Текущая правоприменительная практика в области защиты интеллектуальной собственности в России устареет с 1 января

Дважды в год, весной и осенью, Некоммерческое партнерство поставщиков программных продуктов, в которое ныне входит 281 компания из России и ближнего зарубежья, проводит общие собрания. Очередное собрание состоялось в начале марта.

Основной задачей НП ППП является борьба с компьютерным пиратством. НП ППП широко сотрудничает с правоохранительными органами, в 2006 году 79% уголовных дел по ст. 146 УК РФ, возбужденных управлением «К» МВД РФ, связаны с продуктами, разработанными его членами, в первую очередь Microsoft и «1С». Партнерство также широко занимается и методологической подготовкой борьбы с пиратством, от поиска и выявления пиратов до вынесения им приговора в суде.

По данным февральского анкетирования участников партнерства, в последнее время наблюдается скорее снижение уровня пиратства по всем его видам, за исключением Internet-пиратства (которое растет в последние годы). Доступность нелицензионного программного обеспечения для массового пользователя снижается с постепенным отказом пиратов от уличной торговли — как, впрочем, снижаются и возможности сотрудников милиции выявить и пресечь более сложные случаи пиратства, если милиционеры не обладают специализированными знаниями.

По данным заместителя начальника отдела управления «К» МВД РФ Антона Кузнецова, в 2006 году было закрыто лишь 13 сайтов, имеющих отношение к контрафактным программным продуктам, а также 13 архивов, расположенных в домашних сетях, — для сравнения, в 2005 году было закрыто 93 подобных сайта. Столь сильное снижение показателей объясняется тем, что пираты выводят свои сайты из российского сегмента Сети, что весьма затрудняет работу правоохранительных органов. Пиратские сайты Кузнецов разделил на пять подвидов: сайты, просто содержащие в себе контрафактные программы (уже достаточно редкий случай); архивы в Intranet либо домовых сетях; сайты-витрины (чей виртуальный склад контрафактного программного обеспечения обычно находится в зарубежных сегментах Internet, на сайтах-хранилищах данных вроде RapidShare); сайты-витрины, чьи владельцы по заказу записывают контрафакт на физические носители; наконец, некоторые пираты рассылают спам с предложениями купить контрафакт на CD или DVD. При этом домовые сети не мониторятся извне, а сайты-витрины содержат лишь ссылки на контрафакт, что затрудняет работу управления «К», потому что получить информацию о пиратах трудно, но еще сложнее доказать наличие состава преступления. Позитивная сторона заключается в том, что пиринговые сети в управлении «К» пока не рассматриваются как серьезная угроза для правообладателей, а с сайтов-хранилищ данных по официальному запросу от НП ППП файлы с контрафактом оперативно удаляются.

В области же законодательного регулирования защиты авторских прав с 1 января 2008 года вступят в силу изменения, рядом с которыми меркнут все недавние законодательные инициативы, включая закон № 98-ФЗ, разрешающий следователям органа, выявившего преступление по ст. 146 УК РФ (а не только следователям прокуратуры), расследовать дело на основе альтернативного признака подследственности. Но со следующего года вступит в силу четвертая часть Гражданского кодекса РФ, посвященная защите интеллектуальной собственности и призванная заменить собой все законы, ее регулирующие.

В четвертой части ГК РФ содержание и терминология статей, посвященных нарушению исключительных прав, приведены, насколько это возможно, в соответствие с составами УК и КоАП, программы и базы данных выведены из сферы коллективного управления. Кроме того, работодатель теперь обязан получать личное согласие автора-работника для осуществления ряда действий с произведением (ст. 1266); автору-работнику должны выплачивать вознаграждение за использование служебного произведения, даже если работодатель использовать произведение не начал (ст. 1295, п. 2); по заказным разработкам введена презумпция принадлежности прав заказчику (ст. 1296); сужена сфера применения исключительного права на прокат применительно к программному обеспечению (ст. 1270) и т. п. Все эти изменения, начиная с изменения терминологической базы, приведут к тому, что в ближайшие несколько лет будет полностью обновлено методологическое обеспечение борьбы с пиратством, заново переучены сотрудники МВД, прокуратуры и судебного корпуса.

Изменения будут настолько серьезными, что, например, старший прокурор правового управления Генеральной прокуратуры РФ Аслан Юсуфов считает, что даже и не стоит обсуждать текущую правоприменительную практику (составляющую свыше 3 тыс. зарегистрированных преступлений по ст. 146 УК РФ в 2006 году). Так, на собрании не стали обсуждать широко известное дело Александра Поносова (закрытое было за «малозначимостью преступления»; впрочем, в конце марта оно будет пересматриваться в суде по инициативе как обвинения, так и защиты).

Можно предположить, что этот новый закон, который вызывает так много споров, на какое-то время ослабит позиции борцов с пиратством. В связи с этим на собрании Партнерства была высказана мысль, что осеннее собрание будет в значительной части посвящено вступлению в действие четвертой части ГК РФ.


Китай и Россия возглавляют список пиратов

По оценкам альянса International Intellectual Property Alliance (IIPA), защищающего интересы предприятий издательской, звукозаписывающей и киноиндустрии, а также отрасли программного обеспечения, Китай и Россия являются двумя наиболее злостными нарушителями авторских прав на программное обеспечение и музыку, принадлежащих американским компаниям, и их следует оставить в приоритетном списке наблюдения правительства США.

После обсуждения ежегодного отчета Special 301 о соблюдении авторских прав в разных странах мира предлагается оставить обе страны в списке Priority Watch List. Данный список пересматривается каждый год, а занесенные в него страны находятся под пристальным наблюдением.

По данным IIPA, 60 наиболее неблагополучных с точки зрения музыкального и компьютерного пиратства стран в прошлом году нанесли экономике США ущерб в размере 15,25 млрд. долл. Годом ранее он составил 15,83 млрд. долл. Причем эти показатели могут вырасти до 35 млрд. долл., если не будут приняты соответствующие меры. Оценки базируются на статистической информации, предоставленной членами IIPA.

Черный список IIPA возглавляет Китай. Убытки от деятельности пиратов в этой стране за прошлый год оцениваются в 2,21 млрд. долл. Основной объем потерь приходится на программное обеспечение делового назначения. На втором месте с показателем 2,18 млрд. долл. находится Россия. В прошлом году в Китае наметились определенные улучшения. Годом ранее в IIPA оценивали ущерб в 2,37 млрд. долл. Что же касается России, здесь, по мнению экспертов IIPA, прогресс отсутствует: в 2005 году убытки от деятельности российских пиратов оценивались в 1,76 млрд. долл.

Отраслевые ассоциации рассматривают процедуру Special 301 в качестве наиболее эффективного средства борьбы за усиление защиты авторских прав в глобальном масштабе.

Представители IIPA рекомендовали внести в список Priority Watch List 16 стран, за которыми необходимо установить особый контроль, в том числе Канаду, Китай, Мексику и Россию. Причем Канада и Мексика — это соседи и одни из ведущих торговых партнеров США.

— Дэн Найштедт, Служба
новостей IDG, Тайбэй

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями