Оценка позитивных и негативных изменений в сфере разработки ПО на экспорт зависит от амбициозности российских разработчиков

Ассоциация «Руссофт» на прошедшем саммите Russian Outsourcing and Software Summit представила результаты нового ежегодного «Исследования российской индустрии экспортной разработки программного обеспечения». Сбор информации и ее обработка проводились аналитическим департаментом ассоциации.

Чтобы получить представление о текущей ситуации, тенденциях, намерениях софтверных компаний и имеющихся резервах, был проведен опрос экспортеров. Вопросы анкеты, разосланной по базе контактов «Руссофт», касались полученных доходов и их структуры, внешней среды, планов развития, происходящих изменений, решения основных проблем, существующих и перспективных рынков. Ответы на эти вопросы являлись базовой информацией для проведения анализа.

Если Россию рассматривать только в качестве одного из ведущих поставщиков услуг, то выявленные благодаря проведенному исследованию тенденции могут вполне устраивать. При постановке более амбициозных задач (например, вхождение в десятку лидеров по экспорту услуг и готовых решений) есть основания для серьезного беспокойства

Заполненные анкеты получены от 135 компаний, обработаны были 115 из них — 20 респондентов еще не являются экспортерами, а только хотят ими стать. Однако их активность также стоит отметить, поскольку она свидетельствует о том, что думать о выходе на зарубежные рынки стали очень многие компании самого разного размера. Как правило, делать это они собираются со своими готовыми решениями. Некоторые из них успешно конкурируют с ведущими западными разработчикам на территории бывшего Советского Союза.

Таким образом, количество экспортеров может возрасти, но пока их, по информации ассоциации «Руссофт», в России около тысячи. Во время исследования обрабатывались данные 115 анкет. Таким образом, выборка составляет 11,5%, что является достаточно высоким показателем. Репрезентативность оказалась также хорошей, если посмотреть на структуру респондентов по их месторасположению, наличию сертификатов, количеству персонала (она незначительно отличалась от структуры всех экспортеров, определяемой по этим же критериям).

Полученные данные анализировались с учетом того, что на некоторые вопросы не все согласились дать ответы или, возможно, не предоставили объективную информацию. Для того чтобы иметь корректные и более полные результаты, использовались данные других исследований (не только ассоциации «Руссофт») и разъяснения специалистов. Кроме того, в некоторых случаях респонденты поясняли, почему они дали тот или иной ответ. Особенно была важна проверка в тех случаях, когда ситуацию с решением какой-то проблемы в конкретном городе оценивало не более трех компаний. То есть выборка была слишком маленькой.

Ежегодное «Исследование российской индустрии экспортной разработки программного обеспечения» проводится в третий раз. Следовательно, уже гораздо легче (даже по сравнению с прошлогодним аналогичным исследованием) определять тенденции. Методика совершенствуется, но принципиально не меняется. По сравнению с предыдущими исследованиями самое значительное отличие — появление дополнительных разделов, посвященных географии деятельности компаний и планируемой ими территориальной экспансии.

В России много городов

Появление новых разделов оправдало себя, поскольку для роста экспорта компаний, находящихся в крупнейших российских городах (Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Новосибирске), имеются явные ограничители. Наличие последних уже отражается на динамике экспортной выручки.

По итогам 2005 года экспорт программных продуктов российских компаний составил 972 млн. долл. Скорее всего, методика его измерения позволяет получать немного заниженные данные (на 10-15%). Поэтому округление до 1 млрд. долл. будет вполне уместным.

Если в точности измерения объема экспорта могут быть сомнения, то о его относительном изменении можно судить достаточно уверенно. Выявленное замедление темпов роста очевидно и не может быть вызвано имеющейся погрешностью.

В 2005 году объем экспорта ПО увеличился на 28%, годом ранее этот показатель был равен 39%, а в 2003 году превышал 50%. Замедление вызвано прежде всего обострением ситуации на рынке труда в крупнейших российских городах. Так, например, ситуация с обеспеченностью кадрами в двух столицах, доля которых в общем экспорте превышает 60%, заметно ухудшилась именно в последние два года.

Впервые за последние три года некоторые респонденты показали уменьшение своего объема экспорта. Тем не менее они и большинство других компаний уверены, что будут расти в ближайшие два года. Если оценивать их ожидания, то в 2007 году экспорт ПО превысит 1,7 млрд. долл.

Самых высоких темпов роста надеются достичь небольшие компании, но наибольший прирост в абсолютных величинах обеспечат, скорее всего, крупнейшие разработчики. Однако к таким прогнозам необходимо относиться осторожно, поскольку оптимизм респондентов может быть не совсем обоснован. Дело в том, что в ближайшие два года проблема обеспеченности кадрами вряд ли потеряет остроту.

В настоящее время средняя заработная плата программистов в Москве, Петербурге и Нижнем Новгороде выравнялась и составляет около 1 тыс. долл. в месяц. Чуть ниже она в Новосибирске (около 750 долл.), а в большинстве остальных российских городов не превышает 500-600 долл. Следовательно, есть резервы в регионах, и некоторые компании уже начали их использовать. Они открывают свои региональные филиалы или передают часть работ, если не возражает заказчик, партнерам в тех городах, в которых существенно ниже уровень заработной платы. Крупнейшие компании (прежде всего петербургские и московские) планируют создавать и расширять сеть своих филиалов не только в России, но также на Украине, в Белоруссии и Казахстане.

Большая часть мира не охвачена

Еще один резерв в наращивании экспорта российских софтверных компаний — это расширение географии сбыта своих услуг и продуктов. Пока большую часть экспортных доходов приносят заказчики и покупатели тех стран, которые имеют тесные связи с Россией. Основными рынками для российских компаний являются США, Германия, Скандинавия.

Структура экспорта во многом не соответствует географическому распределению спроса на программное обеспечение на мировом рынке. Недостаточно освоенными являются рынки большинства европейских стран (в том числе самые крупные), Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Австралии, Южной Америки и Африки, в которой также есть богатые государства. Для того чтобы на них выйти, нужно прилагать особые усилия и иметь особое терпение.

Однако пока есть возможности для роста на тех рынках, которые уже хорошо известны. Для выхода на неизведанные территории стимулов немного, несмотря на то что некоторые компании и предпринимают попытки закрепиться, например в Японии и Южной Корее.

Кроме того, освоение новых рынков не имеет смысла при наличии такого ограничителя роста, как нехватка кадров. Российский экспорт ПО пока обусловлен имеющимся количеством квалифицированных программистов. Оборот большинства экспортеров растет почти в такой же пропорции, как и численность персонала. Без резкого увеличения количества разработчиков невозможно резкое увеличение доходов. Эта зависимость объясняется тем, что большая часть экспортной выручки российских софтверных компаний приходится на услуги по разработке ПО. То есть фактически осуществляется продажа или перепродажа труда специалистов по разработке программного обеспечения, а не готовых решений.

Перепродажа, а не продажа

Доля услуг в общем объеме экспорта составляет 82%. В 2005 году она сократилась, но совсем незначительно — на 1%. Доходы от продажи готовых решений и продуктов в структуре экспорта также по-прежнему относительно невелики — 18% всего экспорта, предпочтительнее и логичнее было бы иметь обратные пропорции. И все-таки мировой рынок готовых решений гораздо больше мирового рынка услуг по разработке ПО.

В прошлом году значительно возросла доля международных центров разработки — с 18 до 21%. В краткосрочной перспективе это является положительным явлением. Ведущие зарубежные компании привносят с собой в Россию самые современные технологии разработки ПО и методы организации труда программистов. К тому же большинство этих компаний принимают активное участие в подготовке кадров.

Однако в более отдаленной перспективе расширение международных центров, скорее всего, будет задерживать не только рост экспорта, но и внедрение информационных технологий на российских предприятиях. Эти центры будут в большей степени оттягивать на себя кадровые ресурсы, чем что-то давать российской экономике в целом и индустрии разработки программного обеспечения на экспорт в частности. Следовательно, не будет хватать грамотных специалистов для внедрения и разработки готовых решений.

Именно продуктовая модель позволяет увеличивать объем экспорта в несколько раз без значительного расширения штата сотрудников. Многие российские компании рассчитывают выйти со своими программными продуктами на зарубежные рынки.

Одни, согласно проведенному исследованию, слишком маленькие и к тому же не находятся в крупнейших городах России. Им сложнее рассчитывать на получение заказов на разработку программного обеспечения, потому что зарубежные заказчики предпочитают работать с крупными компаниями, которые расположены в Петербурге или в Москве. Такие фирмы надеются на продвижение своих готовых решений за рубежом через Internet. Как правило, они создают не очень сложные решения, которые не требуют технической поддержки.

Другие — успешно конкурируют с ведущими зарубежными разработчиками информационных систем на внутреннем рынке и вполне обоснованно надеются на успех за рубежом, хотя и понимают всю сложность продвижения своих разработок в среде, которая им совершенно незнакома.

Очевидно, что западного массового покупателя будет сложно убедить в том, российские программные продукты по соотношению цена/качество лучше аналогов, созданных известными компаниями. И все же пути для того, чтобы прорваться на зарубежные рынки, имеются.

Некоторые исключительно аутсорсинговые компании также не прочь быстро разбогатеть на продаже программных продуктов. Однако для этого требуются совсем другие методы продвижения и знания о рынке. Поэтому поставщики услуг по разработке программного обеспечения даже не знают, с чего начать переориентацию на продуктовую модель. Да и серьезных стимулов для этого у них нет, поскольку бизнес аутсорсинговых компаний все же растет достаточно быстро.

Самое щедрое государство

В подобной ситуации государство стремится поддержать не разработчиков готовых решений, а в большей степени аутсорсинговые компании, имеющие существенные ограничители роста, а также международные центры разработки, которые и так не бедствуют, получая к тому же большие выгоды от использования относительно дешевого труда российских программистов. В ИТ-парки, которые предполагается построить частично за счет государственного бюджета, зазываются в первую очередь известные зарубежные компании. На упрощенную систему налогообложения, которая, скорее всего, будет утверждена Госдумой, смогут претендовать в основном аусорсинговые компании.

Да и деятельность ассоциации «Руссофт» в большей степени ориентирована на продвижение услуг по разработке программного обеспечения, а не готовых решений. Вероятно, этому объединению пора перестраиваться и больше внимания уделять продуктовой модели. Однако активность должна быть и со стороны разработчиков готовых решений.

Несмотря на нерешенность многих давно известных проблем, некоторые улучшения во внешней для респондентов среде все же происходят. Это касается даже государственной поддержки.

45% респондентов считают, что государственная поддержка в сфере ИТ за последние три года не улучшилась. Однако этот высокий процент не должен вводить в заблуждение. Все-таки 24% заметили улучшение, а 31% — это те, кто затрудняется ответить (то есть они не выбрали «нет»). Эти результаты свидетельствуют о том, что господдержка все-таки стала ощущаться, но не всеми. Иными словами, если раньше была оценка «очень плохо», то сейчас просто «плохо». Уже прогресс.

В области государственной политики позитивные изменения лучше видят самые крупные компании, а хуже — самые маленькие. В зависимости от месторасположения ответы «да» относительно улучшения господдержки давались чаще в Москве и Петербурге (28 и 33% соответственно). Это можно объяснить тем, что компании в двух столицах имеют лучший контакт с федеральными органами.

Проблема прохождения сертификации уже не стоит так остро, как два года назад. Большинство крупных компаний какой-то сертификат уже имеет (чаще всего ISO). Система управления качеством соответствует отраслевому стандарту CMMI только у нескольких компаний. Однако есть основания рассчитывать на то, что в ближайшие два-три года последних станет намного больше.

Таким образом, если Россию рассматривать только в качестве одного из ведущих поставщиков услуг, то выявленные благодаря проведенному исследованию тенденции могут вполне устраивать. При постановке более амбициозных задач (например, вхождение в десятку лидеров по экспорту услуг и готовых решений) есть основания для серьезного беспокойства. 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями