Отечественным Inter?net-компаниям пока хватает сил соперничать с западными

Начало 2006 года ознаменовалось сообщением об открытии в России представительства Google. А недавно Google объявила о планах создать в России и исследовательский центр, который будет разрабатывать сервисы как для российских, так и для иностранных пользователей. В середине апреля о начале работы в России подразделения MSN объявила корпорация Microsoft. Эти события могут существенно изменить расстановку сил в российском сегменте Сети.

Выстоят ли наши компании перед натиском именитых иностранцев? Своим мнением об этом и об особенностях Рунета во время конференции «Интернет и бизнес» поделился глава компании «Яндекс» Аркадий Волож.

Западные Internet-компании, например Lycos, уже пытались работать в России. Но то, что происходит сейчас, — приход Microsoft и Google — выглядит гораздо серьезнее. Пугает ли вас появление новых конкурентов?

Чтобы всерьез играть на нашем рынке, нужны немалые силы. На сегодня Google в России — это представительство из трех человек, набирающее продавцов и бухгалтеров. Их центр разработок создан на базе компании Dulance, у которой десяток сотрудников, обещано, что их будет около ста.

А вообще, конечно, нас это пугает. В 2000-м году в Google сделали русскоязычный интерфейс и заняли пять процентов российского рынка поиска. Сейчас они выросли с пяти до шести процентов — и это очень хороший показатель. Да, появляются новые игроки, и за каждым из них мы будем следить — и за Google, и за Yahoo.

В одном из своих интервью вы сказали, что не знаете, как шутят на Филиппинах, поэтому у «Яндекса» нет стратегии международной экспансии. Смогут ли иностранные компании научиться шутить по-русски?

Если вам понравятся их шутки, тогда смогут. Надо в первую очередь смотреть на людей, которые будут представлять компанию, и на то, как быстро будут приниматься решения. В процессе общения вы будете задавать им вопросы, а они станут либо принимать решения сами, либо говорить: «Подождите, мы согласуем с Европой». Может статься так, что Европа будет согласовывать с Нью-Йорком, а Нью-Йорк с Сан-Франциско. А потом решение спустят обратно. Если все будет устроено именно так, то нам их не надо бояться. Но я надеюсь, они достаточно умны, чтобы не повторять традиционных ошибок иностранных компаний в России. Посмотрим.

Возможна ли консолидация местных игроков перед лицом внешней угрозы?

Не знаю. Пока угрозы нет, а у каждой компании — свой бизнес.

Если Google решит серьезно нарастить свой штат программистов, появится ли угроза для российских компаний потерять лучшие кадры?

Аркадий Волож: «Мы живем в одной из стран мира, у которых есть свой Internet»

Самая большая конкуренция сейчас именно в кадровой сфере. Но мы не со вчерашнего дня боремся за кадры. Просто добавится конкуренция еще и с Google. Надо понимать, что она происходит не только между российскими Internet-компаниями, а вообще между всеми ИТ-компаниями, как отечественными, так и зарубежными.

Зарплаты программистов за полтора года выросли в два раза. Поэтому, кстати говоря, я против законов об облегчении налогов для сферы офшорного программирования. Ведь когда это предлагалось пять лет назад, на рынке было 70 тыс. бесхозных программистов. Тогда говорили: «Пусть они поработают на Запад, давайте дадим им льготы». Сейчас же программистов не хватает. Если офшорным программистским компаниям дадут льготы, они повысят зарплаты, привлекут больше людей, которые будут программировать для иностранных компаний. При этом автоматизировать банки и автозаправки или делать Web-приложения здесь будет некому. Индия, у которой нет внутреннего рынка, наверное, должна строить многомиллиардный рынок офшорного программирования. У нас же внутренний спрос скоро на миллиарды будет мериться. Тут бы своих программистских ресурсов хватило.

Насколько велик технологический запас «Яндекса»?

Трудный вопрос. Мы считаем, что велик, а жизнь внесет свои коррективы. Ведь пользователи знают и про Google, и про Yahoo. Но пока у нас 60% всех российских поисковых запросов. В начале года Mail.ru сменила поисковый движок Google на «Яндекс». Казалось бы, если у нас хуже технологии, то люди должны были перестать искать на Mail.ru, но их доля поискового трафика даже немножко выросла.

Что нового, прорывного «Яндекс» предложит в ближайшем году?

Позавчера был представлен новый интерфейс почты, вчера — «Яндекс.Музыка». Еще в понедельник был запущен «Автофокус» — инструмент для рекламодателей, при помощи которого служба контекстной рекламы «Яндекс.Директ» сама подбирает ключевые слова. На этой неделе, наверное, все.

Я имею в виду такие технологии, от которых все ахают и начинают ими пользоваться. Например, что-то вроде Gmail…

Большое спасибо за этот пример. Да, так считают многие в России. Но между «ахать» и «начать пользоваться» есть разница. Вот статистика по почте: сейчас у Yahoo и Hotmail примерно по 250 млн. пользователей, у Google 27 млн., то есть мы имеем дело с соотношением 1:10.

От чего же зависит популярность служб, если не от технологий?

Это самая большая загадка.

Тем не менее, например, Google была первой, кто использовал технологию AJAX в почтовом интерфейсе…

Первой была Oddpost — компания, купленная Yahoo. И новый интерфейс почты Yahoo, который находится в стадии бета-тестирования с осени, базируется именно на их разработке. Oddpost появился по меньшей мере за год до того, как Google купил команду, сделавшую Gmail. Но по какой-то причине Gmail у российских журналистов и, соответственно, у пользователей больше на слуху, чем Yahoo Mail.

Складывается ощущение, что у нас в Рунете есть все. Есть свои социальные сети, сервисы дневников, почта, поиск. А чего нам не хватает?

Мы живем в одной из стран мира, у которых есть свой Internet. Для этого нужно ровно два компонента. Первый — это критическая масса аудитории, говорящая на одном языке. Например, делать Internet-бизнес в Эстонии очень трудно. Большая часть пользователей будет уходить на иностранные сайты. У них соотношение запрашиваемых ресурсов на эстонском и иностранных языках составляет примерно 50:50, у нас между русским и иностранными — 90:10. У нас есть достаточная критическая языковая масса, которая притягивает пользователей на отечественные ресурсы. То же самое можно сказать про Францию и Китай, которые являются самодостаточными с точки зрения языка культурами. Второй компонент — это собственные технологии. И в Китае, и в Корее, и даже в Чехии есть свои поисковики, а у нас их целых два. Франции с технологиями не повезло — там царят MSN и Google.

На этой конференции было принято решение создать отраслевую ассоциацию, что подтолкнуло вас к принятию подобного решения?

За последние два года Internet в России стал серьезной бизнес-средой, цивилизованным рынком, игроки которого научились взаимодействовать друг с другом. Мы приглашаем всех, чья профессиональная деятельность связана с Рунетом. Размер компаний, время и место их основания совсем не важны.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями