Глава представительства Boeing знает, что нужно россиийскому ИТ-бизнесу от зарубежных заказчиков

Своими соображениями насчет того, как России занять достойное место в мировом ИТ-бизнесе, поделился руководитель представительства Boeing в СНГ Сергей Кравченко. Выступая перед студентами Высшей школы экономики, он на примере своей компании рассказал, что для развития отечественной ИТ-отрасли необходима ее поддержка не только со стороны государства, но и от крупнейших предприятий — причем как российских, так и зарубежных.

По мнению Кравченко, сегодня существуют три основные модели использования потенциала российских ИТ-специалистов крупными международными корпорациями. Например, Microsoft, одна из первых по достоинству оценившая отечественных программистов, избрала наиболее простой пусть сотрудничества с ними, предложив выгодные условия работы в головном офисе в США. Естественно, для России такая «утечка мозгов» ни полезной, ни престижной не является.

Другой американский гигант — корпорация Intel придерживается иной тактики — создания центров разработки в крупных российских городах (Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и др.). Таким образом, многие талантливые ИТ-специалисты получили интересную и перспективную работу, не уезжая из своей страны, однако, по словам Кравченко, государству от этого выгоды немного — ведь все продукты их труда использует в своих интересах исключительно Intel.

Есть еще и третья модель — именно ее и применяет в России и странах СНГ компания Boeing. Суть ее в том, что предприятие поддерживает местные ИТ-компании (в том числе и небольшие), не покупая их и не забирая на Запад самых талантливых специалистов, а заключая с ними крупные контракты на разработку каких-либо продуктов или оказание услуг. Именно такие контракты, а не инвестиции, по мнению Кравченко, являются единственным действительно взаимовыгодным вариантом сотрудничества между крупным бизнесом и ИТ-отраслью.

«Совместная работа с Boeing приносит российским ИТ-компаниям не только ощутимую финансовую выгоду, но и позволяет им накопить уникальный опыт и компетенции, что в дальнейшем сможет надежно обеспечить им достойное место в бизнесе», — считает глава российского Boeing. По его словам, на таком подходе основывается многолетнее сотрудничество между Boeing и российскими инженерами и учеными, причем не только в области ИТ. Так, около трети всей проектной работы компании выполняется в нашей стране — в том числе и при создании новых самолетов. Например, в программе создания новейшего пассажирского авиалайнера Boeing 787 участвует около 200 российских инженеров. Всего же в проектах научно-технического центра компании в Москве задействовано свыше 600 российских специалистов в области гражданской авиации, информационных технологий и космических исследований.

Как раз такие направления — инжиниринг, разработка и другие, требующие высококлассных специалистов, по мнению Кравченко, позволят России стать одним из мировых лидеров в области ИТ и наконец-то перейти от пресловутой сырьевой экономики к высокотехнологичной.

«Миру больше не нужны центры обработки вызовов и другие аналогичные услуги, за счет которых ведущими игроками в области ИТ-экспорта сегодня являются такие страны, как Индия, располагающая большим количеством недорогих, но ответственных и говорящих по-английски специалистов», — считает Кравченко.

По его словам, главным конкурентным преимуществом России является уникальная научная и инженерная школа, имеющая многолетнюю историю — и именно она может увеличить объем российского ИТ-экспорта с сегодняшних 0,5‑1 млрд. долл. до «индийских» 13 млрд. и выше.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями