Потенциальные инвесторы расходятся во мнениях относительно правительственной инициативы

В конце лета по инициативе Мининформсвязи был создан венчурный фонд «Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий» (РИФИКТ). Задачей фонда является финансирование перспективных ИТ-проектов, срок окупаемости которых составляет от полутора до трех лет. Сумма средств, выделяемых на каждый проект, не должна превышать 100 млн. рублей.

Первоначально фонд будет полностью финансироваться государством — на это выделено около 1,5 млрд. рублей из федерального бюджета. Но затем за счет привлечения средств частных инвесторов участие государства в уставном капитале начнет снижаться. По прогнозу Леонида Реймана, к 2009 году доля государства должна составить 25% акций плюс одна акция, а к 2010 году фонд будет полностью передан в руки частных инвесторов.

Не все представители инвестиционных компаний высказываются по поводу перспектив РИФИКТ столь же оптимистично.

Александр Галицкий, партнер фонда «Русские технологии» и управляющий директор AV Galitsky Holding:

Пока, насколько я осведомлен, вырабатывается стратегия работы фонда и подбирается управляющая компания, и от этих двух составляющих будет зависеть ответ на вопрос о том, как этот фонд будет работать. Сегодня ясно только одно — фонд будет нацелен на ИТ-рынок и рынок телекоммуникаций и у него есть все основания, чтобы стать лидером в этом направлении. Сейчас эта отрасль — одна из наиболее динамично развивающихся. Но поставленная задача через три-четыре года довести долю государственного участия в этом фонде до 25% представляется амбициозной. В любом случае мы приветствуем появление еще одного отраслевого фонда и будем с ним сотрудничать.

Достаточно ли будет указанного объема средств — покажет время. Естественно, 3 млн. долл. мало для инвестирования компаний на поздних стадиях или создания инфраструктурных компаний, например появления еще одного сотового оператора. Но тем, на кого, собственно, и ориентирован фонд, — на только начинающие развиваться ИТ-компании — вполне хватит. К примеру, на ранней стадии развития софтверной компании средний объем инвестиций составляет около 5 млн. долл.

Марат Файзрахманов, директор Инвестиционно-венчурного фонда Республики Татарстан:

Мы собираемся принять участие в деятельности венчурного фонда, предложив ряд проектов для совместной реализации на территории Татарстана. Заявленные предварительные условия отбора в РИФИКТ вписываются в действующий в нашем фонде регламент участия в реализации проектов. Проекты в ИТ-сфере быстро окупаются, следовательно, если они будут реализовываться более двух-трех лет, то устареют морально и не будут востребованы на рынке. Что касается прогнозируемых вложений частных инвесторов — около четырех с небольшим миллиардов рублей на всю Россию, то мне кажется это реальным. У нас имеется опыт привлечения частных средств, на каждый вложенный нами рубль привлекается два-три рубля частных инвестиций. Главное — повернуть интересы специалистов, задействованных в ИТ-сфере, и вывести их из тени.

Ольга Ускова, президент Cognitive Technologies:

Думаю, увеличение вложений частных инвесторов произойдет даже раньше, чем прогнозирует министр, поскольку на общемировом фоне российский ИТ-рынок выглядит очень перспективно, обладая одним из самых высоких показателей роста, что само по себе является сильным стимулом для инвестиций. Еще на этапе создания фонда большое число инвесторов, как отечественных, так и зарубежных, говорили о своей готовности вложить средства. Сейчас, когда фонд создан, число их значительно возрастет.

Cognitive с удовольствием войдет в число соинвесторов РИФИКТ, поскольку мы не сомневаемся, что эти вложения окупятся. Сейчас около 60% прибыли компании реинвестируется в развитие новых технологий и имеющихся программных продуктов. Наш опыт показывает, что заявленные условия отбора, сроки и сумма достаточны для стартующих проектов. Далее либо проект закрывается либо переходит в режим самоокупаемости и финансовой независимости.

Сергей Михеев, руководитель направления «Интернет-проекты» инвестиционного холдинга ФИНАМ:

Большая часть средств, выделяемых на финансирование венчурных проектов, осваивается нашей компанией в рамках собственной деятельности. Не имеет смысла отвлекать ресурсы для вложения их в государственный фонд, эффективность которого на данном этапе отнюдь не выглядит очевидной. В частности, окупаемость проекта в полтора года, по нашему опыту, является достаточно большим показателем, цифра в три года для венчурных инвестиций чрезмерна. За этот период в современной российской экономике возвращаются вложения в более традиционные отрасли, например в пищевую промышленность и розничную торговлю.

При этом 100 млн. рублей — очень небольшая сумма для инвестирования. При таком подходе фонд не сможет работать с капиталоемкими проектами, на которые должно ориентироваться государство. Получается некое извращение приоритетов — государство должно поддерживать наукоемкие проекты, требующие значительных инвестиций, однако оно не будет делать этого. Далее, на 100 млн. рублей можно купить либо небольшой пакет в уже относительно развитой компании, что создает большие риски, поскольку миноритарный акционер не сможет контролировать ее развитие, либо контрольный пакет в небольшом бизнесе, скорее всего начинающем. Однако в этом случае значительно возрастают риски невозврата инвестиций. По сути, концепция фонда достаточно противоречива, а приоритеты чиновников, создающих его, неясны.

Между тем оптимистичные прогнозы насчет будущей привлекательности фонда для частных инвесторов вполне реальны. Деньги в фонд понесут отечественные и западные предприниматели, имеющие интересы в российском телекоммуникационном и ИТ-бизнесе и желающие иметь хорошие отношения с отраслевым министерством. По сути, будет что-то похожее на IPO «Роснефти», когда явно переоцененные акции нефтяной компании покупали азиатские стратегические инвесторы, видевшие в этих ценных бумагах входной билет в российскую нефтянку.

Игорь Пантелеев, заместитель генерального директора ЗАО «Академ-Партнер»:

Как только фонд заработает, вложения от частных инвесторов пойдут. ИТ, в силу быстрой отдачи и малых издержек, имеет наибольшие шансы на развитие в России среди всех высокотехнологичных отраслей. Предварительно заявленного объема средств вполне достаточно для компаний на начальном этапе развития, правда, срок окупаемости можно было бы продлить до четырех-пяти лет.

Поскольку РИФИКТ — это венчурный фонд, а «Академ-Партнер» — частная компания венчурных инвестиций, то способом взаимодействия может быть участие в подборе инвестируемых компаний и иное сотрудничество в качестве партнеров. Кроме того, мы готовы оказать РИФИКТ необходимую консалтинговую помощь.

Роман Симонов, директор по инвестициям Intel Capital в странах СНГ:

Мы рассматриваем возможность участия в «Российском инвестиционном фонде технологий и инноваций», но к настоящему моменту не готовы давать комментарии по этому вопросу.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями