Рынок офшорного программирования глазами аналитиков

Деловую часть ежегодной конференции Russian Software Outsourcing Summit, прошедшей в начале лета в Москве, открыл пленарный доклад ведущего аналитика компании Forrester Research Паскаля Мацке. Позже к обсуждению места России на мировом рынке офшорного программирования и ИТ-услуг подключились представители компаний Deloitte и Datamonitor, которые в итоге сошлись во мнении, что у России есть все предпосылки для того, чтобы существенно укрепить позиции в данной сфере, нужно только внимательно изучить свои недостатки.

Судя по объемам экспорта в 2005 году, пересечение планки в 1 млрд. долл. — лишь первый шаг к тому, чтобы стать одним из ключевых игроков рынка. Индия с ее двухмиллиардным экспортом — это одновременно и пример того, как можно развить софтверную отрасль, и цель, которой, возможно, никогда не удастся достичь.

Идеальных нет

В своем выступлении Мацке провел сравнительный анализ стран, с которыми конкурирует Россия. Так, Индия, пройдя стадию неимоверно быстрого роста, столкнулась с проблемой роста зарплат и текучести кадров. В результате стоимость услуг за последние полтора года выросла на 15-18%. Это объясняется нехваткой опытных сотрудников, способных занимать высокие должности. По словам аналитика, один из его клиентов был вынужден в течение трех лет общаться с пятью разными проектными менеджерами. Люди переходят из компании в компанию очень часто, и каждый раз получают от нового работодателя существенную прибавку к жалованию. Кроме того, несмотря на высокую технологичность самого Бангалора и других крупных городов, общий уровень развития инфраструктуры государства остается крайне низким. Масла в огонь подливают непрекращающиеся национальные и религиозные конфликты, например с Пакистаном, а это отпугивает часть компаний, которые считают недопустимыми подобные риски при взаимодействии со своими поставщиками.

Все больший интерес у инвесторов и заказчиков программного обеспечения вызывает Китай. Несмотря на его очевидные успехи, аналитик отметил, что китайская офшорная индустрия сильно фрагментирована, а компании по своим размерам меньше российских. Кроме того, у правительства все еще нет четкой стратегии экспортного развития, а защита интеллектуальной собственности недостаточна. Большинство инвестиций, которые приходят в страну, предназначены для того, чтобы закрепиться на ее внутреннем рынке.

Наконец, страны Восточной Европы. С одной стороны, именно они в силу культурных, а также географических особенностей наиболее близки западноевропейским заказчикам аутсорсинга. Но из-за интеграционных процессов фактор невысокой стоимости труда в этих странах постепенно будет сходить на нет.

Вместе с тем Мацке отметил хорошую динамику развития российских компаний наряду с привлекательностью страны для иностранных инвесторов. «Такие восточноевропейские страны, как Румыния, Венгрия и Польша, не могут получить иностранное финансирование, в то время как российские компании его уже получают и с каждым днем привлекают все больше и больше средств».

Второй фактор, который может сыграть на руку нашей стране, — это отличное техническое образование, получающее все большее признание в мире. Однако бизнес-образование в стране очень слабо развито, по мнению аналитика. Он предложил обратить особое внимание на маркетинг: «Люди покупают у людей, а компании покупают у компаний, но не у стран. Поэтому столь важны индивидуальное продвижение компаний, работа по выстраиванию собственного брэнда и выделению его на фоне остальных».

Куда пойдут клиенты

Основными потребителями услуг офшорного программирования являются западные компании, которые можно поделить на две группы. В первую, англо-саксонскую, войдут США и Великобритания, а во вторую — остальная Европа. Англо-саксонская корпоративная культура, как говорит аналитик, приемлет и поощряет аутсорсинг. Поэтому американские и британские компании им активно пользуются. В континентальной Европе это направление тоже развивается, но куда медленнее. Так, например, во Франции это остается серьезной политической проблемой. А в Германии ситуация улучшается, и некоторые крупные клиенты уже пользуются услугами иностранных компаний. Точкой роста также становятся страны Бенилюкса.

Принципы потребления аутсорсинговых услуг постепенно меняются. Долгое время клиенты заказывали у иностранных компаний разработку специализированных приложений, обслуживание установленных программ и техническую поддержку пользователей. Однако теперь сформировался значительный спрос на разработку тиражируемого программного обеспечения, консалтинг и удаленное управление инфраструктурой.

Компании не желают связываться с единым поставщиком, чтобы не впадать в зависимость от него, и предпочитают пользоваться услугами двух-трех стратегических партнеров, а также время от времени — других более мелких компаний, работающих в определенной нише. Это, считает Мацке, даст возможность небольшим компаниям из России вести борьбу за клиентов.

Российские компании, полагает он, должны сконцентрироваться на углублении своих знаний в конкретных областях, а не пытаться работать над любыми предлагаемыми проектами. Только крупнейшие индийские корпорации могут себе позволить предоставлять полный спектр услуг, от создания инфраструктуры и разработки приложений до аутсорсинга бизнес-процессов и консалтинга. У небольших фирм лишь один путь — сконцентрироваться на том, что они умеют делать лучше всего.

Кроме того, российские компании, чтобы быть заметными, должны входить в экосистемы, созданные крупнейшими разработчиками платформенного программного обеспечения, такими как IBM, Microsoft, Oracle, SAP, чего пока в массовом порядке не происходит, но что усиливает эффект присутствия компании на рынке и позволяет подчеркнуть наличие у нее каких-либо уникальных возможностей.


Почетное третье

Сравнивая показатели России и Индии, можно заметить, что по объему экспорта наша страна значительно отстает, но если говорить о Китае и учитывать его миллиардное население, легко понять: в сфере аутсорсинга он ушел от нас не так далеко.


Аналитики о России

Паскаль Мацке, старший аналитик Forrester Research: «Небольшие компании должны быть специализированными. Я посмотрел описания российских компаний и заметил следущее. В компании работает максимум 150 человек, а в описании дан двухстраничный список вещей, которые, как утверждает ее руководство, они делают хорошо. При этом охватывается множество технологических платформ и по меньшей мере пять вертикальных индустрий. Я в такие возможности не верю, а ведь в данном случае специализация — это вопрос доверия. Лучшей стратегией было бы занять конкретную нишу и направить усилия на то, чтобы удержаться в ней через положительные отзывы от заказчиков и реальные инновации».

Йири Полак, партнер Deloitte: «Для того чтобы Россия могла успешно экспортировать ПО, необходимо параллельно экспортировать что-то еще. Некоторые считают, что предметом экспорта может быть только нефть или только программное обеспечение, но это не так. В стране существует много возможностей для разработки новых инженерных продуктов и их продажи на мировом рынке. Эти продукты могут быть созданы как развитыми компаниями, так и начинающими».

Питер Райан, аналитик Datamonitor: «Относительно других стран российский ИТ-сектор сейчас еще достаточно молод. Поэтому в стране так мало структур, которые могут заниматься аутсорсингом. Это ведет к увеличению затрат компаний. Я думаю, что постепенно, в течение трех—пяти лет, Россия переместится из группы стран с низкими издержками в среднюю категорию. Этот прогноз основан на сегодняшних данных, однако ситуация может измениться очень быстро».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями