«Открытые системы»

Военному происхождению сети ARPAnet, предшественнице Internet, нередко дается ошибочная трактовка; эта сеть никогда не была засекречена, она разрабатывалась гражданскими специалистами, но действительно на деньги Пентагона

Рождение и все последующие годы жизни Internet неплохо документированы, но почему-то многим сложно согласиться с естественным ходом истории, а потому рождаются всевозможные мифы. К счастью, еще живы многие из первопроходцев Сети, и пока можно получить сведения из первых рук.

4 октября 1957 года в СССР с полигона Капустин Яр был запущен космический аппарат ПС-1

Обратимся к фактам. Пожалуй, самую экзотическую по художественному исполнению хронику создания Internet можно найти в Бостоне. Как ни удивительно, она находится на станции метро, расположенной в нескольких минутах ходьбы от городка Массачусетского технологического института на берегу Чарльз-ривер. Во всю длину перрона развернута иллюстрированная хронология событий, приведших к созданию Глобальной сети. Одно из первых событий датировано 4 октября 1957 года; в этот день в СССР с полигона Капустин Яр был запущен космический аппарат ПС-1 («простейший спутник-1»). Спустя месяц, к сороковой годовщине революции был запущен еще один искусственный спутник Земли. Если бы американцы знали, что Первый был всего лишь пустотелым шаром диаметром 58 сантиметров, весил 83,6 килограмма и был оснащен работающим от батарей простейшим передатчиком, а Второй был слеплен героическими усилиями меньше чем за месяц, буквально «на коленке» и каким-то чудом сохранил работоспособность, то их испуг был бы меньше. Но с другой стороны, не будь этого испуга вообще, вся история компьютерной индустрии — и уж точно история Internet — сложилась бы иначе.

Идя от метро, мимо бывших складов, ныне превращенных в современнейшие лаборатории, и новых зданий авангардисткой архитектуры, войдем в легендарное здание МТИ под Большим куполом. Пройдем через холл имени Ванневара Буша, известного своей гипотетической машиной memex. Не меньшая заслуга этого, без всякого сомнения, великого человека в том, что за время пребывания на посту советника президента США по науке он сумел повлиять на взгляды боевого генерала Айка Эйзенхаура, а заодно и членов Конгресса. Когда им пришло время решать, как ликвидировать отставание Соединенных Штатов от СССР в космической области и в образовании, они смогли найти решение, позитивные последствия которого ощущаются и поныне.

Пройдем и по легендарному главному коридору МТИ, сплошь увешанному студенческими объявлениями; сюда же выходят стеклянные стены лабораторий, где ведутся самые авангардные исследования. В этом вавилонском смешении студенческой вольницы с высокой наукой обнаруживается и простенько сделанная стенгазета, посвященная Норберту Винеру, который, оказывается, работал за соседней дверью.

Вот так выглядит питательная среда, из которой берет свои корни Internet. Однако это случилось десять лет спустя, а в 1958 году в ответ на запуск советских спутников создано агентство по передовым исследовательским проектам Advanced Research Projects Agency (ARPA). Инициатором создания агентства был сам президент Эйзенхауэр, а целью — стимулирование и спонсирование научных исследований, но отнюдь не управление ими. Своей твердой уверенностью в том, что ученым нужно доверять, давать им деньги и спокойно ожидать результатов, президент обязан Бушу, это его заслуга. Современники говорят, что президент испытывал самые лучшие чувства к ученым, их идеям, культуре, ценностям и понимал их значение для своей страны. Ярый республиканец, Эйзенхауэр расходился в политических взглядах с учеными, которые в большинстве своем были демократически настроены, и при этом говорил: «Я люблю ученых за их науку, а не за политические убеждения».

Поэтому, отдавая распоряжение о создании ARPA, Эйзенхауэр отверг любые попытки централизованного управления наукой. Следует подчеркнуть, что само агентство было и остается совсем небольшим; оно и сейчас насчитывает всего 240 сотрудников, из них технических специалистов 140. В его функцию входит управление огромным бюджетом, распределение средств между многочисленными университетами и лабораториями. В 1960 году от ARPA отделилось Национальное агентство аэронавтики и космических исследований (National Aeronautics and Space Administration, NASA), а за самим агентством осталось несколько сугубо военных проектов и управление, ответственное за развитие информационных и коммуникационных технологий (Information Processing Technology Office, IPTO). Со временем его главным проектом стало именно создание сети ARPAnet.

Следуя правилу, которое гласит, что «война слишком ответственное дело, чтобы доверять его генералам», на должность первого директора ARPA был приглашен Нейл Макэлрой. До вступления в эту должность он занимал различные ответственные посты в корпорации Procter & Gamble. (Любопытно, что именно Макэлрой, работая в «главной хозяйственной компании», придумал сериалы для домохозяек, которые с тех пор стали называть «мыльными операми».)

Значительная часть из средств ARPA попадала в МТИ. Это был своего рода придворный институт, его президентом в то время являлся Джеймс Киллиан, которого пресса называла «ракетным царем» (Missile Czar). Особое положение МТИ не случайно: Киллиан был одним из тех ученых, которые в первые дни после 4 октября 1957 года обратились к американскому президенту, призвав его ответить на это событие увеличением инвестиций в науку. Именно Киллиан предложил создать независимое агентство, получившее впоследствии название ARPA; именно он вместе с Макэлроем в дальнейшем отстаивали независимое от военных положение этой организации. Суверенность агентства устраивала далеко не всех, поэтому оно неоднократно меняло название с ARPA на DARPA (D обозначает defense, «оборонный») и наоборот.

Прилив значительных финансовых средств в МТИ позволил собрать в институте лучшие умы своего времени, которые в последующем разнесли созданную там инженерную культуру по всей стране. Далеко не случайно и то, что в 60-е и 70‑е годы до перемещения в Кремниевую Долину центр развития вычислительной техники находился в ближайших окрестностях Бостона. Одним из самых примечательных начинаний МТИ был семинар по проблемам кибернетики, которым руководил Винер. Семинар начал работать весной 1948 года, но расцвет его деятельности выпал на конец 50-х. Поначалу происходящее здесь напоминало строительство Вавилонской башни, поскольку к семинару были привлечены ученые разных, порой очень далеких друг от друга специальностей — математики, инженеры, психологи, философы, медики, биологи и т. д. Но в конечном итоге участникам семинара удалось выработать несколько принципиальных концепций, которые можно рассматривать как первые основополагающие идеи будущей Сети. В частности, на семинаре в процессе обсуждений впервые было высказано предположение, что компьютер должен стать одним из важнейших средств коммуникации, хотя представить себе компьютер в качестве коммуникационного устройства в начале 50-х было непросто.


Дуайт Дэвид Эйзенхауэр (1890 — 1969) окончил высшую школу Abilene High School в 1909 году, в 1911 году поступил военную академию в Уэст-Пойнте, которую окончил в 1915-м. В годы Первой мировой войны служил в танковых войсках, которые только появились в армии, и закончил войну в звании подполковника. В 1924 году он получил назначение в войска, размещенные в зоне Панамского канала. С 1943-го — верховный главнокомандующий экспедиционными силами союзников в Западной Европе, он руководил высадкой англо-американских войск на побережье Северо-Западной Франции. С 1948 по 1952 годы он являлся ректором Колумбийского университета в Нью-Йорке, а в 1950 году получил должность верховного главнокомандующего вооруженными силами НАТО в Европе. В 1953 году он стал 34-м президентом США и оставался на этом посту до 1961 года. В 1957 Эйзенхауэр выдвинул доктрину, направленную на укрепление позиций США на Ближнем и Среднем Востоке, в отношениях с СССР и другими социалистическими странами придерживался принципа «балансирования на грани войны», и проводил успешную внутреннюю политику. Его роль в администрации следущющего президента США Джона Кеннеди долгое время оставалась весьма заметной.


Нейл Макэлрой (1904 — 1972) родился в семье школьных учителей. Высшее образование он получил в Гарвардском университете, который окончил в 1925 году с дипломом бакалавра по экономике. По окончании университета он поступил на работу в компанию Procter & Gamble в рекламный отдел. Уже в 1948 году он стал президентом компании. Несмотря на большой опыт руководства в сфере бизнеса, он практически не имел опыта государственной деятельности, когда в 1957 году он получил должность министра обороны. За пять дней до этого Советский Союз, опередив США, запустил на орбиту искусственный спутник. Безусловно, это обстоятельство, как и само по себе развитие технологии, привело к изменению акцентов военного противостояния. Главным предметом гонки вооружений стали межконтинентальные баллистические ракеты. Макэлрой сосредоточил свою деятельность на развитии этого направления. Соглашаясь на назначение, Макэлрой поставил срок своей работы — два года и в 1959 году подал прошение об отставке. Это был один из самых долгих сроков пребывания на посту Министра обороны США. После отставки он продолжал работать на посту председателя совета директоров Procter & Gamble.


Норберт Винер (1894 — 1964) родился в семье еврейских иммигрантов, выходцев из небольшого городка Белосток в Польше (тогда она еще входила в состав Российской Империи). В семь лет Норберт написал свой первый научный трактат по дарвинизму; 11 лет от роду он поступил в престижный Тафт-колледж, который закончил с отличием. В 18 лет Винер уже числился доктором философии по специальности «математическая логика» в Корнельском и Гарвардском университетах. В 1919 году Винер становится преподавателем кафедры математики Массачусетского технологического института. В 20-30 годах он читает лекции в европейских институтах и в пекинском университете Цинхуа. Перед Второй мировой войной Винер стал профессором Гарвардского, Корнельского, Колумбийского, Брауновского, Геттингенского университетов, получил кафедру в Массачусетском институте, написал сотни статей по теории вероятности и статистике, по рядам и интегралам Фурье, по теории потенциала и теории чисел, по обобщенному гармоническому анализу. Во время Второй мировой войны, на которую профессор пожелал быть призванным, он рабол над математическим аппаратом для систем наведения зенитного огня и разработал новую действенную вероятностную модель управления силами ПВО. «Кибернетика» Винера увидела свет в 1948 году.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями