В Sun сочли, что UltraSPARC T1 слишком хорош, чтобы дер?жать его «взаперти»

Идея международного турне возникла у руководства Sun Microsystems в тот момент, когда стало понятно, что партнеры, коллеги и общественность перестали ориентироваться в многообразии событий в жизни. Началу серии мероприятий «100 дорог» предшествовал год активной деятельности по созданию новых технологий, а также ряд поглощений Sun других компаний. За это время появился Solaris 10, новые платформы на базе процессора Opteron, компьютеры на процессоре T1 (ранее известном под кодовым названием Niagara); корпорация приобрела компании SeeBeyond, WaveSet, StorageTek.

В турне, стартовавшем в декабре 2005 года, приняли участие четыре десятка вице-президентов компании. Мероприятия проходят в Южной Америке, Африке, Европе и практически в каждом крупном городе Соединенных Штатов, где работают заказчики Sun. В СНГ подобные конференции прошли в трех городах — Киеве, Санкт-Петербурге и Минске. В Москве презентация аналогичных продуктов прошла в начале декабря в рамках визита в Россию Марка Тремблея, вице-президента Sun Microsystems и главного архитектора отдела масштабируемых систем. Минск посетил Фред Кохоут, который провел самое первое мероприятие — в Барселоне. После чего Кохоут посетил с докладом Мадрид, Санкт-Петербург, Афины и Стамбул.

Одной из основных тем мероприятия в Минске был проект OpenSPARC, в рамках которого 21 марта Sun открыла коды процессора UltraSPARC T1 (ранее известного как Niagara), включая исходные тексты соответствующих программных средств, используемых для тестирования и проектирования архитектуры SPARC. Кохоут прокомментировал для Computerworld Россия инициативы компании.

Sun давно декларировала принцип свободы своего программного обеспечения и безвозмездности его использования. Почему вы решили пойти дальше и сделать открытыми коды своего процессора? Почему был выбран именно UltraSPARC T1?

Да, действительно, в рамках проекта OpenSPARC мы передали в руки сообщества всю документацию по UltraSPARC T1. Это совершенно новый процессор от Sun — революционная для рынка модель. Он уникальный, это первый процессор такого типа во всем мире. Внешне то, что вы можете подержать в руках, представляет собой небольшой квадрат размером 5х5 см. Но внутри него восемь процессорных ядер, и каждое из них может обрабатывать четыре потока; он один работает как 32 процессора.

Фред Кохоут: «Sun видит свою миссию в создании новых технологий»

При этом его энергопотребление не превышает мощности обычной электрической лампочки — 72 Вт. Если взять более традиционные процессоры, то устройство аналогичного размера могло бы потреблять 160 Вт. А если учесть, что здесь их 32, можно подсчитать, сколько энергии будет потреблять такая машина. UltraSPARC T1 — самый экологичный процессор из когда-либо созданных.

Кроме того, это первый в мире процессор, разработанный специально для Internet. Использование процессоров общего назначения сегодня все чаще становится неэффективным — в Сети происходит очень много «легких» транзакций. И пять лет назад наши инженеры поняли, что если мы не создадим новый процессор, то в скором времени крупные компании просто не смогут позволить себе увеличивать мощность своих вычислительных центров по той простой причине, что им не хватит ни места, ни электроэнергии.

У Sun Microsystems есть два семейства процессоров: UltraSPARC 4+, чья архитектура более традиционна, и UltraSPARC T1. И именно документацию последнего мы предоставляем в Open Source, принимая во внимание революционность его идеи.

Что OpenSPARC дает разработчикам и конечным пользователям?

Разработчикам OpenSPARC дает новую платформу. Мы считаем, что существует огромное количество еще не написанных приложений совершенно новых видов, которые бы использовали преимущества многопоточной архитектуры наших процессоров.

А выгода для конечных пользователей будет состоять в том, что они получат более качественные услуги обслуживания, связанные с образом жизни, ориентирующимся на Internet.

А почему бы — как это обычно делается, — реализовав новаторскую идею и продемонстрировав миру ее эффективность, не начать делать на ней деньги?

Sun видит свою миссию в создании новых технологий, которые позволят другим компаниям реализовать свои инновационные идеи. И поэтому мы решили поступить с T1 точно так же, как сделали в свое время с Java, — подарить его миру, позволить реализовывать на ее основе революционные бизнес-идеи. Потому что это разработка слишком хороша, чтобы держать ее закрытой.

Мы занимаемся созданием ком?пьютеров. Но мы знаем, что люди в других странах могут создавать иные системы. Например, кто-то может взять проектную документацию по этому процессору и сделать его более компактным; а возможно, он разработает процессор для приставки к кабельному телевидению или КПК. Теперь каждый может создавать производные продукты или переносить собственное ПО на архитектуру SPARC совершенно бесплатно.

Кроме компактности и низкой энергозатратности, есть еще одна важная характеристика процессора — его эффективность. Как с ней обстоит дело у UltraSPARC T1?

В нашей отрасли появление нового процессора, оказывающегося на 20-30% лучше предшественников, — это значительный успех. А теперь сравните: UltraSPARC T1, и это подтверждено опытом заказчиков, оказывается в пять—десять раз эффективнее конкурирующих традиционных моделей.

Движение Open Source хорошо знакомо по сфере разработки программного обеспечения. Но о примерах реализации чего-либо подобного в области «железа» до OpenSPARC говорить не приходилось. Что в вашем понимании Open Source по отношению к аппаратному обеспечению?

Это абсолютно новаторский шаг. И хочу заявить вам с полной откровенностью: мы не знаем наверняка, каков будет результат. Как мы и не знали в случае с Java.

Но мы абсолютно уверены, что из-за революционных инноваций, реализованных в этом процессоре, появятся люди, которые будут его использовать.

Внутри компании перед анонсом OpenSPARC велись дискуссии по поводу того, как его лицензировать — использовать ли лицензию CDDL, GPL или какую-то другую, ведь прецедентов такого лицензирования раньше не было. И в итоге решили — выберем GPL, откроем все.

Мы сами пока не знаем, каковы будут результаты. Когда речь идет о конструкторской работе в области оборудования, аппаратных средств, понятно, что на такие проекты требуется несколько лет. И, соответственно, скорость обмена — получения исходных данных и предоставления результата — здесь совсем другая в сравнении с тем, что происходит в мире программного обеспечения. Поэтому в случае с «аппаратным» Open Source речь будет идти о гораздо более длительном цикле разработки, формирования сообщества и взаимодействия с ним. Это тоже своеобразный эксперимент, на который пошли в Sun.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями