пасынками рынка. Инвесторы предпочитают энергетику, недвижимость, в последнее время — ритейл и машиностроение. В этом плане деньги Cisco, которые принципиально ориентированы на технологический бизнес, для ИТ-компаний более привлекательны. Cisco — очень сильный брэнд. Сам факт инвестиций с нашей стороны привлекает интерес к компании. Это продемонстрировала сделка с Ozon.ru.

В силу ряда юридических факторов корпорации избегают прямого участия в совете директоров. Но неформально мы готовы и будем оказывать поддержку проектам, в которые мы вложили свои средства. Возможность воспользоваться технологической экспертизой Cisco и сотрудничать с ней по всему миру достаточно привлекательна.

Исходя из каких критериев определялась цена компании в случае с Ozon? Какой из ресурсов компании — собственно бизнес, брэнд, сообщество пользователей — оказался наиболее привлекательным?

Невозможно описать процесс оценки формальным образом. Все названные вами и многие другие параметры оказывают влияние на цену. Со стороны Ozon продавцами выступали очень опытные специалисты из фонда Baring Vostok, и они не упустили ни одной возможности поднять цену.

На что в Ozon планируют направить полученные инвестиции?

Бизнес Ozon состоит из четырех основных элементов: логистика, то есть хранение и доставка товара; операционная деятельность, связанная с наймом сотрудников, содержанием офиса, рекламой и т. д.; весь комплекс отношений с потребителями; и, наконец, отношения с поставщиками, контракты, ассортимент. Основными направлениями развития являются логистика и расширение ассортимента.

Через какой срок Cisco планирует выйти из проекта?

Для терпеливого западного инвестора средний срок нахождения в сделке составляет примерно пять лет. Мы можем находиться в проекте до семи лет, и это тоже нормально. Cisco заинтересована в росте, но никуда не торопится. При нынешних темпах роста мы считаем, что у Ozon есть возможность в течение двух-четырех лет достичь оборота свыше 100 млн. долл. Следующим шагом может стать выход на биржу или продажа крупному стратегическому инвестору.

Каким образом ведется поиск новых проектов для инвестиций?

В словосочетании «прямые инвестиции» главное слово — «прямые». Основа поиска — личные контакты, звонки, встречи.

В таком случае вы как выпускник физтеха должны обладать значительным преимуществом?

Какого-то закрытого клуба, в котором мы встречаемся и обсуждаем дела, конечно же, не существует. Но действительно, многие из моих институтских знакомых сейчас работают в сфере высоких технологий, и я активно использую эти связи.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями